Несчастье произошло в здании Карагандинского медицинского университета. Олег Тропынин приехал в медицинское учреждение со своим начальником американцем Генри Радзиковским. Радзиковский вёл переговоры с проректором учреждения по поводу установки интернета в общежитиях университета.

"Проректор предложил пойти посмотреть их оборудование. Нас повели к техническому лифту. Когда Генри увидел его, спросил: "А этот лифт нас выдержит? На нём можно ездить, - вспоминает Олег Тропынин. - Проректор ответил, что можно и что его сотрудники часто им пользуются. Я шёл последним. И только я ступил в лифт, как он начал падать. Я ещё не успел убрать свою руку, её едва не оторвало. Она сломалась, перекинулась на крышу лифта и протащилась до первого этажа".

На грохот к месту падения лифта стали сбегаться люди. Вызвали "скорую". Пострадавшие тем временем просили помощи.

"Помощь мне так и не оказали. Сказали, что у них в медицинском университет нет ни обезболивающего, ни аптечки. У них нечем даже было перевязать мне руку, - возмущается карагандинец. - В итоге Генри снял свой галстук и перевязал им мою руку. А этот галстук был какой-то особо памятный. Ему его выдали в Массачусетском университете, после его окончания".

Американец тоже получил серьёзные травмы. Он сломал пяточные кости и получил компрессионный перелом позвоночника. Генри Родзиковского вместе с Олегом Тропыниным на "скорой" доставили в Областной центр травматологии и ортопедии имени Макажанова. Американец пролежал на вытяжке 10 дней, затем его увезли оперировать в Астану.

В течение восьми последующих месяцев Олег Тропынин перенёс три операции на руке. Врачи едва смогли спасти ему конечность, даже была вероятность того, что её ампутируют.

"Я когда очнулся после первой операции, увидел, что у меня на руке стоит страйкер. Это такая длинная планка со вставленными в руку спицами. И ещё установлены две спицы. Они проходили через кость в мыщелок, место, где крепятся сухожилия. Оказывается, у меня мыщелок вырвало", - вспоминает Олег.

Через три недели после первой операции Тропынину поставили аппарат Илизарова. С ним он ходил ещё 6 месяцев. После того, как фиксирующий кости аппарат сняли, Тропынину прооперировали область мыщелка. И тогда к пальцам на руках вернулась подвижность. Но Олег остался инвалидом второй группы. Он решил подать в суд и на работодателя и на университет.

"Когда оформил инвалидность, я узнал, что должен был быть застрахован работодателем и мне положена компенсация. Но выяснилось, что моя страховка истекла за месяц до падения лифта, а новую они не оформили. Я подал на них в суд", - рассказывает мужчина.

Тропынин потребовал, чтобы суд взыскал с работодателя почти 3 миллиона тенге материального ущерба, 5 миллионов тенге морального вреда солидарно с работодателя и Карагандинского университета. Помимо этого он хотел, чтобы ему возместили 100 тысяч тенге, потраченные на лекарства, и 200 тысяч тенге за услуги адвоката.
Суд первой инстанции оставил сумму материального ущерба прежней. А вот сумму морального вреда снизил с 5 миллионов до 300 тысяч. Работодатель должен был выплатить Тропынину 100 тысяч тенге, а университет 200 тысяч. Олег Тропынин решением суда остался доволен. Однако другие стороны решили оспорить вердикт.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter