Многие экономисты полагают, что в будущем ситуация может усугубиться. Проблемы Китая можно перечислять долго – они носят как экономический, так и монетарный, и фискальный характер. Но главная проблема китайского правительства – это то, что оно не может остановить замедление роста экономики.

Китай, демонстрировавший поразительный рост, начал показывать признаки "исчерпания ресурсов" действующей экономической модели. Динамика увеличения ВВП с двузначных цифр скатилась до однозначных. В конце 2014 года официальный Пекин заявлял, что в 2015-м уровень роста составит 7% ВВП. Однако уже понятно, что этот показатель будет куда скромнее. Многие аналитики полагают, что он упадёт до критической для Китая отметки в 6%. В перспективе не исключается и падение до 3-4%.

В частности, по японским оценкам, к 2025 году темпы роста опустятся до 4,1%. Несмотря на девальвацию юаня, экономика Китая по-прежнему далека от сбалансированного роста, обусловленного усилением спроса на внутреннем рынке.

К выводу, что экономика Поднебесной обваливается, приводят статданные Главного таможенного управления КНР. Так, объём китайского импорта упал в сентябре на 20,4% в долларовом выражении, по сравнению с сентябрём 2014 года. При этом китайский импорт сокращается уже 11-й месяц подряд, чего не случалось последние 6 лет. Одновременно снижается и экспорт – 3,7% в долларовом выражении, после падения на 5,5% в августе. В целом за 9 месяцев внешнеторговый оборот Китая сократился на 8,1% в годовом выражении (до 2,9 трлн долларов).

Растёт и долговое бремя. По расчётам консалтинговой компании McKinsey, оно достигло 28 млрд долларов, в несколько раз превышая ВВП самого Китая и в 1,5 раза ВВП США. А это чревато возникновением волны дефолтов.

Вслед за схлопыванием пузыря на рынке недвижимости недавно лопнул пузырь и на фондовом рынке КНР. Летний обвал на Шанхайской фондовой бирже, когда биржевой индекс упал почти на треть, привёл к потере инвесторами свыше 3 трлн долларов. При этом Народный банк Китая потратил на поддержание рынка не менее 200 млрд долларов. Однако история финансовых кризисов показывает, что самые страшные кризисы возникали не из-за внешних долгов – это были внутренние кризисы. С Китаем происходит именно это.

Отмечается активное бегство капитала их страны – в США, Великобританию, Юго-Восточную Азию. Официальных данных нет. Bloomberg, который следит за этой проблемой, писал о 144 млрд долларов, которые вывели из Китая в августе. В Goldman Sachs полагают, что на самом деле эта цифра составляет 178 млрд. Эксперты оценивают общий отток капитала из страны с начала 2015 года на конец сентября в 850 млрд долларов!

Тяжёлый кризис грозит металлургии, где наметилось серьёзное перепроизводство. Оказанная в последние годы правительственная помощь привела к созданию в стране огромных избыточных мощностей в производстве стали. Ухудшающаяся экономика и резкое падение спроса ведут металлургические компании к финансовому краху.

Поскольку Китай является одним из крупнейших покупателей на сырьевом рынке, то следует ожидать проблем и в этой сфере. Так, если раньше Поднебесная обеспечивала до двух третей мирового спроса на нефть, то сейчас – не более четверти. Падение спроса на нефть со стороны Китая (из-за замедления экономического роста) и риски выхода на рынок иранского сырья грозят новым снижением цен, что сократит доходы стран-поставщиков.

События в Китае будут и далее производить более ощутимый "эффект домино" на сырьевых рынках и в экономиках развивающихся стран. По подсчётам одного из трёх ведущих японских банков – Mizuho, самые большие трудности могут ожидать Тайвань и Малайзию: их экспорт в Китай составляет, соответственно, более 9% и 8% национального ВВП. Японский банк по своей методике Казахстан "не рассчитывал", однако при критической зависимости Республики от внешней конъюнктуры и нынешнем состоянии её экономики ничего хорошего ждать не приходится. Падение курса тенге существенно сокращает возможности отечественного платёжеспособного спроса. Тем более что торговля с китайцами идёт преимущественно в долларах: тенге и юани пока не прижились. Вместе с тем, Китай может продолжить наращивание нефтяного импорта в целях создания государственного нефтяного резерва. По мнению ряда аналитиков, именно это стало противовесом иранскому и другим факторам, толкающим вниз нефтяные котировки. Однако этого противовеса надолго не хватит. Китай больше не может расширяться только за счёт внутреннего рынка или только за счёт экспорта.

Сегодня выход для Китая – структурная перестройка экономики с приращением собственной технической базы и повышением капитализации высокотехнологичных проектов. И в Пекине это прекрасно понимают, но поворот происходит с большим трудом. Китай должен взять паузу для обновления производства и либерализации региональной экономики. В таких условиях инвестиции за рубеж – в проекты вроде трубопроводов "Сила Сибири" или "Туркменистан – Китай" – теряют для Китая актуальность. Окупаемость многих из них теперь выглядит совсем не так, как пару лет назад. Тем более что большинство подобных проектов носит характер меморандумов и свидетельствует только о намерениях.

Несомненно, замедление экономического роста в Китае происходит не так быстро, как можно было бы ожидать. Это обусловлено активным применением Пекином стимулирующих мер, подхлёстывающих внутренний спрос и поддерживающих производителей. Сейчас сложно понять, насколько эффективными будут реформы, направленные на переориентацию страны с привлечения инвестиций на развитие внутреннего спроса.

В теории, такие меры способны не только смягчить проблемы в экономике, но и преодолеть их – если делать ставку на быстрое восстановление мирового потребления. Однако поскольку нынешний кризис носит системный характер на глобальном уровне и быстрое восстановление мировой экономики не предвидится, то перспективы роста Китая вызывают большие сомнения. Скорее, его экономику ждёт "жёсткая посадка".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter