Дмитрия заподозрили в попытке передачи заключённому письма от его матери, Валентины Голышкиной, за что теперь намерены привлечь к административной ответственности. Свою вину адвокат категорически отрицает.

"Я считаю, что незаконные действия сотрудников СИЗО по ограничению моей свободы имели лишь цель создать препятствия в осуществлении мною защиты Голышкина, - говорит Куряченко. - В тот день, после того, как я сдал свой телефон на проходной СИЗО, меня сопроводили в камеру хранения. Я положил на стол для досмотра свое адвокатское досье, сверху которого лежало письмо матери Голышкина, в котором она интересуется состоянием здоровья своего сына и спрашивает, что ему нужно передать. Сотрудник СИЗО мне сказала, что проносить письмо нельзя, на что я ответил, что оставлю это письмо в камере хранения и при выходе заберу с собой".

Дмитрий так и сделал и отправился в следственный кабинет СИЗО, где прождал своего подзащитного следующие полчаса, однако Ярослава в тот день он так и не увидел.

Тайно проносить письмо я не намеревался.

"Зашел дежурный по следственному изолятору Куандыков Е.К. и сопроводил меня в кабинет на второй этаж, где я просидел под присмотром сотрудника в полицейской форме до семи часов вечера, в течение почти четырех часов. Тем самым была незаконно ограничена моя свобода и не предоставлено свидание с моим подзащитным при наличии всех полученных разрешений внутри СИЗО. Вернувшись, дежурный Куандыков Е.К. стал требовать с меня объяснительную по факту обнаружения им в камере хранения письма матери моего подзащитного. Я ему объяснил, что тайно проносить письмо я не намеревался, оставил его в камере хранения, когда мне сообщили, что отдать его Голышкину я не могу, и после свидания с подзащитным я намеревался забрать письмо с собой. Затем он принес это письмо из камеры хранения в кабинет, где меня удерживали, и начал при понятых помещать его в конверт. Составлять какие-то бумаги - как я понял, с целью привлечь меня необоснованно к административной ответственности".  

Уже на следующий день Дмитрию Куряченко вручили протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 481 КОАП РК "Передача лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, специальных учреждениях, запрещенных веществ, изделий и предметов". По этой статье суд может ограничиться предупреждением или же вынести решение о назначении штрафа в размере десяти месячных расчетных показателей. Первое слушание по этому делу отложили, так как Дмитрий Куряченко и назначенный государственный защитник, от услуг которого столичный юрист отказываться не стал, потребовали предоставить видео с камер, установленных в камере хранения СИЗО.

Дмитрий Куряченко говорит, что с таким вопиющим нарушением своих прав как адвоката и гражданина он столкнулся впервые. Вчера он подал жалобу на имя прокурора Павлодарской области Мухтара Жоргенбаева с просьбой признать незаконными действия сотрудников СИЗО по ограничению свободы передвижения адвоката, а также воспрепятствованию в свидании с подзащитным, и принять меры прокурорского реагирования.

Напомним, редактора павлодарской газеты "Версия" Ярослава Голышкина арестовали 16 мая по подозрению в вымогательстве у акима Павлодарской области Каната Бозумбаева 500 тысяч долларов. Как сообщили коллеги Ярослава, журналист проводит собственное расследование по делу об изнасиловании в государственной резиденции. Голышкину удалось записать интервью с пострадавшей, девушка на видео, якобы, говорит о том, что одним из участников изнасилования был сын Бозумбаева - Даурен Алдаберген. Позже прокуратура области подтвердила факт изнасилования на территории государственного объекта, правда, сын акима по делу проходил не подозреваемым, а свидетелем. Уголовное дело об изнасиловании закрыли за примирением сторон. Защита Голышкина полагает, что материалы его журналистского расследования об этом преступлении были использованы третьими лицами в криминальных целях.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter