Экс-министр национальной экономики Куандык Бишимбаев вспылил в суде


В специализированном межрайонном суде по уголовным делам Астаны продолжается процесс по делу экс-министра национальной экономики РК Куандыка Бишимбаева. 9 января заседание началось с его допроса.

Государственный обвинитель напомнила, что Бишимбаев заявлял о давлении со стороны следствия, и попросила уточнить, какое давление и кем оказывалось и почему Куандык Бишимбаев никуда не обращался.

"10 января 2017 года меня задержали, провели очные ставки с тремя не знакомыми мне людьми, которые сообщали о событиях, о которых я вообще ничего не знаю. Это всё из материалов дела. 4 января 2016 года Бахыт Жаксыбаев (бывший председатель правления АО "Байтерек Девелопмент". – Авт.) даёт признательные показания, что он сам всё организовал, сам, условно говоря, этот дом строил. На каком основании меня задержали и водворили в ИВС? При этом присутствовал процессуальный прокурор Айтжанов. Где защита моих прав со стороны прокуратуры?" – возмутился экс-министр.

Он подчеркнул, что имеет право на такую же защиту своих прав, как и любой другой гражданин Казахстана.

"Меня задерживают на основании показаний лиц: Анарбая (экс-управляющий директор АО "Байтерек Девелопмент". – Авт.), Сапарымбетова (экс-директор дирекции АО "Байтерек Девелопмент". – Авт.) и Айтимбетова (руководитель департамента дирекции ГЧП АО "Байтерек Девелопмент". – Авт.), людей, которых я не видел и никогда не имел разговора, которые просто что-то сообщают, а я ничего не могу сказать. Единственный человек, который что-то может сказать или который хоть как-то со мной общался, – Жаксыбаев говорит, что я не причастен, а меня закрывают в ИВС", – повышенным тоном добавил Куандык Бишимбаев.

На что судья сделал ему замечание и попросил убавить тон.

"Я прошу прощения, Ваша честь, я целый год молчал и всё это глотал", – извинился подсудимый.

Адвокат экс-министра пояснил, что в каждом протоколе очных ставок были замечания и жалобы по прямым нарушениям норм уголовного-процессуального законодательства. Однако никакой реакции по этому поводу со стороны прокуратуры не было.

Также Куандык Бишимбаев рассказал о давлении со стороны следствия в первые месяцы задержания. По словам экс-министра, его регулярно вызывали в кабинет к заместителю руководителя следственного департамента Национального бюро по противодействию коррупции Олесе Кексель.

"Меня приглашали на встречи без адвокатов к Олесе Кексель. Заходит следователь Дамир Бахытов и говорит: "Олеся Кексель хочет с вами поговорить отдельно, один на один". И вот на таких встречах начинается: "Если вы не признаетесь, вам дадут по максимуму, признайтесь, признайтесь", – рассказал бывший глава МНЭ.

Получив ответ на вопрос, прокурор начала говорить о свободном поведении подсудимого Куандыка Бишимбаева в момент задержания в Нацбюро. Она пояснила, что так говорится в материалах дела.

"Вы позволяли себе курить в здании, даже срабатывала сигнализация. Не хотели выезжать на допросы на "Газели", ссылаясь на то, что жаркая погода. Органы досудебного расследования всегда шли вам навстречу, принимали ходатайства. Что вы можете пояснить по этому поводу?" – спросила она.

Экс-министр объяснил, что в автозак максимально могут вместиться 10 человек, в то время как сотрудники Нацбюро, по словам Куандыка Бишимбаева, размещали там по 18 человек разом.

"Я отказался не от того, что жаркая погода, а от того, что 18 человек заходили в машину, все присутствующие могут подтвердить это. Там у двоих больное сердце, им за 60, это те, которые по делу о геологии проходят. Душно, и 18 человек набивают. Исходя из защиты интересов этих людей, я отказался. Хотя мне хотелось выехать, там я могу увидеть своих родственников, адвокатов, мог пообщаться с ними. А то, что там написал конвоир Нацбюро, это совсем другое дело. Конечно, он не может признать и написать, что тут по 20 человек, как в консервную банку, людей в автозак запихивают. Где здесь соблюдение прав?" – отметил он.

"Вы говорите, что я курил, сигнализация сработала. Там есть моя подпись? Меня поставили в известность о том, что это было, что я курил? Кроме этого следователя, никто этого не пишет. Не надо говорить, что я никуда не обращался", – добавил подсудимый.

По мнению Куандыка Бишимбаева, цель следствия – обвинить министра в преступлении.

"Обвинить министра – это громко, резонансно, престижно. Наверное, вот такое желание. Получи я хоть одну тиынку или был бы хотя бы один разговор, здесь бы он был представлен. За ними следили и записывали с февраля 2016 года, и всё, что за это время следствие может представить, – это разговоры о том, что я с Жаксыбаевым ходил в баню. Это говорит о том, и я это точно знаю, что на самом деле я вообще об этом не знал. Я хожу, занимаюсь своей работой, кто-то собирает деньги, а потом в нужный момент, через месяц после своего задержания, вдруг начинает говорить, что это было для Бишимбаева. При этом Бишимбаев ни словом, ни духом. Такая очень странная ситуация: деньги для меня собирает другой, мой дом строит другой, обставляют мой дом совсем другие люди. Вообще, мои вопросы, которые, казалось бы, мои, но занимаются этим совершенно посторонние люди, с которыми я не разговаривал, не встречался", – сказал он.

"Вы спрашивайте, какой стимул у остальных указывать на меня. По-моему, это очевидно. Конечно, лучше уйти с первой роли и переложить это на кого-то другого", – добавил экс-министр.

Все публикации по делу Куандыка Бишимбаева можно прочитать здесь.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter