Бывший директор Погранслужбы, арестованный по подозрению в получении взятки и находящийся в следственном изоляторе КНБ, может впасть в кому. Супруга генерала Джуламанова опасается, что её муж, цитирую: «Может не дожить до суда, так как из-за тяжёлой болезни (сахарный диабет) и высокого артериального давления у него обострилась ишемическая болезнь сердца». Он просит пригласить врачей или перевести его из тюремной камеры в санчасть, но ему отказывают, тем самым нарушая его законные права.

Нурлан Джуламанов не может принимать тюремную пищу. По словам Гульнар Джуламановой, у него страшно болят зубы, воспалились дёсны. При сахарном диабете это может привести к коме.

– Мой муж не убийца, не террорист. Он социально не опасен. Очень болен и нуждается в срочном лечении, – говорит Гульнар Джуламанова. – Мы умоляем изменить ему меру пресечения хотя бы на «домашний арест», как Серику Ахметову. Или его специально изолировали, чтобы сломать и не дать открыто выступить на суде? Он верой и правдой 40 лет служил и внёс существенный вклад в обороноспособность нашего государства.

– Гульнар, вашей семье принадлежит загородный особняк под Астаной?

– Это не особняк (на фото внизу. – прим. авт.), а всего лишь небольшой одноэтажный саманный дом, обшитый дешёвым кирпичом с печным отоплением 1973 года постройки. Находится он в посёлке Интернациональный. И покупал его не муж, а наш зять Куаныш Омарбеков. Дом этот ещё на него не оформлен, официально через БТИ не прошёл, так как они ещё полностью за него не рассчитались.

– Поговаривают, что недавно на ваш день рождения муж подарил дорогой джип.

– Нет, не дарил. Могу даже справку из ДВД показать, что я не за рулём. Автомобиль марки «Ланд Крузер-200» был куплен зятем с дочерью примерно за полгода до моего дня рождения. Для этого они продали две свои предыдущие машины.

– Какой марки были машины?

– Тойота «Прадо» и «Авалон».

– У дочерей и квартиры свои собственные имеются?

– Да, квартиры у них действительно есть. При переводе моего мужа из российской армии в казахстанскую мы обменяли свою российскую квартиру на алматинскую, а затем в 2006 году продали её за 215 тыс. долларов. В 2007 году в Астане квартиру приобрела дочь с помощью договора о долевом участии за 74 тыс. долларов.

– В Алматы тоже за вами числится недвижимость?

– Однокомнатная квартира, купленная за 140 тыс. долларов для дочери-студентки. Но это было задолго до назначения Нурлана в Погранслужбу. И куплена она была на средства от продажи нашей квартиры в микрорайоне «Коктем».

ТЕСТЬ В СИЗО, А СТРАДАТЬ ВЫНУЖДЕН ЗЯТЬ

Зять генерала Джуламанова после обыска в его доме написал письмо главному военному прокурору Ергали Мерзадинову, в котором пожаловался на действия сотрудников КНБ.

Куаныш Омарбеков возмущён тем, что в отсутствие его и жены в их загородном доме были изъяты 7 миллионов тенге.

– Я никаких денег у тестя не брал. Мы с женой вели отдельное хозяйство, даже когда проживали у родителей жены. Мне, казаху, оскорбительно жить за счёт родственников жены. Я привык сам зарабатывать на жизнь, в конце концов у меня есть свои родственники. Моё имущество (дом в п. Интернациональный и автомобиль марки «Лэнд крузер-200») никогда не принадлежали Джуламанову Н.А. И те 7 миллионов тенге, которые у нас забрали, я должен был отдать за дом. Теперь сделка может быть отменена, и нас оставят без крыши над головой. Это незаконно.

Обижается на следствие и супруга генерала Джуламанова. Без объяснения причин у неё забрали пенсионную карточку, а у старшей дочери – зарплатную.

– Испытываем на себе давление и мы, члены семьи. За квартирой установлено круглосуточное наблюдение, телефоны прослушиваются. Во время обыска изъяли мою пенсионную банковскую карточку. Я лишена средств к существованию. У старшей дочери тоже изъяли карточку.

Супруга генерала Джуламанова настаивает на том, чтобы судебный процесс в отношении её мужа был открытым, иначе никакой судебный приговор по данному уголовному делу, как она считает, не будет являться легитимным в общественном сознании и в высшей степени справедливым.

Что касается бывшего командира части Кайрата Балмагамбетова, который «слил» сотрудникам КНБ своего бывшего начальника и покровителя, когда сам попался с поличным в Алматы на взятке, то он, как стало известно из информированного источника в силовом ведомстве, продолжает на допросах и очных ставках «вспоминать моменты, где и когда он передавал генералу Джуламанову деньги». В одном эпизоде даже указывается в каких купюрах были якобы переданы деньги и в какую сумку их переложил генерал. И как петлял он потом по Алматы на пути к аэропорту, заметая «коррупционные следы».

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter