Садуохас Мералиев

Садуохас Мералиев / Facebook\@Atameken Business Channel

В эфире телеканала abctv главный директор по переработке и промышленным услугам компании KMG International Садуохас Мералиев рассказал, почему в Казахстане возникают топливные кризисы.

По мнению эксперта, это не только обязательная ежегодная остановка заводов на проведение капитального ремонта, которая в 2017 году неудачно совпала с повышением стоимости бензина в России.

"Многие могут сказать, что кризис происходит каждый год. НПЗ, согласно установленным правилам, раз в году останавливаются на капитальный ремонт. В этом году ситуация усугубилась тем, что Атырауский НПЗ выходит из модернизации, и капремонт этого года был очень длительный. Потому что старая и новая части завода связываются между собой. Есть такие работы, которые нельзя делать без остановки производства. Плюс подскок цены на ГСМ в России – всё это привело к такой ситуации. Попали в цейтнот. Проблема насыщения рынка Казахстана вообще не такая большая. У нас не так много потребителей нефтепродуктов", – отметил Садуохас Мералиев.

По его словам, ключевые проблемы в отрасли в Казахстане создают существующие административные рычаги и нынешнее регулирование цен государством. Мералиев пояснил, что сегодня страна не ориентируется на стоимость нефти в мире. Заводы покупают продукцию у нефтедобывающих компаний по заметно низшей цене, что, естественно, не устраивает продавцов.

"В Казахстане ценообразование происходит так: заводы покупают нефть административным методом из внутренних источников по ценам намного ниже мировых. Есть мировая практика, когда цены котируются на рынке, в нашем регионе – это Urals, который привязан к Brent. Brent публикуется каждый день по телевидению, Urals имеет небольшой дисконт от бренда. Нефтяники считают свой доход по чистому нетбэку (netback – цена нефти на мировом рынке минус стоимость транспортировки до мирового рынка, плюс затраты на перевозку до завода. – Авт). Если бы у нас была ситуация, когда заводы бы получали нефть по такой формуле, тогда все нефтяные производители не старались сбегать за рубеж, а стояли бы в очереди у НПЗ. Отсюда же выскакивают и такие цены на нефтепродукты. Должна быть мировая картина. Сегодня же нефтекомпании вынуждают идти на НПЗ чисто административным методом. Какой экономист или производственник, или бизнесмен согласится идти туда, где меньше платят?" – задался вопросом спикер в прямом эфире.

Садуохас Мералиев уверен, что нынешнее сдерживание цен как раз и приводит к периодически возникающему дефициту. Он отметил, что ситуация рано или поздно изменится в худшую сторону, и может случиться, что страна столкнётся с острой нехваткой нефтепродуктов.

"Сегодня в Казахстане нефть группируется на западе, севере и в Тургайской впадине. Павлодарский НПЗ получает нефть из России. Актюбинское месторождение или Тургайские месторождение – это активно падающие месторождения. У нас три группы месторождений растут: Тенгиз, морские месторождения, Карачаганак. Но они работают по совершенно другим правилам. Если говорить о будущем Казахстана, у нас растущая нефтедобывающая страна, но остальные основные игроки не подчиняются административным методам. И рано или поздно нефти не будет хватать. Мы к этому придём", – заметил эксперт.

Садуохас Мералиев считает, что Атырауский НПЗ уже может претендовать на звание одного из передовых производств мира, в том числе и по качеству производимой продукции. Шымкентский и Павлодарский НПЗ также должны догонять передовое производство. Однако ни один из отечественных заводов не работает сегодня по стандарту евро-5, который стал обязательным требованием Евросоюза.

"Евросоюз, например, ещё предполагает использование кислородосодержащих добавок, которых у нас сегодня нет. Подразумевает ещё и добавление биотоплива, что убыточно для НПЗ. Здесь всё зависит от государства – как будут решаться вопросы применения стандартов ЕврАзЭС. Нужно нам это или нет? Требования растут, и к ним надо идти", – считает Мералиев.

Садуохас Мералиев работает в нефтегазовой отрасли более 30 лет. Работал на Атырауском и Павлодарском НПЗ, Министерстве нефтегазовой промышленности, в компаниях "Шеврон Мунайгаз", "Тенгизшевройл", "Казахойл" и "Казмунайгаз". Последнее десятилетие Мералиев возглавлял Rompetrol Group и Kazakhstan Petrochemical Industries. В настоящий момент Садуахас Мералиев является главным директором по переработке и промышленным услугам компании KMG International.

Уже в первом квартале 2017 года Казахстан достиг минимума по экспорту нефтепродуктов за последние шесть лет. Нефтедобывающие компании страны экспортировали порядка 15,9 млн тонн сырой нефти, что на 2% меньше уровня годом ранее.

В 2017 году наиболее крупным покупателем казахстанской нефти по-прежнему остаётся Италия – она принесла порядка 34,8% дохода от продажи нефти (545 млн долларов). Также существенно выросла выручка Казахстана от экспорта нефти во Францию – на 497 млн долларов, а также в Нидерланды – на 203 млн долларов.

Спрос на казахстанское сырьё резко упал со стороны Японии – сумма выручки сократилась на 102,5 млн долларов по сравнению с январем-мартом 2016 года; Китая – на 91 млн долларов и Испании – на 79,5 млн долларов.

После завершения модернизации трёх отечественных НПЗ в 2018 году зависимость Казахстана от России, по данным Министерства энергетики, должна сойти на нет, и тогда цены на топливо в нашей стране стабилизируются. Правда, ненадолго. В 2025 году по условиям договора стран-участниц ЕАЭС стоимость нефтепродуктов внутри экономического объединения должна сравняться. Впрочем, зависимость может вернуться и раньше: к примеру, если официальные прогнозы не сбудутся, что уже было не раз в подобных случаях, то дефицит возобновится досрочно.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter