- Сейчас судебную систему не критикует разве что ленивый, и этому есть свои причины. Несколько лет назад наш общественный фонд "Транспаренси Казахстан" проводил исследование, направленное на оценку степени прозрачности и уровня удовлетворённости населения деятельностью судов и судей всех уровней. Так вот, 21,1% опрошенных лиц оценили работу судов как хорошую. И только 15% заявили о полном доверии нашей судебной системе. Вряд ли ситуация изменилась в лучшую сторону за последние 2-3 года.

Причин неудовлетворённости качеством правосудия в стране множество, как объективных, так и субъективных: катастрофически снижает качество судебных решений и приговоров, высокая нагрузка на судей. В советской судебной системе был законодательно закреплён и действовал так называемый принцип непрерывности судебного процесса, в соответствии с которым судье было запрещено переходить к рассмотрению другого уголовного или гражданского дела без окончания производства по предыдущему. Возврат к этому принципу хоть и представляется желательным, но является абсолютно нереальным: мы живём в другой стране и в другое время с совершенно иными правовыми отношениями между гражданами, юридическими лицами и государством. Несравнимо возросло количество как гражданско-правовых споров, так и деяний, наказуемых в административном или уголовном порядке.

Сокращение числа судей я считаю абсолютно недопустимым. В первую очередь необходимо снизить нагрузку на судей судов первой инстанции, где, собственно, и должно осуществляться правосудие.

Мне не раз задавали вопросы, почему я не вернулся в органы прокуратуры или не пошёл в судьи, а решил стать адвокатом. Аргумент один: чудовищная нагрузка объективно не позволит мне выносить качественные - законные и обоснованные - судебные акты. А ведь от этого зависят судьбы конкретных людей, ломать которые я посчитал себя не вправе. Мой внутренний судья - совесть - потом не дала бы мне спокойно жить. К глубокому сожалению, такой внутренний судья у многих спит мертвецким сном.

Когда-то судья федерального суда в штате Вашингтон рассказал мне, что он не может позволить себе купить автомашину марки "Мерседес" или BMW только по одной причине: к нему сразу явится федеральный налоговый агент, поскольку декларируемые доходы судьи не могут позволить сделать столь дорогое приобретение. Посмотрите, на чём ездят наши судьи, прокуроры, другие государственные люди. Одним принятием этического кодекса здесь не поможешь.

- Заявлено, что на основе нового кодекса этики судей казахстанцы смогут обжаловать действия представителей Фемиды в специальном жюри при Верховном суде. Кто должен войти в это жюри, чтобы его решения были адекватными и независимыми?

- Дай бог! Кашу маслом не испортишь. Открытость судебных процессов и прозрачность поведения судей только на пользу обществу, как и предоставление возможности гражданам сигнализировать об отступлениях от законов и этических норм, допускаемых судьями.

Только не надо всё отдавать в руки исключительно самим судьям, объективно связанным корпоративной солидарностью. Адвокаты, журналисты, пишущие на правовые темы, видные государственные и общественные деятели - здесь были бы весьма полезны. Хотя в той же Германии Суд по делам судей состоит исключительно из судей и призван как защищать их, так и привлекать к ответственности за действия, порочащие высокое звание и статус судьи.

- Что нужно сделать, чтобы судьи всех инстанций в условиях дефицита времени не быстро пролистывали дела, а реально вникали в их суть, изучали все собранные документы?

- А почему только судьи? А разве адвокаты, прокуроры не должны реально вникать в суть дела? Есть гражданский процесс, в котором каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается. Суд должен обеспечить только объективность и беспристрастность и оказывать сторонам помощь в истребовании доказательств, если это необходимо. В этом процессе от судьи, по сути, требуется только дать правильную оценку доказательствам, предоставленным сторонами, и верно применить закон. То есть вынести законное и обоснованное решение, которое далеко не всегда может быть справедливым. Просто какая-то из сторон может оказаться "попроворнее" в сборе и предоставлении необходимой совокупности доказательств.

В уголовном процессе всё несколько иначе: здесь бремя доказывания по закону лежит на государственном обвинителе. Если бы судьям удалось освободиться от присущего судебной системе обвинительного уклона и обеспечить реальное равноправие и состязательность сторон обвинения и защиты в процессе, то его участники сделали бы за них половину работы. Но профессиональный уровень сторон в уголовном процессе оставляет желать лучшего. Поэтому мы до сих пор не имеем полноценного судебного следствия, а всё уголовное судопроизводство сводится к ревизии обвинительного заключения, которое сейчас называют обвинительным актом.

А разве ситуация с юридическим образованием в стране не влияет на качество правосудия? Не так давно при встрече со студентами выпускного курса юридического вуза я попросил поднять руку тех, кто бывал в наших судах и имеет представление о судебных процессах. Поднялась одна или две руки. А по достижении 25 лет эти студенты могут стать вершителями судеб человеческих.

Одна моя хорошая знакомая, профессор юридического университета, с болью как-то воскликнула: «Представляете, сейчас можно получить диплом юриста, не сказав за 4-5 лет обучения ни одного слова! Поскольку система обучения построена исключительно на тестах». Без повышения качества юридических знаний и последующей непрерывной обязательной профессиональной переподготовки судей мы не скоро порадуемся грамотности наших служителей Фемиды.

Хотя все юридические знания, любое профессиональное усовершенствование или послевузовское повышение квалификации судей теряют смысл, если не гарантирована и не обеспечена реальная независимость судьи от непроцессуального влияния. Вот здесь-то нам похвастаться нечем.

В профессиональном плане независимость судьи означает свободу от указаний в самом широком смысле. Не секрет, что любой судья зависим как от председателя своего суда, так и от председателя суда вышестоящего, и так до самого верха, поэтому вынужден "страховать" себя по вертикали. Само существование начальников в судебной системе является нонсенсом, по моему глубокому убеждению. Институт председателей в судах нуждается в серьезном реформировании.

Мне, например, представляется правильным не назначение, а выбор председателя суда судьями этого же суда на определённый срок. Такой председатель никогда не будет беспредельничать по отношению к своим коллегам, зная, что его могут переизбрать, и он может сам оказаться в роли "гонимого". В интересах самих же судей будет избрать на должность председателя самого подготовленного, авторитетного и обладающего организаторскими талантами коллегу, который просто будет получать более высокую заработную плату за дополнительную нагрузку. Но, увы!

Наш менталитет и консерватизм никогда не допустят существование в стране судебной системы без бастыков.

- В Казахстане обещают ужесточить отбор служителей Фемиды. Предполагается, что судьёй сможет стать только тот кандидат, который имеет пятилетний стаж участия в судебных процессах. Как вы считаете, стаж для судьи – всегда ли это хорошо? Это показатель профессионализма или «умения договариваться»?

- Мне представлялось бы правильным предложение повысить возрастной ценз для кандидатов в судьи с 25 до 30-летнего возраста. Жизненный опыт играет немаловажную роль в любом деле. Стажировка в наших судах? Конечно, необходима. Вспомните, что я говорил выше о состоянии юридического образования. А вот что такое "5 лет стажа участия в судебных процессах" - я не очень понимаю. В каком качестве? В тех же США судейский корпус пополняется в основном бывшими адвокатами и преподавателями юридических учебных заведений, но никак ни выпускниками со студенческой скамьи.

Кандидат в судьи должен быть безупречен, как жена Цезаря. Здесь я полностью согласен с необходимостью ужесточения отбора служителей Фемиды. Только отбора, прозрачного для общества и не направленного на избавление от лиц, не угодных системе.

Стажировка в "плохом" суде ничему хорошему не научит. Наверное, стоит подумать о создании в каждом из регионов страны базовых передовых судов. Лучше уж перенимать опыт, близкий к идеальному, чем впитывать в себя существующие "пороки" системы.

- Вы верите в эффективность перехода от пятиступенчатой системе правосудия к трёхуровневой?

- Существование в одном суде одновременно апелляционной и кассационной инстанций, как и наличие "тройки" для предварительного рассмотрения дел в Верховном суде я считаю неоправданным явлением, своего рода профанацией правосудия.

Ну а предложения, заключающиеся практически в полном исключении Верховного суда из системы правосудия и оставлении основной массы дел для окончательного решения в областных судах, являются неконституционными по сути.

Мы же являемся унитарным государством, а в этом предложении кроется опасность появления регионального, "местечкового правосудия". Каждый гражданин нашей страны должен иметь право обратиться в высший судебный орган, или тогда придётся заявить, что Верховный суд не является органом правосудия. В последнее время для удобства судей сделано очень многое, чтобы ограничить доступ граждан в надзорную инстанцию: введены государственная пошлина, обязательное кассационное обжалование, предварительный фильтр в виде "тройки" судей. Я не согласен с тезисом "наши граждане стали больше доверять судебной власти", когда он сделан только на том основании, что растёт количество обращений в суды. Просто больше им некуда обращаться.

А органы внесудебной защиты прав и свобод гражданина и человека - прокуратура, правоохранительные и другие государственные органы - явно недорабатывают в этом направлении.

Также я не могу согласиться с постоянно озвучиваемым руководителями судебной ветви власти утверждением о том, что о повышении качества судебных решений свидетельствует низкий процент их отмены вышестоящими судами. Это может свидетельствовать о чём угодно, но только не о перманентно растущем качестве правосудия.

Что, по вашему мнению, нужно поменять в судебной системе, чтобы и судьи были в почёте, и верховенство закона обеспечено?

- Надо всё-таки попытаться перевернуть ситуацию с судами с головы на ноги, то есть изменить само отношение к судебной системе и судьям.

Как у нас называется основной закон  в этой сфере? Правильно, "О судебной системе и статусе судей". А в Германии как? "О судьях". Улавливаете разницу? У нас Система и Статус выше и важнее самих обладателей судейских мантий, вершащих правосудие в стране.

Нам нужен закон "О судьях и судебной власти", гарантирующий действительную независимость судей от побочных непроцессуальных влияний на них как извне, так и внутри судебной системы, независимость и автономность самой судебной власти от других ветвей государственной власти.

Одновременно этот закон должен повышать требования к судьям: к их профессионализму и безупречному поведению как в залах судебных заседаний, так и за их пределами, в обществе.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter