Крайними в юридическом противостоянии АТФБанка и владельца галереи «Онер» оказались художники. Когда по решению суда галерея была закрыта, художники попытались забрать свои картины оттуда, но не смогли.

В понедельник 3 марта возле галереи «Онер» прошёл несанкционированный «митинг» художников. Люди пришли сюда забрать свои картины – а в итоге уехали в полицию. Простояв на холоде несколько часов, художники стали невольными участниками выяснения отношений между руководством галереи и сотрудниками АТФБанка, которые опечатали вход в «Онер». В конце концов на место приехала полиция, и, со слов очевидцев, «высокий чин в папахе» попросил всех проехать в отделение полиции, чтобы продолжить бурные дебаты там. Визит в полицию не повлёк за собой каких-то серьёзных последствий – куда больше художников возмутило, когда их отправили в АТФБанк писать заявления с просьбой вернуть свои картины.

ПЕРВАЯ РЕАКЦИЯ

Галерея, о потере которой сетуют художники

– Я была ужасно возмущена, – рассказывает художница Нурия Бикинеева. – Мне в понедельник позвонила подруга и сказала, что «Онер» закрыт, надо забрать свои работы. Подъехали, долго ждали, замёрзли… Собралась толпа, причём здесь можно было видеть много известных наших художников, мэтров казахстанской живописи. Все судорожно грелись… Сотрудники банка возмутили всех. Они приехали через полтора часа после назначенного времени. Мы им объяснили: хорошо, раз «Онер» закрывается, отдайте наши картины. Почему мы должны стоять на морозе в очереди за своими работами? Сотрудник банка назвал адрес, куда нам следовало пройти для получения своих работ. Но там нас отправили ещё в одно здание, а оттуда – в третье… Мы банку ничего не должны, однако убили массу времени на эти заявления – и теперь ещё нам нужно ждать несколько дней, пока банк их рассмотрит. Почему мы должны бегать по отделениям банка, чтобы вернуть своё? Что мешало тогда же, в понедельник вместе с сотрудником салона, которому мы сдавали работы, вернуть всё обратно?..

Похожим образом отреагировали многие из собравшихся художников:

– Меня возмутила эта бюрократия, – говорит Оксана Магдалюк. – Хорошо, у банка свои трения с руководством салона, но причём здесь обычные художники? Мы пришли в назначенное время, со своими квитанциями, подтверждающими права на работы, почему нельзя нас отпустить? Тем более, что на месте были 4 сотрудника банка, представители галереи – все в сборе. Что мешало открыть салон? Вместо этого банк устроил нам бюрократическую волокиту – мы три отделения прошли, заявление написали и ещё ждать должны…

КАРТИНЫ В ЗАЛОЖНИКАХ

Волнения художников понять можно – картины, собранные в галерее, дорогие, и каждый боится что-то потерять при «смене власти» в «Онере»:

Художница- «заложница» Оксана Магдалюк

– Хорошо, банк арестовал и забрал помещение, но дело в том, что ответственность за выдачу работ несут сотрудники галереи. И им не позволили выдать картины, хотя они знают, где что лежит. Зачем было разводить этот базар у ворот? Хорошо, поменяли замки, помещение забрали, ну так выдайте картины цивилизованно – все, кто для этого нужен, в сборе! Вся база данных у работников «Онера» – у кого что взяли, по какой цене, на каких условиях. Так отдайте нам всё по этой системе, и закроем вопрос! Тем более, что банк не имеет прав на наши работы – а фактически они сейчас у него. И что будет, если кто-то чего-то недосчитается? С кого спрашивать? А там ведь и ювелирка эксклюзивная, и антиквариат, и картины. Только у меня там работ больше чем на 200 тысяч тенге, и причём это не самое дорогое, что там есть – у меня батик, а масляные работы как минимум в два раза дороже стоят. Я спросила представителей банка: «А если я не найду свою работу»? Отвечают: пишите заявление на работников «Онера»!

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Комментарии директора галереи «Онер», Сергея Фирсова, были достаточно лаконичны:

– Почему эти художники не обращаются ко мне напрямую? Ситуация на самом деле в другом…

От разговора о событиях 3 марта Фирсов предпочёл перейти к своему недовольству: галерея «Онер» – давний предмет спора между ним и АТФБанком, у которого здание находится в залоге. Банк через суд доказал, что владельцы галереи должны ему 56 млн тенге и отобрал здание. Сергей Фирсов принципиально не согласен с таким решением суда – и продолжает бороться за его возврат.

«НЕ МЫ СОЗДАЛИ ЭТУ СИТУАЦИЮ»

В то же время пресс-служба АТФБанка сообщила, что 3 марта художники стали крайними вовсе не по вине банка:

– Событиям 3 марта предшествовали следующие действия банка, – пояснили в пресс-службе. – Ещё 23 декабря 2013 года в адрес руководства салона было направлено уведомление с просьбой освободить помещение салона до 25 декабря 2013 года. 24 декабря руководство салона отказалось это сделать. 26 декабря сотрудники банка вместе с работниками правоохранительных органов и органов прокуратуры приехали в «Онер», где после переговоров получили в письменном виде обращение господина Фирсова о том, что помещение салона будет освобождено в течение 30 дней. Однако этого сделано не было. 5 февраля 2014 года сотрудники банка установили в галерее камеры видеонаблюдения и опечатали двери. С 26 декабря и по сегодняшний день руководство салона было в курсе, что возврат и выдача картин и других предметов изобразительного искусства производится по согласованию с банком в целях исключения фактов пропажи и порчи имущества третьих лиц. Более того, по мере поступления в банк заявлений от собственников картин, производится выдача имущества. Банк полагает, что 3 марта руководство галереи вызвало художников, предварительно не согласовав дату и время выдачи имущества, тем самым поставив банк в затруднительное положение. Выдача и возврат предметов искусства в этот день не были произведены, потому что некоторые лица вели себя агрессивно, была вероятность причинения материального ущерба имуществу третьих лиц... 

Обвинения в бюрократической волоките в банке не признали:

– Называть этот процесс «бюрократией» недопустимо. Все картины и предметы изобразительного искусства были переданы художниками руководству салона под материальную ответственность, следовательно, и возврат имущества должен производиться только по надлежаще оформленным документам и под расписку. По мере поступления заявлений и обращений от собственников имущества банк совместно с руководством салона будет производить возврат картин и предметов искусства. У бывшего владельца (Г-на Фирсова. –  Авт.) было достаточно времени для того, чтобы согласовано вывести имущество из помещения, в том числе произвести возврат картин. Теперь же в сложившихся условиях банк примет необходимое участие в возврате имущества.

КТО ПРОИГРАЛ?

Художники далеки от юридической логики – куда больше их беспокоит значение потерянного «Онера»:

– У меня в галерее 11 картин, – рассказывает Оксана Магдалюк. – Сдаю туда работы на протяжении 25 лет, и для меня его закрытие – потеря. В Алматы очень много точек, где вместо картин – постеры китайские, а в «Онер» торговали именно живописью, с галереей работали художники со всего Казахстана. Могу только пожалеть, что такого салона не будет в городе – и клиентура у них была наработанная, схема работы была отлаженная…

– «Онер» был такой хорошей базой для свободных художников, работы там хорошо продавались, регулярно, – соглашается Нурия Бикинеева. – Художники с других городов работали с «Онером», и теперь с его закрытием люди потеряли доход…

Между тем в АТФБанке уверяют, что все эти события – вовсе не конец для галереи:

– Банк будет выставлять данный объект на продажу, но будет искать покупателя, который сохранит целевое назначение объекта…

Что получится на деле – покажет время. Пока же расклад прост: Сергей Фирсов намерен вернуть себе галерею, а АТФБанк уверен, что этого не произойдёт. И только художники остаются заложниками в этой борьбе и ждут свои картины обратно.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter