Начальник Карагандинской республиканской военной школы-интерната им. Бегельдинова Ахмет Джайлыбаев рассказал «Мегаполису» свою версию того, почему его воспитанник Чингиз Аманкельдинов выпрыгнул из окна. Полковник Джайлыбаев прокомментировал и заявления родителей курсанта о том, что их сын бросился вниз, спасаясь от домогательств своих сокурсников.

Курсант Чингиз Аманкельдинов выпал из окна квартиры своего однокурсника ночью 24 февраля. В результате падения он получил переломы тазовых костей и разрывы внутренних органов. После госпитализации Чингиза успешно прооперировали, он пошёл на поправку. Родители курсанта не смогли получить информацию у начальника школы сразу после случившегося, хотя приехали к зданию интерната вместе с телевизионщиками. По словам полковника, в тот день он был в отъезде, но встречаться с прессой до получения результатов экспертиз и проведения очной ставки всё равно бы не стал.

Помимо того, что делом о падении Чингиза Аманкельдинова занялись следственные органы, разбирательство было начато и в Министерстве образования и науки. На сегодня, по словам полковника Джайлыбаева, они смогли составить полную картину случившегося. Все написанные от руки показания курсантов и офицеров подшиты в папку, и от журналистов её не скрывают. Во время интервью полковник рассказал, что удалось прояснить с помощью этих показаний, и опроверг все заявления родителей Чингиза Аманкельдинова.

«РОДИТЕЛИ КУРСАНТОВ ГОТОВЫ ОТСТАИВАТЬ ЧЕСТЬ СВОИХ ДЕТЕЙ»

– Ахмет Арыкбаевич, что вам удалось установить?

– В субботу 22 февраля все дети пошли в увольнение. Чингиз поехал к сестре в Астану. Его однокурсники Калымканов и Керимбаев были там же. Все они сели в один поезд. В нём ехали ещё около 10 воспитанников школы, которые возвращались из увольнения. Поезд приехал в Караганду в полпервого ночи, и большинство курсантов поехали в школу. Их пропустили без всяких вопросов. Наши воспитанники могут возвращаться в любое время, не позже конца увольнительной, то есть половины восьмого утра. Но родители Чингиза, рассказывая о случившемся журналистам, заявили, что трёх парней, в том числе их сына, в школу не пустили, поэтому комвзвода забрал их к себе домой.

Аманжол Куренкеев, Нурлыбек Калымканов,
Данияр Керимбаев

На самом деле они отправились не к сотруднику школы – командиру взвода, а его заместителю – курсанту Куренкееву, однокурснику Чингиза. В соответствии с правилами школы командиров отделений заместителей командира взвода мы назначаем из числа воспитанников. А командиры взвода – это офицеры, прикомандированные от Минобороны, которые проходят здесь службу.

К заместителю комвзвода Куренкееву трое воспитанников поехали прямо от вокзала. Куренкеев пригласил Керимбаева в гости ещё до увольнения, а Керимбаев позвал двух других курсантов – Калымканова и Аманкельдинова с собой, спросив разрешения Куренкеева и его мамы по телефону.

Ещё в поезде парни обратили внимание на то, что Чингиз не в духе. Он рассказал им, что мать отругала его по телефону за то, что плохо сдал пробное ЕНТ. А потом перестала отвечать на звонки. Чингиз был в плохом настроении и в гостях. Отказался ужинать и ушёл в другую комнату. Потом, очевидно, вышел на балкон и прыгнул вниз. Парни увидели его уже лежащим на земле. Они разбудили маму Аманжола, вызвали «скорую помощь». Соседка по дому, врач, рассказала, что, пока она делала обезболивающий укол Чингизу, он просил не отвозить его в больницу и не говорить матери о том, что с ним случилось. Но после родители Чингиза заявили, что им он всё рассказал по-другому. Что его друзья сначала курили анашу, а потом решили его изнасиловать. Поэтому он бросился в окно.

– Вы говорили, результаты экспертиз уже готовы?

– Да, наших детей повели в наркологию, и они сдали анализы. В их крови не обнаружили ни алкоголя, ни наркотиков. Сейчас мне приходится сдерживать родителей этих воспитанников, потому что этих детей сделали наркоманами, педофилами, убийцами. Если следствие придёт к выводу, что это была попытка суицида, родителям Чингиза придётся признать свои ошибки. Но, если они этого не сделают и будут настаивать на своём, родители Куренкеева, Калымканова и Керимбаева подадут иски за клевету. Каждый из них готов защищать честь своего ребёнка.

– А чем завершилась очная ставка?

– Родители научили Чингиза говорить так, как им удобно. То, что для них выгодно, он рассказывает, где не выгодно, говорит – «не помню». Но ведь так не бывает! Сейчас его состояние стабильно, и он в здравом уме.

– Вы считаете, родителям Чингиза выгодно доказывать, что сына вынудили к прыжку?

– Если случившееся признают попыткой суицида, ребёнку, что называется, перекроют кислород: в армию его не возьмут, в силовые структуры тоже. На карьере военного можно ставить крест. Им выгодно сейчас сделать так, что к Чингизу приставали, и поэтому был совершён этот прыжок. Но родители не понимают, что этим они вредят своему сыну. До выпуска ему осталось три месяца, потом ЕНТ и – военное училище. После того, как он вылечится, ему придётся доучиваться. И никакая другая школа его не возьмёт. Он вернётся к нам, и, конечно, мы его примем. Но он должен будет рассказать всю правду, как есть.

– А есть вероятность, что следствие признает попытку суицида?

– Это и есть самая настоящая попытка суицида. Перед тем, как выпрыгнуть из окна, Чингиз стёр все звонки в телефоне – родителей, сестры. И мать всё это время утверждала, что он ей не звонил. Ей не хочется признавать, что накричала на сына, и он так отреагировал. В школе Чингиз был на хорошем счету – спортсмен, активист. В качестве поощрения я даже назначил его знаменосцем. А с ЕНТ у него не ладилось. В этом учебном году мы проводили пробное тестирование пять раз. При пороге 50 баллов он только раз набрал 64. А в основном – 34-38. В последний раз, 21 февраля – всего 26 баллов. Наверное, начал сомневаться, что справится с итоговым ЕНТ, переживал. Позвонил матери, а поддержки не получил. Только на очной ставке она призналась – сын действительно ей звонил. Но почему-то она сразу не поняла, что следственные органы могут затребовать распечатки звонков и всё, что нужно, определить.

Полковник Джайлыбаев

Я не могу ответить на вопрос, почему родители Аманкельдинова приняли именно такое решение. Я руковожу школой 13 лет и никогда ни с чем подобным не сталкивался. Но нашей вины в том, что произошло, нет. На время увольнительной ответственность за ребёнка несут родственники, и они дают об этом соответствующие расписки. В увольнение выходят 450 детей, и я не в состоянии контролировать каждого. Что касается обстановки в школе, у нас нет муштры, неуставных взаимоотношений, офицеры обращаются к воспитанникам на «вы». Но каждый из них знает, что за малейший проступок будет отчислен из школы – даже за пользование сотовым телефоном. А тут такие обвинения! Что касается ЕНТ, я всё делал по закону. Я обязан подготовить своих воспитанников к итоговому тестированию. Поэтому провожу пробные тесты, чтобы знать способности ребёнка, указать учителям, на что обратить внимание, где «подтянуть» ученика. И они занимаются с детьми до 7–8 часов вечера.

«МЫ НЕ В ОБИДЕ НА ЧИНГИЗА»

После интервью полковник Джайлыбаев предложил поговорить с суворовцами, которые якобы домогались Аманкельдинова. По словам начальника школы, отец Чингиза сделал ещё одно заявление в адрес этих подростков: все трое – дети высокопоставленных военных, поэтому полиция просто замнёт это дело.

Курсанты Аманжол Куренкеев, Нурлыбек Калымканов и Данияр Керимбаев поделились предположениями о том, почему Чингиз мог решиться на такое.

– Полтора года его знаю, вместе с одного казанка ели, – говорит Аманжол. – Он активист, фото на Доске почёта висит. Может, из-за ЕНТ так переживал? На очной ставке я его просил: «Скажи, как было на самом деле!» А он глаза отводил, молчал, в телефоне копался.

По словам Аманжола, Чингиз – самый сильный из них, чемпион по армрестлингу, и он смог бы справиться даже с тремя однокурсниками.

– Я его отца понять не могу, – добавляет Аманжол. – Наверное, он просто бессовестный человек! Ещё до очной ставки он дал интервью, где обвинил нас в попытке изнасилования, а потом нам в глаза смотрел и ничего об этом не сказал.

По словам ребят, до этого случая в их школе всё было хорошо. А сейчас на улицах на суворовцев показывают пальцами, и им становится обидно.

– Получается, что из-за одного курсанта пострадала вся школа, – продолжает Аманжол Куренкеев. – Всем, кто пристаёт к нам с расспросами, говорим: не верьте, всё это враньё. Такой школы, как наша, больше не найдёшь. Стабильное питание, полное обеспечение – выдают всё – до носков и трусов! Обучение, физическая и моральная подготовка… Мы теперь на жизнь совсем другими глазами смотрим. Мы на две головы выше своих сверстников из гражданских школ стали!

Курсанты говорят, что не в обиде на Чингиза, после выписки примут его, как брата. Парень просто находится под влиянием родителей.

На очной ставке курсанты спросили родителей Чингиза: зачем вы обливаете всех грязью? Родители ответили, что у них не было достаточно информации о случившемся, и поэтому они сделали свои выводы.

P.S. Родители Чингиза отказались от общения с корреспондентом «Мегаполиса».

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter