– Да хоть десять общественных организаций создайте, которые будут проверять днем и ночью, пытки были и будут продолжаться! Старший прокурор Даулет Бекишев.

В Казахстане продолжают пытать людей. Сотрудники доблестной полиции не охраняют, а ущемляют права граждан страны. Вместо того чтобы отправлять арестованных в следственный изолятор, они держат их в своих кабинетах, выбивая «добровольное» признание вины. Сегодня это не отрицают уже сами полицейские.

Попытка пытки

Денис Полиенко (на снимке) вот уже два года находится под арестом в застенках Щучинского РОВД. В первые дни своего пребывания он чистосердечно признался в совершении двух преступлений. Но вскоре заявил о том, что сотрудники РОВД применили по отношению к нему пытки, чтобы тот добровольно признал свою вину.

– Явка с повинной была «выбита» в течение трех дней, когда он содержался в служебных кабинетах Щучинского РОВД, – говорит директор столичного филиала «Казахстанского бюро по правам человека» Анара Ибраева. – Была проведена медицинская экспертиза. Но обследование в затылочной части головы делали спустя год, в то время как у Полиенко были серьезные повреждения в области лица. Ему отказали в проведении повторного медицинского обследования.

В течение двух лет у Дениса поменялось три адвоката. Первый отказался от своего клиента, сделав громкое заявление, что его подзащитный виновен в совершении преступлений. Вскоре новый защитник Полиенко подал ходатайство в суд с просьбой обязать прокурора проверить заявление подозреваемого о том, что в РОВД его пытали. Но, по утверждению правозащитников, судья не рассматривал это ходатайство гласно и открыто, «а просто взял и отклонил». Представители прокуратуры придерживаются другого мнения.

– Заявление защитника подсудимого Полиенко было рассмотрено. Факты были проверены, и было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников, – комментирует ситуацию старший прокурор отдела департамента по надзору за законностью следствия и дознания Генеральной прокуратуры РК Даулет Бекишев.

В подобных ситуациях прокуроры оказываются в двойственном положении. С одной стороны, им необходимо осуществлять надзор и выявлять нарушения, а с другой стороны, нужно поддерживать обвинение…

В знак протеста против несправедливого обращения сотрудников Щучинского РОВД обвиняемый Денис Полиенко и еще несколько задержанных вскрыли себе животы.

Контакт накладывает отпечаток

Факт превышения сотрудниками Щучинского РОВД своих должностных полномочий не доказан. Между тем казахстанские правоохранительные органы не отрицают, что в следственных изоляторах задержанные подвергаются жестокому обращению.

– Совершается очень много преступлений, идет поток от одной регистрации преступлений к другой, – объясняет начальник департамента собственной безопасности МВД РК Айдар Тастемиров. – Полицейские не успевают ни оформлять, ни раскрывать. И более того, сами признаются, что для ускорения дела приходится иногда делать кое-какие вещи…

Отечественное МВД приводит статистику, что после пяти-шести лет общения с ворами и убийцами сотрудники полиции и сами все больше становятся похожими на заключенных. «Контакт накладывает свой отпечаток», – объясняют они. За огромной армией сотрудников органов внутренних дел, финансовой полиции и Комитета национальной безопасности в стране надзирают 600 прокуроров.

– Почему оперативник, облеченный в погоны, думает, что он может нарушать права граждан?! Дело в психологии людей, – высказывает мнение старший прокурор Даулет Бекишев. – Да хоть десять общественных организаций создайте, которые будут проверять днем и ночью, пытки были и будут продолжаться!

«Правовые дыры»

Искоренение пыток в полицейской среде правозащитники видят в создании независимого органа, который будет проводить собственные расследования. Конвенция ООН против пыток, к которой Казахстан присоединился в прошлом месяце, предусматривает создание подобного органа.

Некоторые статьи казахстанского законодательства, возможно, будут изменены. Если в Уголовном кодексе РК «пытка» – это активное действие должностного лица, то в Конвенции ООН это понятие дается гораздо шире и понимается не только как активное действие, но и как молчаливое согласие, подстрекательство, заведомое бездействие. В УК РК наблюдается смешение двух статей. Противоправные действия казахстанских полицейских могут трактоваться либо как превышение должностных полномочий путем насилия (Ст.308 УК РК), либо как пытки (Ст.347-1 УК РК). Причем за превышение должностных обязательств предусмотрено наказание до 10 лет, а за пытки – до 7 лет лишения свободы.

– Почему превышение должностных полномочий имеет более строгую санкцию, чем статья «пытки»? – задается вопросом директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис. – Дело о санкциях в статьях 308 и 347-1 стоит достаточно серьезно. Поэтому необходимо внести изменения и дополнения в законодательства, чтобы не было смешение двух статей. И пытки нам представляются более тяжким преступлением, нежели превышение должностных полномочий.

Другая проблема для задержанных – правовой вакуум, в котором оказывается арестованный с момента его фактического задержания и до признания подозреваемым. Уголовный кодекс РК четко устанавливает права обвиняемых, которые они приобретают после составления соответствующего протокола. Но до этого момента задержанные по сути бесправны.

– Особенно, когда лицо доставляется в качестве свидетеля, оно оказывается лишенным права на защиту и не понятен его статус в части взаимоотношений с правоохранительными органами, – говорит Евгений Жовтис. – Право на молчание, защиту и звонок тоже несколько зависает…

Казахстанское законодательство теоретически оберегает задержанных от «свободных» действий правоохранительных органов. Но практика – дело иное. А пока правозащитные организации и государственные ведомства решают, как менять отечественные законы, блюстители непорядка продолжают пытать людей в застенках РОВД.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter