Начальник Национального университета обороны генерал-майор Асхат ШОЙНБАЕВ на прошлой неделе военным судом Акмолинского гарнизона признан виновным в совершении преступления, предусмотренного УК РК по статье 380 ч.2 (превышение служебных полномочий). Судьей К.Мекентасом ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год. Правда, столь суровое наказание за грубое выселение из квартиры семьи своего подчиненного генералу назначено условно…

Решение суда пока еще не вступило в законную силу, и генерал Шойнбаев продолжает выходить на службу в Университет обороны, которым ему было доверено управлять сравнительно недавно. Продолжает учить офицеров высшего звена хорошим манерам, добиваться от них исполнения приказов и распоряжений. Министр обороны Даниал Ахметов находится в очередном отпуске и вероятно еще не в курсе, что произошло в элитном военном вузе.

Между тем, эта очень, так скажем, некрасивая история наделала много шума, но ее все время пытались замять, умолчать, добиться, чтобы ни в коем случае «сор из избы» вынесен не был. Но шила в мешке не утаишь, тем более такое «острое». Отправив майора Бекетова на учебу в МГТУ им. Баумана, генерал Шойнбаев приказал тут же выселить его семью из служебной квартиры. Супруга Бекетова отказалась съезжать с малолетним ребенком добровольно, даже пыталась в отчаянии вскрыть себе вилкой вены, и тогда начальник УНО решил применить силу – распорядился связать непокорную семью бельевым шнуром и вышвырнуть из квартиры все личные вещи…

МГТУ им. Баумана, одно из престижных учебных заведений, известных миру. Поступить сюда очень и очень не просто. Бекетову это сделать удалось, он очень способный и грамотный офицер.

– При плохих характеристиках, получить разрешение на поступление в МГТУ он бы не смог, тем более что майор Бекетов сирота, блат в таком случае вообще исключен, – утверждают его сослуживцы по университету обороны. – Просто у офицера не было солидной «крыши» в вышестоящем штабе, чтобы вовремя поставить на место его начальника-грубияна…

Правила проживания на территории военных городков закреплены приказом министра обороны. Проживание жены и сына майора Бекетова на территории вуза не противоречит требованиям этого приказа, так как Бекетов планировал командованием после окончания МГТУ продолжать преподавательскую деятельность в стенах Национального университета обороны. А иначе, зачем его тогда посылали в Москву учиться?! Достоверно известно, что на момент насильственного выселения семьи Бекетова два четырехквартирных коттеджа вообще пустовали и даже в настоящее время несколько коттеджей простаивают без жильцов. То есть выселение офицера и его семьи не было продиктовано какой-то острой необходимостью. Просто скорее всего начальник пошел на принцип и решил показать подчиненным «кто в доме хозяин». Даже студенту известно, что любое выселение производится на основании решения суда с участием судебных исполнителей, участкового милиционера, понятых. Опись имущества составляется в таких случаях и масса других деталей присутствует. Майора Бекетова генерал Шойнбаев решил просто-напросто «сломать» и вызвал для этого комендантский взвод.

Точнее, чем в протоколе допроса и не скажешь…

Старший следователь по ОВД Следственного комитета МВД РК капитан юстиции Жанузаков Н. Б., в соответствии со ст.212-214, 218 УПК Республики Казахстан допросил в качестве свидетеля заместителя начальника Национального университета обороны МО РК полковника Кайрата Ашкеева. В документе все точно и достоверно. Как говорится, «лучше и не скажешь».

– По существу заданных мне вопросов могу пояснить, что бывший военнослужащий НУО майор Бекетов Н.К. состоял в должности старшего помощника начальника учебного отдела, – сказал на допросе у следователя полковник Ашкеев. – Летом 2007 года майор Бекетов сдал вступительные экзамены и поступил в МГТУ им. Баумана в г. Москве. На основании приказа министра обороны РК от 20 августа 2007 года №086 майор Бекетов был откомандирован в распоряжение начальника МГТУ им. Баумана, после чего приказом начальника НУО №206 от 3 сентября 2007 года Бекетов был исключен из списков личного состава университета. 4 сентября 2007 года начальником НУО генерал-майором Шойнбаевым мне лично было дано распоряжение о переселении семьи Бекетова со служебного коттеджа в общежитие. Данное указание генерал-майор Шойнбаев дал мне в своем кабинете, при этом никто не присутствовал. Получив это распоряжение, я пришел домой к Бекетовым и передал его Бекетову и его супруге. В ответ на это супруга Бекетова заявила, что она никуда не переедет, а будет жить в служебном коттедже. В этот момент домой к Бекетовым подошел первый заместитель начальника НУО полковник Кузербаев, который также объяснил ситуацию и незаконность нахождения семьи Бекетовых на территории военного городка, после чего ушел. Однако супруга Бекетова категорически отказывалась слушать кого-либо из нас и переезжать из служебного коттеджа. Увидев, что наши разъяснения не привели к пониманию, я дал команду вызвать представителей военной полиции Щучинского гарнизона для разъяснения Бекетовой незаконности их нахождения на территории закрытого военного городка. Услышав, что я вызвал представителей военной полиции Бекетова вошла в истерическое состояние, начала кидать вещи, взяла вилку и начала полосовать ею по своей левой руке, после чего заскочила на кухню, взяла нож и пригрозила, что если мы не уйдем из квартиры, то она порежет себе вены.

В тот же день я докладывал начальнику НУО генерал-майору Шойнбаеву о том, что возникли трудности в выселении семьи Бекетова из служебного коттеджа, объяснил ситуацию, что супруга Бекетова активно сопротивляется выселению и переезду в общежитие. Услышав это, начальник НУО генерал-майор Шойнбаев приказал любыми способами выселить семью Бекетова из служебного коттеджа. Данный приказ мне был отдан генерал-майором Шойнбаевым вечером 4 сентября 2007 года, когда я стоял в фойе на первом этаже университета, а он на втором этаже.

Далее, утром 5 сентября 2007 года, около 8 часов 30 минут, начальник НУО генерал-майор Шойнбаев собрал всех своих заместителей и лиц, их замещающих, у себя в кабинете на совещании, где повестка была одна – о выселении майора Бекетова и его семьи из служебного коттеджа. На совещании генерал Шойнбаев снова спросил у меня, почему до сих пор семья Бекетова не выселена из служебного коттеджа в общежитие РЭЧ. Я снова доложил генералу Шойнбаеву, что не смог исполнять его приказ о выселении семьи Бекетова, так как встретил яростное сопротивление со стороны супруги Бекетова, которая билась в истерике и грозилась вскрыть себе вены. Генерал-майор Шойнбаев подчеркнул, что если я не могу справиться с поставленной им задачей по выселению Бекетова, то он сам может ее решить с помощью комендантского взвода НУО. Затем генерал-майор Шойнбаев повторно дал мне приказ в течение одного часа выселить семью майора Бекетова из служебного коттеджа всеми способами и путями, в том числе, если понадобится, принудительным, то есть с применением физической силы, а также распорядился о том, что если Бекетов будет сопротивляться выселению, чтобы его связали. Также по устному приказу генерал-майора Шойнбаева была создана комиссия по выселению семьи Бекетова из служебного коттеджа, председателем которой был назначен я и в состав которой вошли военнослужащие университета майоры Агубаев, Нурсеитов и Сартбаев. В процесс выселения семьи Бекетова и переезда ее в общежитие был задействован личный состав комендантского взвода НУО, выделены одна автомашина «Урал» и автобус ПАЗ. Когда я с членами комиссии и личным состав комендантского взвода прибыли к служебному коттеджу, где проживал Бекетов, сам Бекетов сидел возле дома, двери его квартиры были закрыты. Я потребовал у Бекетова ключи от его квартиры, однако он мне их отказался давать. После чего, чтобы выполнить приказ начальника НУО генерал-майора Шойнбаева о выселении майора Бекетова любыми способами в течение одного часа, точно и в установленный срок, я распорядился военнослужащим комендантского взвода задержать Бекетова и связать его. Затем я достал ключи из кармана Бекетова, сказал одному из военнослужащих комендантского взвода открыть двери его квартиры. После того, как двери были открыты, личный состав комендантского взвода все вещи семьи Бекетова погрузил в автомашину «Урал» и автобус ПАЗ. Прежде чем зайти в дом, я сказал Бекетову указать, где у него дома находятся ценные вещи и деньги, чтобы сразу отдать их Бекетову перед началом погрузки. Бекетов попросил принести с дома спортивную сумку и его джинсовые штаны, в кармане которых находилось 7,5 тыс. тенге и пластиковые карточки, как пояснил Бекетов, больше у него ничего ценного не было. После того, как все вещи Бекетовых были погружены в автомашины, Бекетов был развязан и мы все, то есть он с сыном, я, члены комиссии, военнослужащие комендантского взвода, поехали в общежитие Щучинской РЭЧ, где все вещи были разгружены в выделенную семье Бекетова комнату…

Какова дальнейшая судьба генерала Шойнбаева и выселенного из служебного помещения майора Бекетова не известно. Все ждут приезда из отпуска министра обороны, чтобы он поставил в этой истории жирную точку.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter