- Инна Юрьевна, для начала объясните, чем отличается туроператор от турагента. Как в этом разобраться человеку, который далек от сферы туризма и просто собирается в отпуск?

- Развитие туристического бизнеса строится на 2 самых важных элементах. Первый – формирование туристического продукта, которое требует определенных знаний, навыков и затрат. Это задача туроператора. Второй – реализация созданного турпродукта, которой должен заниматься турагент. Проще говоря, если в турфирме открыта дверь, и вас встречают и обслуживают, значит, это турагентство. Если же речь идет о туроператоре, у него должны быть закрыты двери для клиентов, он должен работать  только с юридическими лицами – турагентами. То есть, по аналогии с любым бизнесом – один производит, другой реализует.

Везде, во всем мире, есть это четкое деление, и с него начинается порядок на рынке туристического бизнеса. Но у нас в законодательстве длительное время была норма, которая позволяла одному и тому же юридическому лицу одновременно и производить, и продвигать, и реализовывать турпродукт. То есть закон вроде бы и разделял турагентов и туроператоров, но при этом было сказано, что туроператор формирует турпродукт и реализует его юридическим и физическим лицам. И вот эта фраза «и физическим лицам» означала, что они фактически могут сами продавать туры, то есть берут на себя функции турагента. И они начали активно этим заниматься. У турагентов не осталось другого варианта, как взять на себя функции туроператора и начать формирование своих туров под свою собственную ответственность.

Всё это породило неразбериху, а в результате привело к значительному сокращению налоговых платежей государству, потому что при реализации туруслуг физическому лицу не вставляется счет-фактура, нет уплаты НДС, в том числе с комиссионного вознаграждения, которое турагент должен платить туроператору. Плюс к этому мы получили множество финансовых скандалов в сфере туристического бизнеса.

- Вы о нашумевшей истории с «Гульнар Тур»?

– И «Гульнар Тур», и некоторые другие компании тогда «прославились». 

Туристические «пирамиды»

- Почему туризм вдруг стал строиться по принципу пирамиды? 

- Как раз потому, что на рынке появилось много новых туроператоров. Дело в том, что, когда фирма берется за большие объемы, у нее временно появляется избыточная масса денег. То есть, к примеру, с 1 января она начинает раннее бронирование. Открывает продажи, а платить ей надо 1 июля. И у неё на руках собираются огромные средства. Она открывает другое направление, но там уже работает другая компания, у которой цена, допустим, 250 долларов. Эта сумма просчитана, это средневзвешенная цена, которая позволяла вести успешный бизнес. Как новичку зайти на рынок? Он ставит 250 долларов, а люди не идут. И тогда он демпингует - ставит 200 долларов. А потенциальные клиенты задумываются: видимо, опытная компания спекулировала, если то же самое можно купить за 200 долларов? И поток клиентов разворачивается туда, где стоит низкая цена. Но если себестоимость услуги 240 долларов, имеющиеся средства никогда не дадут возможности поддерживать бизнес длительно! 

Долг таким образом накапливается. Фирма обещает погасить его позже, но спустя время оказывается, что она вместо миллиона собрала только половину суммы, хотя продала все. Что делать? Тогда она берет следующий рынок, опять запускает по той же схеме, берет деньги там и закрывает этот миллион. А здесь на нее обрушивается ситуация, и она понимает, что денег снова не хватает, и берет третий рынок.

Есть еще сезонность. Анталия летом, Таиланд зимой… И так двигаются эти средства и долги. Но наступает час «Икс». И тогда, какие бы деньги ты не поднял, закрыть все долги не получается… И чем больше компания на рынке в сфере массового туризма, тем  ближе она к состоянию развала.

- «Гульнар Тур» по этой схеме работал?

- Многие так работали! «Гульнар Тур» самый последний был.

- Получается, проблема в законе? В той норме, которая позволяла выйти на рынок любому – и неопытному, и чересчур хитромудрому?

- И в законе, и в системе лицензирования, и в отсутствии гарантий. Дело в том, что очень много турфирм работает на рынке безответственно, потому и риски в этой сфере колоссальны. К примеру, туроператоры, которые заказывали огромные чартерные рейсы, рисковали на вылете самолета ежедневно: самолет стоил вместе с пакетами вылетающих туристов от полумиллиона до миллиона долларов, при этом организатор тура мог быть финансово несостоятелен - у него не было ни собственного офиса, ни собственной недвижимости. То есть в случае форс-мажора, даже если привлечь его к ответственности и признать по суду виновным, он не может погасить финансовых обязательств вследствие того, что у него нет никаких материальных резервов.  

Полгода на урегулирование

- В этом году нам ждать новых скандалов с турфирмами?

– Этот год должен стать переломным. Поправка к закону «О туристкой деятельности», вступившая в силу 1 января, требует от туристических фирм, которые работали и как турагенты, и как туроператоры, определиться, чем они будут заниматься - формированием турпродукта или реализацией его клиентам, и привести свою работу в соответствие. На это дано полгода.

Принятие такого законодательного акта позволяет разграничить деятельность турагентов и туроператоров, расширяет налоговое поле в их работе, упрощает понимание каждым из них своего места на рынке и позволяет сосредоточить усилия: туроператору - на развитии процедур и условий, позволяющих ему развиваться в этом направлении, а турагенту - на выполнении собственных задач.

Сейчас эта норма бурно обсуждается в турсообществе. Есть определенные силы, которые не принимают эту форму. Наши крупные ассоциации всегда были за то, чтобы рынок не структурировать, а просто не замечать эти проблемы, а потом, что называется, тушить пожар. Но теперь закон принят, он работает. И это только первый шаг на пути к урегулированию ситуации, к тому, чтобы обезопасить туркомпании, предоставляющие услуги, от разорения, а самих туристов – от испорченного отпуска. 

Туристов могут защитить банки

Второй шаг - обнулить риски в выездном туризме за счет финансовых гарантий. К примеру, можно перенять опыт Международной ассоциации авиаперевозчиков и авиаагентов (IATA). Там ежедневно, ежеминутно продают авиаперелеты, но чтобы самолет не вылетел, потому что кто-то кому-то за что-то не заплатил – это исключено. Механизм продажи авиабилетов продуман и отшлифован. Прежде, чем дать право продавать авиабилеты, международная комиссия проверяет техническую состоятельность организации – наличие офиса, компьютеров, электронной системы, и т.д. Потом требует представить финансовую гарантию на то, что риски компании покроет какой-то банк. А банк, прежде чем дать фингарантию, выставляет свои требования. Выполнишь – получишь. Нет – извини. И все! IATA не нужно думать о том, сможет ли эта фирма застраховать свои объемы, куда она денет собранные с клиентов деньги. Банк страхует её риски, а она за это платит. В случае возникновения форс-мажорных обстоятельств средства, которые компания теряет, восстанавливаются за счет этих гарантий. Это четкая процедура, работающая без сбоев, и нашему турбизнесу нужно пойти по этому же пути.

Кстати, в России тоже сделали ставку на фингарантии, сначала для всех одинаковые. А потом поняли, что даже это не спасает от проблем, и стали требовать финансовой гарантии от оборота, как в IATA. Понятно, что чем больше у компании оборот, тем больше риски, тем дороже она должна их страховать. Но гарантии не могут быть бесплатными. Уверена, мы тоже к этому придем, потому что рынок туризма в Казахстане нужно сделать более организованным и менее рискованным.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter