Если верить главе Национального банка Кайрату Келимбетову, о том, что в стране грянула девальвация, сам он узнал глубокой ночью.

В это время Шехерезада обычно прекращает вести до­з­воленные речи, лидер движения «Поколение» Ирина Савостина – снимать показания приборов учёта воды и электричества, сатанисты – резать своих козлов, директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард – отслеживать курс доллара к рублю, тугрику и евро, жасотановцы – демографировать… А Кайрат Нематович ждал волшебного звонка? Пару дней спустя он скажет, что хранение сбережений в тенге не является убыточным. Если следовать его логике, то убыточно хранить в долларах и евро? А если держать в Австрии или Швеции – это менее убыточно?

Или вот ещё: г-н Келимбетов уверен, что соотечественники после проведённой девальвации «перестанут жаловаться через год-два» (ну да, те, кто не переживёт этот срок – ни на что уже сетовать не станут). И зачем-то добавил: «Мы никому не дадим причинить ущерб казахстанцам». А наши не самые крупные предприниматели, которые потеряли на этой «корректировке курса», ущерба не понесли, Кайрат Нематович?

На неделе полиция Нигерии арестовала хозяев и работников одного ресторана. Как выяснилось, там подавали блюда из человечины. Не хотелось бы сравнивать, но две девальвации за пять лет тоже попахивают каннибализмом по отношению к со­отечественникам. Нет?

Кстати, 13 февраля агентство Bloomberg с тревогой сообщило, что «доллар США демонстрирует самое значительное снижение за три недели в паре с евро в ожидании данных о розничных продажах в США». Утро субботы оптимизма Bloomberg’у не прибавило. Вот что тенге животворящий после девальвации делает! Вы в курсе, г-н Келимбетов?

Вечером 11 февраля по Алматы поползли слухи: вокруг города собраны войска, чтобы «гасить» недовольных девальвацией. Командиры аэромобильных войск почему-то не удосужились информировать население, что это просто плановые учения. Но ажиотаж разогрели знатный. Их что, под пытками заставили молчать? Нет, я понимаю, что есть воинская дисциплина. Без неё, как известно, начинаются всякие болезни – от чесотки и плоскостопия до шизофрении и оппозиционелёза в тяжёлой форме. Но можно же было объяснить народу, что только учениями а/м войск именно в эти дни удастся сохранить и демократию в стране, и суверенный курс тенге, и меню в кафе и ресторанах в прежнем ассортименте?

Потом пошла вторая серия «Марлезонского процесса». Сначала президент страны поручил правительству не допустить ажиотажа, необоснованного роста цен на ГСМ, продукты питания и прочие блага, перейдя в режим «казарменной работы – 24 часа в сутки, не покладая рук… (это и к акимам относилось. – Авт.) Спрос будет строгим. Посмотрим, кто есть кто, и кто на что способен».

«Кто есть кто» решили проявить всё, на что способны. Казарменный режим – не камерный же. Акимы понеслись с официальными и недружественными визитами по базарам и супермаркетам. Министерства и акиматы – заключать меморандумы о неповышении цен на социально значимую еду с кормильцами: не подведите, родимые! «Родимые» – это хлебопёки, яйценосы, фармацевты, мясники-овощники и прочие предприниматели, способные обеспечить нас до 72 лет (именно столько пророчат нам Минтруд и Минздрав в этом году пожить ещё в этом мире).

Меморандум в переводе с латинского – то, о чём следует помнить. Но не обязательно выполнять. Ну и как карать неисполнителей? Мы же в рынке живём – продавец может выставить любую цену на свой товар. Не станут брать – снизит. Но работать себе в убыток его ни один аким не заставит. Иначе банкротство. А Налоговому комитету Минфина это надо? А теперь внимание!

11 февраля министр нефти и газа Узакбай Карабалин заявил, что при текущих ценах на ГСМ может образоваться дефицит топ­лива, а запаса бензина хватит на 35–40 дней. 13 февраля он уже не решается давать прогноз по ценам на нефтепродукты на внутреннем рынке на апрель.

В этот же день председатель Агентства по регулированию естественных монополий Мурат Оспанов в ритме «уж мы пульс-то щупали-щупали» говорит, что цены на регулируемые виды ГСМ до апреля меняться не будут. Мурат Магавьянович, эти ваши слова – как лишняя рюмка: уже всё просвещённое человечество, включая Ирину Савостину и Кристин Лагард, сообразило, что цены в Казахстане поднимутся на всё, что естся, пьётся, носится, ездит и стоит. Осталось только дождаться от правительства точной даты – когда именно на наших пиджаках карманы будут не нужны (если вы не знаете, то в Казахстане ни ниток, ни иголок не производят – разве что девальвацию)…

Кому не повезло на неделе, так это министру труда и соцзащиты Тамаре Дуйсеновой. На коллегии, которая, к несчастью, прошла за день до девальвации, она много рассказывала о том, как будут повышать пособия по инвалидности и утере кормильцев, как здорово будет выглядеть модель оплаты труда гражданских служащих – это всё с 1 июля 2015 года… Соболезную, Тамара Касымовна, но, похоже, все эти планы вам придётся переписывать. Или какой-нибудь меморандум подписывать с Нацбанком, Минфином и другими коллегами. Впрочем, они же не рядовые гражданские служащие – тут другая «сетка»: мелочь не пролезет…

Аккурат в день девальвации министр культуры Мухтар Кул-Мухаммед рассказывал правительству о проблемах театральной жизни страны. Например: гонорары некоторых поп-исполнителей «превышают общую стоимость одного спектакля регионального театра… Ответственные должностные лица, курирующие эту отрасль, не посещали ни одной театральной премьеры (это про замакимов областей. – Авт.)… В регионах не хватает режиссёров»…

Уважаемый Мухтар Абрарович, акимам сейчас не до Шекспира, Тарази, Чехова и Эсхила. Как там у него: «Я от предвиденья избавил смертных. (хор: Каким лекарством их уврачевав?) – Слепые в них я поселил надежды». У них сейчас цирк, в котором они сами артисты: и огонь глотать, и зверей бичевать, и над публикой смешно издеваться, и фокусы начальству демонстрировать. Региональные акимы уже давно сами себе режиссёры-постановщики балаганов местечкового калибра, которые по привычке – через местные СМИ – тянули постельные принадлежности популярности на себя. И вот грянула «корректировка курса». А народ «жаждет жертв». А градоначальники за Келимбетова не отвечают…

Когнитивный диссонанс! От этих двух слов, подозреваю, некоторые акимы уже завтра переконвертируют накопленные тенге в турецкую лиру или английский фунт. Зря, что ли, столько лет «тормозили» девальвацию тенге в предоставленных им регионах? Кстати, на неделе Министерство иностранных дел предупредило соотечественников: не следует им ехать в Англию – там сейчас навод­нения. Ага. Если у кого из больших коррупционеров задница от преследования финпола дымит – самое время её там остудить.

Ну и последнее. Пять поклонников Майкла Джексона, усопшего 5 лет назад, получили на неделе по суду компенсацию в размере 1 евро «за эмоциональный ущерб», причинённый им смертью кумира. На какую сумму смогут рассчитывать граждане РК, обиженные девальвацией?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter