В Мажилисе Парламента прошёл круглый стол по обсуждению проекта закона "О коллекторской деятельности". Депутат Омархан Оксикбаев поинтересовался у разработчиков закона о возможности распространения сферы коллекторской деятельности и на физических лиц. 

"Мы решили: или облегчаем, или досудебное разбирательство разрешаем этим законом только для банковских и микрокредитных организаций . Почему мы сужаем сферу деятельности коллекторских организаций? Почему бы и не распространить на другие субъекты, я имею в виду, что есть даже хозяйствующие субъекты, которые у себя выдают какие-то потребительские кредиты за счёт собственных средств, но в последующем эти кредиты им тоже трудно возвращаются. Почему бы не расширить полномочия коллекторских структур до этих организаций?" - спросил он.

Заместитель председателя Национального банка Олег Смоляков поспешил подчеркнуть, что предлагаемая ими система в законе не решает всех проблем.

"В принципе, по банковский заёму перечень субъектов у нас ограничен. Понятно, что многие институционные субъекты могут предоставлять заём на условиях гражданского кодекса, но тут возникает НДС, и наверняка эта практика не очень распространена. Мы сейчас говорим о том, что основная масса кредитов, именно как банковских кредитов, находится  в регулируемом поле. И основной объём проблемной задолженности – это банки, микрофинансовые организации. Поэтому мы исходим из масштаба проблемы и предлагаем решение, конкретно акцентированное на этих субъектах, на банках и МФО", - отметил он.

Мажилисмен пояснил, что разработчики не поняли сути вопроса. По его мнению, в законе даются привилегии банкам и МФО, и не учтена возможность работы коллекторских организаций по кредитам или долгам заёмщиков с другими субъектами.

"Допустим, я занял вам деньги, мы - физические лица. У меня были свободные деньги. Сплошь и рядом у нас таких спорных моментов очень много. Граждане занимают друг другу деньги и не могут обратно их получить, и обращаются к кому попало. Доходит до криминальных ситуаций иногда. Если мы можем отрегулировать такие моменты, почему бы не распространить поле действий этого закона на такие случаи? Почему мы даём привилегию только для финансовых организаций? Вот в чем суть вопроса?" - уточнил Оусикбаев.

Олег Смоляков пояснил, что коллекторские организации вполне могут вести такую деятельность на законном основании. 

"Хотел бы сразу сказать, что это не привилегия – это во-первых. Во-вторых, коллеги мне подсказывают, что структура закона построена так, что мы ограничиваем права банка. То есть банк имеет право передать задолженность на взыскание только организациям, прошедшим учётную регистрацию Национального банка и признанным коллекторами. С точки зрения возможности коллектора принять на взыскание требования от других, не только от банков, МФО, ограничений законопроектом не устанавливается. Поэтому такая возможность есть. Это ограничивает права банка, но не права коллектора принимать это на взыскание", - уточнил он.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter