– Я не буду искать никаких оправданий. Я проиграл и проиграл по делу. Но просто констатирую факт: сгонка веса перед боем с Хопкинсом оказалась самой тяжёлой в моей жизни. Мне и раньше было трудно «гонять» вес, чтобы вписаться в лимит своей категории, но в этот раз всё было невероятно сложно.

– Хотелось бы услышать подробности.

– У меня была хорошая подготовка, отличные спарринг-партнёры, я находился в великолепной форме, и мне говорили, что я двигаюсь как средневес, а бью как тяж. Но когда я скинул 18 кг и мой вес достиг 87 кг (а лимит полутяжёлого веса 79,4 кг. – Авт.), начались проблемы. Хотя тренировался больше, чем обычно. Если раньше перед боями в пятницу была лёгкая тренировка, а в субботу выходной, то перед поединком с Хопкинсом я тренировался каждый день по три раза. Но… у меня не было ни капли жира, а вес не уходил. Я стал ещё больше бегать, но вес никак не сдвигался. У меня была тренировка, а потом 10 раундов спаррингов – я проводил пять раундов по четыре минуты каждый с одним соперником и тут же начинал боксировать столько же с другим противником. И хотя после спаррингов бойцы обычно отдыхают, бегал 15-километровый кросс, а иногда 22 км, надевая на себя специальный «весогоночный» костюм. Но вес не снижался. Тогда стал ограничивать себя в еде – после интенсивных тренировок питался три раза в день. И ел мало – по три-четыре ложки за раз. И всё. Но вес снова не снижался.

– К чему это привело?

– Я всё-таки вес согнал. Получилось, что скинул 26 кг.Но мойбратишка после взвешивания сказал: «На тебя страшно смотреть. У тебя одна кожа да кости». Мой организм был обезвожен. От сгонки веса начались проблемы со здоровьем – ухудшилось зрение, постоянно были судороги, я чувствовал, будто мои мышцы стянуты, зажаты. А ещё после взвешивания наконец-то нормально поел. И после этого произошло расстройство кишечника. Даже перед самым поединком, когда надо было разминаться, я находился в туалете. Пришли организаторы и говорят: «Пора выходить на ринг». И я отправился биться, толком не успев размяться. Я подчеркну, что не оправдываюсь. У меня был великолепный шанс объединить титулы, но им не воспользовался. А мой соперник сделал всё как надо.

– За бой вы нанесли более 600 ударов. Но цели достигло даже меньше трети.

На спаррингах я за раунд выбрасывал по сто и даже больше ударов. Спарринг-партнёров – очень хороших боксёров – отправлял в нокдауны, а одного даже послал в тяжелейший нокаут. Все, кто видел, в каком состоянии находился тот парень, перепугались – думали, что он умрёт. К счастью, обошлось… Но во время боя сказалось всё – сгонка веса, обезвоживание: мозг давал команду бить, а тело не слушалось... Честно говоря, для меня такое поражение – самый худший вариант. Лучше бы я умер на ринге. С другой стороны, этот бой стал для меня очень большим уроком. Я понял, что мне нужны перемены.

И какие же?

Я перехожу в первый тяжёлый вес (до 90,7 кг). Да, мне придётся также гонять перед боем по 10–15 кг, но это будет намного легче, чем раньше. Я не знаю, с кем буду боксировать. Подбором соперника займётся мой менеджер Эл Хэймон. Мое же дело хорошо тренироваться.

Кто вас будет тренировать?

Я поговорил со многими авторитетными людьми из мира бокса. И, выслушав их мнения, решил поработать с Исмаэлем Саласом. Это кубинский тренер, один из лучших в мире, который работал с такими боксёрами, как Юриоркис Гамбоа, Гильермо Ригондо, Джесси Варгас, Дэнни Грин. Сейчас он тренирует олимпийского чемпиона Лондона японца Риото Мурату.

– Когда вы планируете вернуться на ринг?

До конца года. Сначала мне надо хорошо поработать с Исмаэлем Саласом. Нам надо привыкнуть друг к другу, найти контакт, а уже после этого буду готовиться к бою.

Какие цели ставите перед собой в первом тяжёлом весе?

Я хочу стать чемпионом мира и объединить титулы в этой весовой категории. Мне хочется драться с лучшими, при этом понимаю, что мне придётся снова подниматься наверх. Но к этому я готов.

– Что вы так эмоционально говорили после боя Бернарду Хопкинсу?

«Ты лицемер!» Сначала он вёл себя нормально. На пресс-конференциях был уважителен, говорил только о бое, а за три дня до поединка наговорил про меня кучу гадостей. Ну, я ему после боя и ответил. Он сразу замолчал. Жаль, что не сумел его победить. Но сейчас я анализирую произошедшее и понимаю: в случившемся можно найти плюсы. Я получил колоссальный опыт, понял, что нельзя так гробить своё здоровье, гоняя вес. А ещё есть понимание: я вернусь более сильным, чем раньше.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter