Перед проектом «Хочу стать звездой» стоит грандиозная задача – продемонстрировать всему Казахстану, что талант есть у каждого человека, главное – желание и немного харизмы.

С 5 апреля на КТК стартовало новое масштабное реалити-шоу «Хочу стать звездой»/ «Жұлдыз болғым келеді», где на глазах у миллионов телезрителей будет формироваться состав новой девичьей группы. По условиям проекта в каждой программе девушки должны пройти испытания, подготовленные организаторами, о которых заранее участницы знать не будут. А значит, всё, как в жизни: жёсткая конкуренция, ограниченное время, чтобы проявить себя, сложные задания и самые неподдельные эмоции. Как живут участницы и как готовятся к концертам, «Мегаполису» рассказала певица, актриса и телеведущая Асель САДВАКАСОВА.

– Как зародилась мысль запустить такой проект? И почему участвуют только девушки?

– Мы решили, что будет интересно, если в большом доме будет жить большая компания незнакомых друг другу девушек. При этом они должны заниматься вокалом, хореографией. Цель проекта – создать гёрлз-бэнд, состоящий из трёх человек, который в дальнейшем будет очень хорошо раскручиваться. Я сама пела в группе, и необходимо помнить, что, сколько бы денег ни вкладывали, какими бы талантливыми ни были люди, очень важен человеческий фактор. Например, на прошлой передаче у нас выбыла одна девочка. Она пела очень хорошо, но была настолько скандальная, что с ней отказывались работать даже профессионалы: визажисты, стилисты, вокалисты. Все взрослые, уважаемые люди, а она им грубила, всячески с ними препиралась. Это уже показатель. Если она на таком этапе, прожив в доме всего две недели, не могла смириться с тем, что не надо тянуть одеяло на себя, а нужно стараться уступать.

– Может выбывшая девочка скандалами делала себе имя?

– Может быть, но одно дело так создавать себе имя, но выдавать хороший продукт, и совсем другое, когда ты видишь, что на сцене стоят три человека, двое вроде бы перекликаются друг с другом, а у неё как будто свой сольный концерт.

– На кастингах были моменты, которые удивили?

– В жюри был Нурлан Абдуллин. И одна из девочек исполнила песню группы «Фабрика», которую слегка видоизменила. Спела: «Нурик, солнце, я тебя люблю, но замуж не пойду». Для меня это был шок! Сидит многоуважаемый Нурлан Абдуллин, заслуженный деятель искусств Казахстана, и девочка лет 18 максимум исполняет такую вот песню. Это был самый смешной случай.

– Не так давно попалось интересное выражение: «Раскрутить можно и консервную банку, лишь бы деньги вкладывались».

– Я с этим согласна, но в любом случае в артисте что-то должно быть и не обязательно это выдающийся голос. В мире очень много популярных людей, у которых нет хороших голосовых данных.

– Брат Мадонны в своих мемуарах писал, что его сестра уволила девушку из подпевки за то, что та пела лучше.

– Но при этом она популярна во всем мире. Я и про себя не могу сказать, что пою супер, я пою нормально, средне. Когда я пела в группе, этого было достаточно.

– Чем итоговый гёрлз-бэнд будет отличаться от всего того, что уже есть на казахстанской сцене?

– Они будут отличаться, но я пока не могу сказать, чем. Мы ещё приглядываемся к участницам. В финал выйдут 12 человек – 4 группы. И там уже будет понятно, в чём изюминка каждой группы. Однозначно это будет что-то новое. У нас действительно какие-то группы профессионально лучше, какие-то хуже, но все примерно одинаковые. Здесь будет немного другая ситуация, мы попробуем сделать, как делают в России. Там женские коллективы чётко разделяются по имиджу. Например, группа «Серебро» – это модные, современные девушки, немного пацанки. По имиджу и песням они похожи на корейские поп-группы. Группа «Фабрика» – это такие соседские девчонки. В России есть понимание, что нужно работать в своей нише. «Фабрика» не старается сделать из себя «Виагру», потому что у них есть свой зритель и им этого достаточно. В чём будет отличие новой казахстанской группы от всех ныне существующих, мы узнаем ближе к концу проекта.

– Возраст участниц от 18 и до?

– Самой взрослой 23 или 24 года. Это самый идеальный возраст для начинающего артиста. А лучше всего до 20 лет, когда из человека ещё можно что-то слепить и у него ещё есть амбиции.

– Работать в женском коллективе, а тем более жить в женском общежитии – это нелегко.

– У девочек в доме, конечно, бывают ссоры. Достаточно всякого. Был момент, когда одна участница спрятала телефон, а в условиях конкурса сказано, что телефоном пользоваться нельзя, и остальные 29 человек хотели устроить ей бойкот и чуть ли не разборки. Я вижу конфликтные ситуации между участницами, они чисто девчачьи («Почему ты свои вещи разбрасываешь?!» «Почему кружку за собой не помыла?!»), или внутри групп бывает так, что двое хотят заниматься чуть ли не до утра, а у третьей режим, и она идёт спать. Но при этом, когда они все стоят на сцене и одна вылетает – все плачут, обнимают друг друга.

– Насколько тяжело участницам дался отказ от мобильных телефонов?

– У них был ужасный стресс. Мы тогда вызывали психолога. Три дня в доме стоял рёв. И мы поняли, насколько сейчас люди зависимы от гаджетов. Девочки тогда говорили, что хотят домой, к родителям. Мы давали им возможность поговорить с близкими. Они рыдали в трубку, на что родители им говорили: «А что ты плачешь? Тебя там бьют, плохо кормят? В чем тогда проблема?» Как только произошёл первый отсев, и они увидели наглядно, что всё происходящее серьёзно, только тогда они начали включаться. Участниц лишили не только телефонов. Они не смотрят и телевизор. Это для них стресс, но так и должно быть. Встряска. В проект вкладываются очень большие деньги. Где победители прошлых музыкальных проектов? Их никто не знает. А я даю слово, что победители этого конкурса не будут однодневкой. Я это точно знаю, мы уже подписали контракт. Но подробности я пока не могу разглашать. Но думаю, группа будет одной из самых популярных.

– Девочки часто встречаются с психологом?

– У кого были просьбы – те консультировались с психологом. Я ещё подумала: «Как так, в 20 лет уже психолог нужен. Что за слабая молодёжь пошла?» В первый день он занимался с 10 участницами. И мы сразу увидели, что им стало легче. Когда их останется меньше, человек 18, тогда, я думаю, имеет смысл снова пригласить специалиста. Постоянно происходит отсев. С каждой неделей это будет становиться всё большим стрессом. Они ещё сами не понимают, как привыкают друг к другу. Например, девочка, которая выбыла в первую неделю, приходит на каждый концерт. Она подходила ко мне со словами: «Спасибо за проект. Пусть я не прошла, зато у меня появились подруги». После концерта они сидят все вместе за кулисами, болтают.

– Какой у участниц распорядок дня?

– Если не ошибаюсь, встают они в 8 утра. Пока все умоются, позавтракают. С 10.00 занятия: по часу каждая занимается вокалом, после сами час репетируют, потом хореография, после приходит фитнес-инструктор. К слову, у многих проблемы с лишним весом. Отбой в 22.00, и многие, около 80%, что радует, после отбоя репетируют самостоятельно.

– Чем девочки занимаются в свободное время?

– Его нет. У нас очень мало времени между концертами – от четырёх дней до недели. Сейчас перерыв 10 дней, а на подготовку к следующей тематике всего 4 дня. Девочкам приходится работать постоянно. Но они растут, и это замечает жюри. Многие это шоу воспринимают критично: «Да кого вы набрали?», «Да они петь не умеют» и т.п. Но ведь в этом-то и прикол! Мне кажется, что не талантливых людей не бывает. У каждого есть талант, просто у кого-то он более ярко выражен, а кому-то надо приложить усилия. У нас в проекте есть девочки, которые стали очень хорошо петь. Хотя кастинг они прошли только благодаря тому, что были артистичны. У нас музыкальное реалити-шоу. Сольный певец должен быть талантлив от природы, но группа – это группа. Там в среднем могут петь все. Общую картинку делает сочетание голосов и красивая подача.

– Где находится звёздный дом?

– В целях безопасности участниц я не могу ответить на этот вопрос. Дом находится в хорошем месте в верхней части города.

– Зритель видит всё, что происходит, или какие-то не самые красивые моменты всё-таки «вырезаются»?

– По задумке сценариста и в соответствии с идеей показывается всё. Мы хотим показать, что на самом деле всё на так легко и весело, как всем кажется.

– Сбежать никто не пытался?

– Сбежать тяжело, они контракт подписали. По условиям контракта, если ты покидаешь проект не по форс-мажорным обстоятельствам, – платишь неустойку. Когда мы им давали контракт на подпись, то дали время подумать, всё объяснили. Мне кажется, что описали намного страшнее, чем оказалось на самом деле. Но был и форс-мажор, например, у одной девочки прямо в день заезда в дом по результатам анализов обнаружилась злокачественная опухоль.

– Девочкам меняли имидж. Все были рады переменам?

– Все абсолютно нормально это воспринимали. Одну девочку мы полностью перекрасили. Она была брюнеткой, мы сделали из неё блондинку. Из другой мы сделали огненно-рыжую.

– У участниц есть кумиры, на которых они равняются?

– Мы такой вопрос им не задавали. Надо спросить. Судя по тому, что они пели на кастинге, я могу сказать, что равняются они на Кайрата Нуртаса.

– Когда мы узнаем имена будущих звёзд отечественной эстрады?

– Финал проекта состоится в конце мая.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter