В декабре 2018 года общественный фонд Transparency Kazakhstan направил в Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции (АДГСПК) предложение о создании публичного реестра лиц, осуждённых за коррупцию.

25 февраля фонд сообщил, что в агентстве предложение общественников "подвергли сомнению".

"Отказ в создании публичного реестра мотивируют завершением цели наказания при вынесении обвинительного приговора суда и пожизненного запрета на занятие государственной деятельностью, а также рисками психологического давления на родственников осуждённых", – сообщили в фонде.

В ответ Transparency Kazakhstan направило в АДГСПК письмо, в котором фонд рассказал о положительной практике ведения публичных реестров коррупционеров в зарубежных странах.

"К примеру, в Германии действует реестр уличённых в коррупции людей, который позволяет государственным организациям защититься от недобросовестных сотрудников. В публичный реестр России вносят данные в течение десяти дней с момента принятия решения об увольнении коррупционера. На сегодняшний день он содержит 939 фамилий депутатов, чиновников, прокуроров, сотрудников таможни, военнослужащих, госкорпораций, пенсионного фонда и других", – сообщили в фонде.

В Кыргызстане Единая база данных осуждённых за совершение должностных преступлений опубликована на сайте Генеральной прокуратуры. В Украине – на сайте Национального антикоррупционного бюро страны.

"Мониторинг СМИ показал, что с начала деятельности реестров в России, Кыргызстане и Украине не установлено фактов преследования родственников этих людей", – отметили в Transparency Kazakhstan.

В фонде сообщили, что регулярно получают предложения о создании такого реестра в Казахстане, когда проводят опросы и помогают людям, столкнувшимся с коррупцией.

"Люди считают, что такой реестр позволит наглядно оценить реальные результаты по искоренению коррупции и недопущению повторного трудоустройства осуждённых за коррупцию на госслужбу. Он создаст в обществе атмосферу нетерпимости к коррупции, когда она станет публичным и постыдным деянием", – сказала исполнительный директор Transparency Kazakhtan Ольга Шиян.

В фонде добавили, что в Казахстане действуют аналоги реестра коррупционеров – список осуждённых за терроризм и экстремизм, и список людей, которым запрещено занимать руководящие должности в финансовом секторе.

"Со стороны общества нет критики того, что эти списки ведутся или что отбывшим наказание за терроризм запрещено иметь банковские депозиты и карточки, хотя они уже понесли наказание. Реестр коррупционеров может быть простым списком без фотографий, но главное, чтобы он был и символизировал публичность и открытость в борьбе с коррупцией", – подчеркнули в Transparency Kazakhtan.

В фонде отметили, что направили письмо с этими данными в Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter