Испытание отарским полигоном в 40-градусную жару даже после крутого «десантного замеса» в 35-й Капшагайской десантно-штурмовой бригаде для меня, военного обозревателя «Мегаполиса» (в прошлом тоже десантника), оказалось гораздо серьёзнее и даже в чём-то опаснее. Наравне с солдатами я управлял танком, боевой машиной пехоты, стрелял из автомата Калашникова, снайперской винтовки, гранатомёта, пистолета Макарова... На исходе дня после очередной попытки преодолеть полосу препятствий под названием «АРД» (атлетизм, решительность, дерзость) меня вообще пришлось в буквальном смысле спасать в медотряде...

То, что солдатская наука тяжела, я, конечно же, знал всегда, но чтобы она была в условиях Отара настолько сложной, прочувствовал на своей шкуре в минувший вторник. Офицеры и контрактники здесь летом, как опята на раскалённой сковородке.

Дулат Адырбеков

– Вам ещё повезло сегодня, что дождик накануне пыль отарскую малость к земле прибил, – рассуждает начальник 40-й военной базы – заместитель командующего РгК «Юг» полковник Дулат Адырбеков, – а то тяжко пришлось бы с непривычки. Наши гвардейцы закалку здесь проходят мощную. В разгар учебного периода они с полигонов практически не спускаются в военный городок.

– А как же молодёжь? Такая адская нагрузка вчерашнему студенту, как нож в сердце.

– Молодых солдат до поры бережём. Нагрузку даём постепенно.

– Сколько их прибыло в Учебный центр в этом году?

– Больше тысячи уже приняли. Скоро курс молодого бойца для них закончится, они все примут военную присягу и, в соответствие с планом боевой подготовки, приступят к изучению своих военных специальностей. После окончания учёбы – экзамен и распределение в Сухопутные войска по всему Казахстану.

ПЕХОТА – СТРАШНАЯ СИЛА

 Когда-то Отарская дивизия наводила ужас не только на несчастных призывников, которых присылали сюда железнодорожными составами со всего Советского Союза. Перевода в Отар для дальнейшего прохождения службы опасались и офицеры. Спросите почему? Да потому что такой махровой дедовщины в Советской армии и флоте больше не было нигде, разве что за исключением острова Русский...

Солдаты здесь вешались и стрелялись почти каждый месяц. Знаменитый дисбат (дисциплинарный батальон), где отбывали наказание провинившиеся солдаты и сержанты СА, находился здесь же, под Отаром. Сейчас дисбат ликвидирован. Территорию занимает отряд военной полиции.

Жазылбай Козыбахов

Постоянное отсутствие элементарных бытовых условий в Отарской дивизии угнетало военнослужащих: ни воды, ни света, ни газа, ни школ нормальных и больниц, ни спортивных центров, ни рабочих мест для трудоустройства офицерских жён. Помню время, когда окна в домах офицерского состава Отарской дивизии закладывали кирпичом и «зашивали» досками, чтобы местные жители ничего не растащили, не разграбили. Знаю и помню, как крут был в то время командир «большой пехоты» Дамир Халиков. По приказу этого полковника специально собранная из крепких ребят-разведчиков «зондеркоманда» хватала всех непрошенных гостей, забредших на территорию воинской части хоть чем-нибудь поживиться, брила их налысо и выпроваживала за забор военного городка. Наутро весь посёлок был в курсе, кого полковник Халиков минувшей ночью учил уму-разуму. Мотали на ус. В результате таких драконовских действий надлежащий порядок в Отаре всё же был наведён, гражданский люд наконец-то стал уважать и ценить военных.

С приходом к власти легендарного Отарского комдива генерал-майора Алихана Джарбулова, которого до сих пор здесь помнят и ценят, военный городок после упадка стал постепенно приходить в норму. Другие командиры дивизии продолжали вносить свою лепту. Бывший министр обороны Даниал Ахметов вообще создал здесь «апельсиновый рай»: при нём все дома офицерского состава были капитально отремонтированы и выкрашены в оранжевый цвет (потому рай и назвали «апельсиновым»).

Сейчас на месте прославленной 80-й Гвардейской Уманской ордена Суворова 2 степени мотострелковой дивизии располагается Учебный центр имени Карасай батыра, которым командует выпускник Национального университета обороны гвардии полковник Сабир Каюмов.

– За год обучение в нашем центре проходят более двух тысяч младших специалистов по 14 специальностям мотострелковых и танковых войск, зенитной артиллерии, – рассказывает Сабир Каюмов. – По окончании курсовой подготовки они распределяются в части Сухопутных войск Вооружённых сил Казахстана. Должен сказать, что всем им без исключения находится в войсках достойное применение. Никто без дела не остаётся.

АТЛЕТИЗМ, РЕШИТЕЛЬНОСТЬ, ДЕРЗОСТЬ

О полосе препятствий АРД думаю рассказать следует особо. Придумали её, как мне поведали в Отаре, и построили в Региональном командовании «Запад». Тогдашний командир базы морской пехоты подполковник Каныш Абубакиров идею генералов Амира и Дамира Халиковых воплотил в жизнь и представил полосу препятствий начальнику Генерального штаба генерал-полковнику Сакену Жасузакову и главкому Сухопутных войск генерал-лейтенанту Мурату Майкееву. После обкатки АРД стали возводить во всех боевых частях.

Дмитрий Шенбергер

Пройти её за положенное время только что пришедшему с гражданки «чайнику» не просто сложно – практически невозможно. Когда я прибыл на полигон 40-й военной базы «Отар», её отчаянно штурмовали бойцы мотострелкового батальона 12-й механизированной бригады РгК «Юг».

– Кто первым придёт к финишу, сразу объявлю отпуск с выездом на родину, – подбадривает своих подчинённых командир мотострелкового батальона майор Рамазан Кенжебаев.

– Пехота – наш девиз, – кричит сержант батальона Багдаулет Тазабеков.

– Вижу цель, не вижу препятствий, – хрипят в ответ бойцы.

– Вперёд, пехота!

Секундомер начинает отсчитывать минуты этого ада. На тропе пятёрка отважных пехотинцев и я – журналист «Мегаполиса».

После разборки-сборки автомата Калашникова вперёд вырывается рядовой Шерхан Абылкасым. Он и финишировал на этот раз первым. Отпуск в Кызылорду солдат заработал честно.

– Самым сложным препятствием для солдат является лабиринт из колючей проволоки, – комментирует сержант 2 класса Багдаулет Тазабеков. – Здесь сбивается дыхание наиболее сильно. Каждому необходимо правильно распределять свои силы по всей полосе препятствий...

На последних метрах АРД мне уже нечего было распределять вообще. В голове помутилось, язык прилип к нёбу так, что пошевелить им было уже практически невозможно. На финише только мычал и просил дать глоток воды. Окончательно пришёл в себя в больничной палате отарского медицинского отряда, которым командует хирург от Бога подполковник Жазылбай Козыбахов. Недавно я видел, как работает он и его подчинённые. По воле случая, став свидетелем страшной аварии на трассе Алматы – Бишкек, я позвонил начальнику 40-й военной базы полковнику Дулату Адырбекову и попросил помощи. Бригада военных медиков поднялась по тревоге и примчалась в район Кордая мгновенно. Автобус лежал на боку, окровавленных пострадавших вытаскивали из окон и развозили по гражданским больницам. Самых тяжёлых направляли в Отар.

– С начала года в отряде мы уже провели 164 операции, из них по экстренным показаниям – 38, – комментирует Жазылбай Козыбахов. – Из них сложных операций – 12.

– Доктор, знаю, что пострадавших в ДТП с трассы постоянно везут к вам в Гвардейск. Часто это происходит?

– Очень. И мы помогаем всем. С начала года 27 гражданских спасли. Стационарно пролечили – 11, амбулаторно – 16.

– Клятва Гиппократа обязывает?

– Да, это – наш долг. Что может быть дороже человеческой жизни? Особенно, когда помощи пострадавшим просто неоткуда ждать, кроме как от нас, военных медиков.

По словам Жазылбая Козыбахова, сейчас аптека отдельного медицинского отряда имеет все необходимые группы лекарственных препаратов и растворы. Здесь установлено современное лечебно-диагностическое оборудование: рентгенодиагностический комплекс «Apollo», цифровой флюорографический аппарат, дыхательная и наркозная аппаратура, оборудование для стерилизации и автоклавирования.

– В этом году мы получили гематологический анализатор, который определяет до 20 параметров крови, полуавтоматический биохимический анализатор,высокочастотный электрохирургический аппарат, ультразвуковую диагностическую систему.

– Господин полковник, я могу сам всё это увидеть в работе?

– Конечно.

Надеваю халат, бахилы, маску и отправляюсь с начальником мед-отряда в операционный блок.

Хирургическое отделение рассчитано на 40 коек. Палаты распределены по профилю и по контингентам больных: офицеры, контрактники, солдаты-срочники. Имеется даже VIP-палата. Вероятно, для очень важных персон. В Отаре уже давно проводятся международные учения, здесь бывают президенты и премьер-министры стран СНГ, дипломаты высокого уровня, акимы... Мало ли что может приключиться.

В отряде кругом чистота и порядок. Отделение анестезиологии и реанимации развёрнуто на 5 коек. Инфекционное отделение на 20 коек располагается на первом этаже второго лечебного корпуса. Аптека, склад текущего довольствия и склад длительного хранения расположены в одном отделении. Все подразделения отдельного медицинского отряда обеспечены канализацией, центральным водоснабжением, отоплением.

– В первом лечебном корпусе после капитального ремонта установлены электроводонагреватели в душевых кабинах приёмного и хирургического отделений, – продолжает экскурсию начальник отряда. – Кроме централизованного энергоснабжения имеется автономное – электростанция на 30 кВт. При перебоях с водоснабжением используется привозная вода... Мы оказываем квалифицированную и некоторые виды специализированной помощи военнослужащим Гвардейского гарнизона, а также членам их семей, служащим ВС РК, жителям Гвардейска и близлежащих населённых пунктов.

– Специалистов хватает?

– В отряде работают квалифицированные врачи: хирурги, травматолог, оториноларинголог, терапевт, инфекционист, дерматовенеролог, гинеколог, стоматолог... Средним и младшим медицинским персоналом тоже укомплектованы.

– Сколько получают ваши работники?

– Больше ста тысяч тенге выходит. Это больше, чем на гражданке.

ОГОНЬ НА ПОРАЖЕНИЕ

Подлечившись в отряде, снова возвращаюсь на полигон. В сорокаградусную жару солдаты умудряются из автомата Калашникова не просто попадать по мишеням – десятки выбивают! Удивил рядовой Дмитрий Шенбергер, прослуживший в Отаре полгода. Из десяти патронов в цель он положил все пули. Больше половины в районе «яблочка». Проиграл ему в поединке вчистую. И не стыдно в этом признаться. Более того, в эту свою очередную журналистскую командировку понял, что побеждать на поле боя может тот, кто постоянно совершенствуется, кто закаляет силу и волю на деле, а не только на словах.

– Военная 40-я база «Отар» – это действительно мощный кулак, отлаженный боевой механизм, где все «винтики» знают свой манёвр и готовы к выполнению любой поставленной задачи. Так что легендарная Отарская дивизия жива, и я горжусь тем, что прохожу здесь службу, – говорит полковник Дулат Адырбеков. – Кстати сказать, служить в Отаре для офицеров становится с каждым годом всё престижнее. Условия здесь созданы отличные. И взаимодействие с местными властями налажено очень хорошее. В перспективе планируется здесь открыть ЦОН. Здание уже подобрано для него. Тогда нашим военнослужащим и членам их семей не надо будет выезжать в Кордай и Алматы для решения каких-то своих житейских вопросов. Всё будет под рукой.

– Какие проблемы, на ваш взгляд, сейчас существуют на 40-й базе?

– Все задачи решаемые. Проблем не вижу. Отар уже далеко не кризисный район. Жилой фонд здесь постоянно совершенствуется. Строится ещё один дом на 120 квартир, сдаются общежития. Имеются новая школа и детский садик. Отремонтированы все котельные, магазины современные открываются.

– Сколько жителей сейчас в военном городке?

– Около 9 тысяч вместе с гражданскими.

– Прямо государство в государстве.

– Точно так.

Разговор с начальником базы заглушают стрельбой гранатомётчики. И они валили танки-мишени с первого выстрела. Между тем известно, что примерно полгода назад в этой 12-й механизированной мотострелковой бригаде, которой командует полковник Ерлан Еламанов, были очень низкие показатели в огневой подготовке. Но после соответствующего «вливания» из центра личный состав подтянулся и не узнать его теперь. Похвально. Разведчики под управлением ефрейтора Ерлана Токмолдаева тоже продемонстрировали свою силу и ловкость. Пройти с ними «тропу» на этот раз не решился. Слишком сложно и не каждому под силу. Да и начальник базы запретил журналистский эксперимент от греха подальше.

БЕЗ ПРАВА НА ОШИБКУ

Обливаясь солёным потом, идём наблюдать, как работают сапёры. Командир инженерно-сапёрной бригады подполковник Марат Джусупов сам проводит занятие и обучает личный состав действиям по сплошной очистке местности от взрывоопасных предметов.

– В мирное время именно мы занимаемся выполнением боевой задачи, связанной с риском для жизни, – комментирует Марат Джусупов. – В нашей профессии мелочей не бывает. Потому девиз у нас такой: «Всё возле нас!» по принципу «без права на ошибку».

Через полчаса поиска сапёр обнаруживает-таки неразорвавшийся 152 мм артиллерийский снаряд. Командир подразделения капитан Танирбергенов принимает решение – уничтожить его на месте. После подрыва – короткий «разбор полётов» и объявление благодарности лучшим. Отличились выпускники Кадетского корпуса им. Уалиханова младшие сержанты Отесинов и Несипбаев. Рядовые срочной службы Мурзахметов, Шуменов, Тлеукабылов...

Спросите, почему в репортаже перечисляю так много фамилий солдат? Да потому, что они и есть самые настоящие герои, которыми должна гордиться страна. Это они, если что, первыми встанут на защиту Отечества и станут ежесекундно рисковать своими жизнями ради нашего с вами спокойствия.

И последнее на сегодня. Видеть воочию, как работает дивизион ракетных систем залпового огня в/ч № 82796, входящий в состав Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР), удаётся не многим моим коллегам-журналистам. Чтобы поддерживать боевую готовность на должном уровне, эти парни тренируются по управлению огнём артиллерии практически каждый день за исключением выходных и праздников. И служат здесь исключительно контрактники. Временно исполняющий обязанности командира в/ч № 82796 гвардии подполковник Нургали Токашев доволен своими подчинёнными. И командир дивизиона гвардии майор Рамазанов, когда я попросил его назвать лучших из лучших, не задумываясь, ответил: «В ходе тренировки отличные результаты показали начальник расчёта боевой машины ефрейтор Канашев, наводчик ефрейтор Алиев, механик-водитель старшина Дамбаев. Они в короткие сроки были готовы к залпу... Ещё хотел бы отметить радиотелефониста сержанта Альпеисову. Она при выполнении огневой задачи в очень сложных условиях поддерживала с расчётами непрерывную связь... Все молодцы!

Вот уж действительно постарались все на 40-й военной базе на славу и показали, на что способны. Придраться по большому счёту было абсолютно не к чему. Настоящая мужская работа! И дух боевой, и физическая выносливость отменная. Не только десантники у нас считаются элитой. Артиллерия и пехота – тоже сила!

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter