"По крайней мере, в Гуантанамо были люди, с которыми я мог разговаривать. Здесь у меня никого нет", - пожаловался 51-летний тунисец, которому нельзя покидать Семей: здесь он находится на особом положении: он не заключённый, но и не вполне свободный человек. Репортаж о нём опубликовала The Guardian.

Лютфи бен Али находится в Казахстане с конца 2014 года. США подозревали его в связях с Аль-Каидой. Он был взят в плен на границе между Пакистаном и Афганистаном в конце 2001 года. По его собственным словам, он провёл некоторое время под наблюдением ЦРУ перед передачей в Гуантанамо.

Американская разведка обвинила его в общении с известными членами Аль-Каиды в Афганистане и в том, что он был частью тунисской экстремистской группировки.

Лютфи бен Али отрицал всё и настаивал на том, что отправился в Пакистан и затем в Афганистан, чтобы найти жену, а также чтобы избежать незначительных проблем с законодательством Италии, где он ранее жил около десяти лет.

В нашей стране Лютфи бен Али должен пройти двухлетнюю программу реабилитации по программе Международного Красного Креста, после чего он стал бы действительно свободным человеком.

Предполагалось, что за эти два года тунисец интегрируется в казахстанское общество, которое не должно было быть слишком уж чужим ему – по крайней мере, в том, что в нашей стране много мусульман.

Однако реальность оказалась не такой, как представлялось по плану, сообщил тунисец.

Началось всё с того, что он попал в Казахстан под Новый год:

"На улице было минус 30, а я всё ещё был обут в шлёпанцы, потому что на мой размер ноги в Гуантанамо не выдавали подходящую обувь, – рассказал тунисец. - А ещё я ожидал, что попаду в мусульманскую страну, но это было немного не то", – сообщил он, имея в виду бурные новогодние гулянья казахстанцев.

По его словам, у него также серьёзные проблемы с сердцем, и ему нужна медицинская помощь, однако в Казахстане он не может получить её в том объёме, который ему нужен, считает бен Али. Его друг по Гуантанамо, йеменец, который также был привезён в Семей на реабилитацию, скончался, что стало ещё одним психологическим ударом для бывшего заключённого.

Уроженцу Африки сложно найти в Семее тех, кто говорит по-английски. Однако ему удалось отыскать одного из имамов, который говорит по-арабски, и иногда он беседует с ним. Однако продолжает испытывать трудности при бытовом общении с казахстанцами. Он признаётся, что ему также трудно найти для себя одежду и обувь подходящего размера.

И ещё он всё ещё мечтает жениться и завести детей, но не уверен, что его мечты сбудутся.

Лютфи бен Али пробудет в Казахстане до конца 2016 года.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter