Александр НЕДОВЕСОВ должен был сыграть за мужскую сборную Казахстана по теннису ещё в январе, но из-за торжества бюрократии сделать это не сумел. Как оказалось, к лучшему. В дебютной встрече в четвертьфинале Кубка Дэвиса пара Недовесов – Голубев разбила на чужой территории олимпийских чемпионов Пекина швейцарцев Роджера Федерера и Станисласа Вавринку.

– Естественно, что вы довольны своим дебютом.

– Да. Потому что выходить на корт против олимпийских чемпионов самый худший вариант. Но и лучшей победы для дебюта не придумаешь.

– Наверное, стоит поблагодарить бельгийцев, из-за которых вы не смогли выступить за сборную Казахстана ещё в январе.

– Можно сказать и так. Хотя тогда я был очень расстроен, что не смог помочь нашей команде.

– Капитан нашей сборной Диас Доскараев перед матчем часто говорил, что страха перед Федерером и Вавринкой у вас не было. Это так?

– Отчего же их пугаться? Они же люди. Такие же, как и мы. У них также две руки, две ноги.

– Зато у них есть титулы. Много титулов.

– Да, это так. Поэтому мы испытываем к ним большое уважение, что они такого добились. Но мы же тоже не простые ребята. И способны играть хорошо.

– До парной встречи против Федерера и Вавринки кто был вашим самым титулованным противником?

– Томаш Бердых. С ним я играл в первом круге «Australian Open» в этом году и уступил ему. Понимаете, я не так много времени провёл в ATP-туре, поскольку долго прожил в США, играя в системе университетского тенниса. И поэтому надеюсь, что встречи с сильными теннисистами у меня ещё впереди.

– Наверняка у вас с Диасом Доскараевым много общего – он также играл в теннис в США, обучаясь в университете. Может быть, этот фактор помог вам скорее адаптироваться в сборной?

– Мы заочно были знакомы. У нас много общих друзей, и на последнем турнире в Майами я встретил людей, которые хорошо его знали. Несмотря на то, что в сборной Казахстана я недавно, всех ребят по команде знаю. Так что никаких проблем с адаптацией у меня не возникло.

– Что вам больше всего запомнилось из университетского тенниса в США?

– Это очень хорошая школа, так как есть большая конкуренция между игроками даже внутри одного университета. Ещё ты учишься играть, несмотря ни на что, ни на какое судейство.

– А что с судьями-то?

– Там есть правило: судья на вышке предназначен только для того, чтобы корректировать игроков. Теннисисты сами определяют, был ли аут или нет, а судья с ними либо соглашается, либо нет. Никаких серьёзных решений судьи не принимают и к тому же бывают очень предвзятыми.

– Диас Доскараев был шокирован, когда увидел, как теннисисты дерутся ракетками.

– Такого я не видел. К счастью. Но ещё лучше, что в таком не участвовал.

– Когда вам поступило предложение выступать за сборную Казахстана?

– Со мной вели переговоры в течение всего прошлого года. И это решение было очень непростым, но абсолютно правильным. Сейчас для меня созданы все условия для тренировок. Если я без условий и поддержки за два года добился того, что попал в ТОП-100 мирового рейтинга, то с помощью Казахстанской федерации тенниса надеюсь добиться ещё более лучших результатов. Это одна из моих главных задач: хорошими выступлениями популяризовать теннис в Казахстане.

– На одном из украинских сайтов вы выступили с официальным заявлением по поводу перехода в сборную Казахстана. Зачем вы это сделали?

– Потому что было много некорректных высказываний в мой адрес. Я понял, что возникла какая-то недосказанность, и мне захотелось расставить все точки над i и объяснить, отчего я так поступил. При этом, если кто-то мной недоволен и продолжает меня обвинять, – это его право.

– Какая же причина больше всего повлияла на ваш переход в Казахстан?

– Их много. Одна из них в том, что у меня никогда не было хороших условий для тренировок. И мне импонирует стремление Казахстанской федерации тенниса развивать этот вид спорта в стране, в том числе и помогая игрокам.

– Говорят, что раньше вы во всём экономили?

– Скажу так: у меня экономическое образование и считать я умею. Но, действительно, всем я занимался сам: покупал билеты, вёл переговоры с организаторами турниров и прочее, прочее.

– Вы экономист. Тему своей дипломной работы помните?

– Как таковой дипломной работы у меня не было. Мне её заменили на практику. Причём с сельскохозяйственным уклоном. Я написал, что можно было бы изменить в производстве сельхозпродукции и какие нововведения принесли бы помощь. Мне было интересно этим заниматься, но я понимаю: с того момента прошло много времени. Так что если я захочу применить свои знания на практике, мне придётся заново многому учиться.

– Вы часто бываете в Астане. Что вам запомнилось?

– У теннисистов запоминается одно и то же: аэропорт – гостиница – корты. Я не сказал бы, что многое видел, так как был зимой. Сами понимаете, погода не позволяла много гулять и что-то рассматривать. Но однажды, когда мы были на сборах, я рискнул пройтись по улице и околел!

– Без чего в поездке вы не способны обойтись?

– Наверное, прозвучит глупо, но это Интернет. Потому что сейчас можно обойтись даже без телефона. Но, когда есть Интернет, можно сделать почти всё.

– Ярослава Шведова, вспоминая свои поездки, рассказала, в какой страшной гостинице жила в Индии. У вас подобный опыт был?

– Как только я услышал «страшная гостиница», то сам тут же вспомнил про Индию! Специфика тенниса такова, что мы не можем планировать время прибытия на турнир. Бывает, что ты на одном старте выступил неудачно и через полмира летишь на другой запланированный старт. У меня так и получилось: я раньше, чем ожидал, уступил во Франции и прилетел в Индию. А там официальный отель переполнен. Меня привезли в другую гостиницу, в которой не было воды и смывать туалет приходилось из ржавого ведра. Я очень долго ругался с директором турнира, и меня, к счастью, переселили. Я не привередливый, но считаю, что минимальный комфорт должен быть. Тем более что и цена в той гостинице оказалась приличной – 60–70 долларов в день. Я же экономист, считать умею.

– У вас есть какие-то суеверия?

– Каких-то ритуалов нет. Но есть единственное правило – не наступать на линию на корте. Но это, скорее, к вопросу о концентрации внимания.

– Вы интересуетесь другими видами спорта?

– Да. Футболом. Болею за «Барселону». Это у меня любовь с детства. А вот за казахстанским футболом не слежу, хотя за «Шахтёр» против «Селтика» болел.

– Какие, на ваш взгляд, самые популярные виды спорта в Казахстане?

– Бокс, велоспорт, так как Александр Винокуров один из самых известных атлетов в стране. А ещё борьба и тяжёлая атлетика. Также я бы хотел добавить в этот список теннис. Надеюсь, что наши усилия помогут стать ему в Казахстане ещё более популярным.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter