В недавнем блэкауте Казахстан не виноват

фото pixabay.com
фото pixabay.com

Заслуженный энергетик Казахстанской энергетической ассоциации уверен, что аварийная ситуация случилась на территории одного из соседних государств.

Что произошло. Давайте вспомним, 25 января в 11.59 (по времени Нур-Султана) произошел блэкаут – системная авария в энергосистеме, которая обесточила ряд населённых пунктов и промышленных объектов. Отключение электричества произошло одновременно в Казахстане, Узбекистане и Кыргызстане. Дело в том, что три центрально-азиатских государства были объединены в Объединённую энергосистему Центральной Азии (ОЭС ЦА) ещё в советское время.

В соседних странах обесточены оказались аэропорты, перестали работать светофоры, ташкентский метрополитен, бишкекский троллейбус. Системной авария была названа потому, что повлекла за собой отключение в Казахстане транзита линии Север – Юг. В итоге Алматинская область – вся южная зона – самоизолировалась. Спустя полтора часа началось поэтапное восстановление ОЭС, однако за это время Узбекистан успел назвать Казахстан главным виновником аварии.

По информации системного оператора Казахстана компании KEGOC, из-за значительного аварийного дисбаланса произошёл наброс мощности на транзит электроэнергии 500 кВ "Север – Восток – Юг Казахстана".


Читайте также: В KEGOC назвали причину отключения электроэнергии на юге Казахстана


Я предполагаю, что произошла авария в соседней энергосистеме (скорей всего, в узбекской) из-за аварийной частоты. Рабочая частота – 50 Гц, аварийной считается уже на уровне 49,5. Так вот в момент аварии частота опустилась до 47 Гц. И аварийные электросети, чтобы удержать свою частоту, попытались "набросить" мощности на действующие сети. Все три государства работают в параллельном режиме, и потому сработала автоматика. "Умное" оборудование всегда ищет, где и за счёт каких ресурсов можно поднять частоту.

Попытки подключиться к казахстанской энергосистеме оказались неудачны, поскольку у нас самих система работает на максимуме своих возможностей. И автоматика не дала им подключиться, началось последовательное отключение всех электростанций.

Отключение – хорошо или плохо?

Тот факт, что сработала автоматика, говорит о том, что наша энергосистема в очень хорошем состоянии. Вот если бы автоматика не сработала, случился бы настоящий коллапс, который перекинулся бы на северные и восточные области страны. Потом – на всю республику. И тогда полетели бы "головы" в Казахстанской компании по управлению электрическими сетями KEGOC.

А так – сработала автоматика, отключился только транзит, и южная зона перешла на изолированную работу. Через час-полтора объекты энергосистемы вновь начали подключать, ещё через час система заработала в штатном режиме.

Возможно ли повторение подобных ситуаций? Мы работаем в рамках единого энергокольца. Поэтому нештатные ситуации могут происходить и в будущем, поскольку мы не можем влиять на состояние энергосистем соседних государств. Другое дело, нам нужен резерв в виде манёвренных электростанций. Такие электростанции хороши тем, что способны подхватить систему в нештатной ситуации, в считанные минуты запускаться и отключаться. Если бы такая станция была мощностью 1000 мегаватт, вообще было бы отлично. Этот как раз наблюдаемый в Казахстане дефицит мощностей.

Вопрос о строительстве манёвренных электростанций давно стоит на повестке дня казахстанской электроэнергетики, активно обсуждается в среде профессионалов. Но дальше разговоров речь не идёт. Теперь, я уверен, процесс ускорится.


Читайте также: Спецкомиссию по расследованию причин блэкаута на юге Казахстана создали в Минэнерго


Нам нужно строить манёвренные электростанции и одну базовую – атомную. Если бы у нас была АЭС, и произошел сбой в Узбекистане или Кыргызстане, они бы "набросились" на нашу энергосистему, и мы бы подхватили. А так – нам самим требуется резерв. Как вариант, если бы не сработала наша автоматика, то сработала бы в России, потому что мы с ними тоже работаем в параллельном режиме.

Об износе региональных сетей. Если говорить про Жамбылскую, Туркестанскую области, то там очень высокий износ сети. Если ничего не предпринимать, то износ будет увеличиваться. В конечном итоге такой блэкаут может возникнуть внутри отдельных регионов.

Например, в западно-казахстанском РЭКе (Распределительная электросетевая компания - Ред.) износ составляет 80%. Фактически блэкаут там происходит несколько раз в сутки. Люди просто привыкли, что если поднялся ветер, то энергия в домах пропадает. Если не ошибаюсь, в Костанайской области очень высокий процент износа. В прошлом году в Атырау произошёл региональный блэкаут.

Примечательно, что одно из первых заявлений президента Токаева в 2019 году касалось как раз таки высокого износа сетей в Уральске. Но вопрос так и не сдвинулся с мёртвой точки.

О пересмотре тарифов. Износ сетей в регионах – это не проблема местных властей, скорее, это следствие сдерживания тарифов для потребителей. Из-за этого мы и наблюдаем хроническое недоинвестирование отрасли.

Допускаю, что вопрос с повышением тарифов следует решать аккуратнее в сфере последних событий. Для тех казахстанцев, которые имеют высокий доход, тариф можно увеличивать. Для социально незащищённых слоев – оказывать адресную социальную помощь, компенсируя часть расходов на электроэнергию. У государства есть для этого все необходимые рычаги.

У меня, к примеру, всегда, когда оплачиваю коммунальные услуги, душа болит, что плачу очень мало, поскольку знаю настоящую цену каждому киловатту электроэнергии.

Если бы в антимонопольном комитете каждый энергообъект, нуждающийся в ремонте, внимательно рассматривали, то у нас бы ни износа не было, ни потерь электроэнергии. А они достигают в настоящее время 16%! Это очень плохой показатель.

Записала Оксана Трофимова.

Поделиться:

informburo.kz в Facebook:

подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров