Вопрос дискриминации по половому признаку в социальной сфере подняла на круглом столе по совершенствованию профилактики бытового насилия депутат Мажилиса парламента Ирина Унжакова.

В Казахстане есть феминные отрасли, где работает большинство женщин, и маскулинные отрасли, где работает большинство мужчин, считает она.

"Как правило, женщины работают в отраслях, где меньше зарплата, а мужчины – где выше. И для нашего общества – внимание! – это считается нормальным. У нас в обществе мужчина считается добытчиком. Мы говорим, что правильно, что мужчина должен больше зарабатывать. Но мы должны учитывать то, что у нас есть материнские семьи, где единственная женщина – кормилица, и то, что мужчина не является рабом, единственная функция которого – приносить домой деньги. В этом смысле может быть более преуспевающей женщина. Это разрыв в сфере занятости", – отметила депутат.

Ирина Унжакова подчеркнула, что органы внутренних дел являются маскулинной структурой, потому что там работает большинство мужчин. Женщины задействованы в основном в административном аппарате.

"Наша мораль говорит, что это нормально. Потому что говорят: вот мужчины, они рискуют. Но возникает вопрос: почему жизнь мужчины, условно говоря, дешевле жизни женщины? Почему мы считаем, что пусть мужчина рискует, пусть работает день и ночь и так далее, а женщин мы будем сохранять? Опять же существует такой моральный кодекс: женщина – мать, её нужно сохранять, о ней нужно заботиться. Но мужчина – у нас отец. О нём не нужно заботиться? Конечно, нужно", – пришла к выводу депутат.

"Все эти стереотипы нам мешают понимать, что, если мы не начнём освобождаться от дискриминационного мышления, то есть признания чьего-то превосходства, нам очень трудно будет быть эффективными в преодолении бытового насилия", – добавила Ирина Унжакова.

Согласно статистике за 2016 год, жертвами бытового насилия стали 227 мужчин, это на 12 человек больше, чем женщин. Однако, как заметила старший преподаватель кафедры регионоведения факультета международных отношений ЕНУ им. Л.Н Гумилева Айнагуль Бекебаева, кризисных центров, куда бы могли обратиться мужчины, до сих пор не существует в Казахстане.

"У нас очень много случаев регистрируется, когда от женщин страдают мужчины в результате бытового насилия, в первую очередь от психологического, экономического. На моей памяти только за год произошло много убийств своих мужей жёнами в состоянии алкогольного опьянения", – сказала она.

Ирина Унжакова пояснила, что кризисные центры для мужчин могут создаваться в рамках специальных социальных услуг для населения.

"Эта новая модель социальной работы, и нам сейчас нужно думать о том, чтобы готовить соцработников для работы именно с мужчинами как объектами насилия. И работать с мужчинами нужно не только как с объектами насилия, но и как с субъектами, с агрессорами, им нужно помогать выйти из этой роли. Это не дело – одну сторону постоянно спасать, одну сторону выдёргивать куда-то. Нужно работать так, чтоб они могли жить вместе и чтоб никому не было страшно. Чтоб в семье было безопасно, комфортно и надёжно", – считает депутат.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter