Власти Узбекистана заявляют, что экономика страны "за годы независимости выросла более чем в 5,5 раза, реальные доходы на душу населения – в 9 раз… темпы роста валового внутреннего продукта составляют свыше 8%, что, естественно, вызывает у многих восхищение". Процветающая страна, недостижимый пример, причём не только для соседей по региону. Впору говорить об узбекском экономическом чуде.

Между тем, размер ВВП, за время независимости официально взлетевший с 3,6 млрд долларов в 1992 году до 66 млрд долларов в 2015 году, остаётся одним из самых низких на душу населения не только среди республик бывшего СССР, но и стран мира. В составленной Всемирным банком рейтинговой таблице перечня 185 стран, упорядоченных по размеру ВВП на душу населения, Узбекистан находится на 126 месте – между Самоа и Королевством Тонга (для справки: Россия – на 44-м, Казахстан – на 48-м, Туркмения – на 73-м). Безусловно, индекс ВВП на душу населения является приблизительной мерой благосостояния населения той или иной страны, но именно его уровнем определяются такие ключевые параметры уровня жизни как размеры заработной платы и доходов населения.

Теперь о доходах. Основная их часть – около 80% – приходится на заработную плату. Президент Узбекистана Ислам Каримов ещё в 2010 году утверждал, что в ближайшее время средняя зарплата в стране будет не менее 500 долларов. Увы... По неофициальным данным, она сегодня колеблется в районе 200 долларов. При этом, согласно обнародованному в мае 2015 года "Глобальному индексу продовольственной безопасности", 85% населения страны живёт за чертой бедности – на два (и меньше) доллара в день на человека. Как это вяжется с девятикратным, согласно официальным заявлениям, ростом доходов, непонятно.

Следует отметить, что пособия и пенсии, да и сами зарплаты (даже в таких компаниях как "Узбекэнерго", "Узбекхимпром", "Узбекнефтегаз") выплачиваются с большими задержками. По данным сайта "Фергана", только за 6 месяцев 2015 года задолженность по зарплатам в республике превысила триллион сумов (около 4 млрд долларов по официальному курсу).

В стране, при официальном уровне около 5%, существует высокая, давно ставшая хронической  скрытая безработица: до 20% в городах и до 40% в сельской местности. А ведь, согласно правительственным отчётам, ежегодно в республике создаются сотни тысяч рабочих мест. В частности, только в 2015 году по стране было создано свыше 980 000 рабочих мест, из них более 60% – в сельской местности.

Между тем трудовая миграция приняла такие масштабы, которыми уже невозможно управлять. За рубежом (в России, Казахстане, Турции, даже Киргизии) трудится свыше 3 млн узбекских граждан (10% населения страны). Денежные переводы мигрантов составляет 12% ВВП. Но поскольку в статистике учитываются лишь официальные банковские переводы, то в реальности сумма денег, перевезённая гастарбайтерами на родину, намного больше.

Среди стран СНГ Узбекистан являлся крупнейшим получателем денежных переводов физических лиц из России, и падение курса рубля крайне негативно отразилось на экономической ситуации в республике. Сократилась не только сумма переводов от трудовых мигрантов, но и количество отправителей. Это грозит ростом социальной напряжённости и протестов в Узбекистане.

В стране действует несколько курсов национальной валюты: официальный (объявляемый Центральным банком), "чёрный" (реальный, формируемый на нелегальном рынке), клиринговый (по межгосударственным контрактам, в разы выше и официального, и "чёрного") и "легитимные сумы" – узбекские сумы, функционирующие на товарно-сырьевой бирже и имеющие полуконвертационный статус. Одновременное сосуществование нескольких валютных курсов позволяет властям манипулировать статистикой , но сдерживает развитие экспортных проектов. Плюс к этому крайне сложный инвестиционный климат не способствует притоку в страну иностранного капитала.

По объёму привлекаемых прямых иностранных инвестиций Узбекистан занимает третье (после Казахстана и Туркменистана) место в регионе. Однако их объёмы постоянно оказываются ниже ожидаемых. Так, в 2014 и 2015 годах планировалось освоить 3,9 млрд и 3,5 млрд долларов инвестиций, по факту получили 3 млрд и 3,1 млрд долларов, соответственно (в Казахстане в пять раз выше). И это понятно. Для иностранного бизнеса, желающего самостоятельно вести дела в Узбекистане, создано огромное количество бюрократических преград. Рейтинговые значения страны по многим показателям (лёгкости ведения бизнеса, налогообложению) невысокие, что отпугивает потенциальных инвесторов.

Узбекистан за четверть века принял свыше двадцати законов, постановлений и нормативных актов, направленных на защиту иностранных инвестиций и гарантию деятельности зарубежного капитала в стране. Однако это не мешает узбекским властям изымать активы у иностранных инвесторов. Так, у российской компании "Вимм-Билль-Данн" власти Узбекистана конфисковали молочный завод в Ташкенте, инвестиции в который составили около 10 млн долларов.

Потерей активов обернулся и бизнес израильской компании Metal-Tech, владевшей половиной акций металлургического завода "Узметалл технолоджи", в реконструкцию которого израильтяне вложили почти 19 млн долларов. Лишились преференций узбекско-американские СП Zaravshan-Newmont и Uz-Texaco. Вложения узбекско-британского Oxus Gold в СП "Амантайтау Голдфилдс" и месторождение Хандиза были экспроприированы, британские инвесторы потеряли 400 млн долларов.

Российской МТС пришлось списать свыше миллиарда долларов своих инвестиций в бывшую лидером узбекского рынка мобильной связи дочернюю компанию "Уздунробита", у которой узбекские власти конфисковали оборудование, до этого за несколько месяцев доведя её до банкротства.

Разбираются власти и с местными олигархами. Был арестован за уклонение от уплаты налогов крупный бизнесмен, владелец вольфрамового рудника и масложирокомбината Батыр Рахимов. Не дожидаясь ареста, сбежал один из самых богатых людей страны – владелец сети крупнейших в стране оптово-розничных рынков Дмитрий Лим. Под раздачу попала даже старшая дочь президента.

Публикуемая Госкомстатом информация о растущих объёмах иностранных инвестиций зачастую маскирует реинвестиции, то есть ранее вывезенный за границу и отмытый там капитал. Возвращая его в статусе "иностранных инвестиций", истинные хозяева этих активов – коррумпированные чиновники – получают под них налоговые и таможенные льготы.

Таким образом, данным официальной статистики в текущей ситуации доверять сложно. К примеру, занижение  темпов  роста  цен позволяет завышать  темпы  роста экономического. К примеру, в текущем году правительство планирует обеспечить рост экономики на уровне 7,8%. Однако, по оценке Международного валютного фонда (МВФ), рост ВВП Узбекистана в 2016 году составит всего 5%. В итоге экономике страны, подобно Алисе в Стране чудес, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на месте. Но чтобы попасть в другое место, нужно бежать вдвое быстрее.

Республика привлекает невысоким внешним долгом, большим для региона объёмом экспорта, дешёвой рабочей силой. Вместе с тем очевидны низкий уровень жизни населения, высокая безработица и коррупция, доминирование государственного регулирования во всех сферах и многое другое, что делает достоверность официальной статистики Ташкента сомнительной, а рекламируемую властями успешность развития Узбекистана неубедительной. Социально-экономические проблемы в Узбекистане стремительно нарастают, но уже очевидно, что при существующем подходе властей их решение в ближайшие годы просто невозможно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter