Лёгкая промышленность

Фото с сайта esnews.kz

В минувшем году удельный вес лёгкой промышленности в ВВП Казахстана почти удвоился. Казалось бы, вот они – долгожданные плоды реализации десятков проектов и программ, "дорожных карт" и кластеров. Можно ликовать, если не уточнить, что увеличился он до 0,5 с 0,3% годом ранее, и не знать, что 15 лет назад – в 2000 году – он составлял 2,3%, а в советское время – 16%, причём тогда отрасль формировала более четверти бюджета Республики. А так, безусловно, радоваться можно: легпром не умирает, всё ещё держится. Конечно, этот рост не компенсировал предыдущий спад, но тем не менее это, видимо, некий перелом тенденции. Однако совсем не то, что хотелось бы видеть.

Лёгкая промышленность Казахской ССР (включавшая текстильную, швейную, трикотажную, кожевенно-меховую и обувную отрасли) насчитывала свыше 1000 предприятий. Но после обретения Республикой независимости большинство этих предприятий были успешно развалены и ликвидированы. Вместе с плановой экономикой канули в лету и гиганты всесоюзного значения, и небольшие фабрики. Так, в 2008 году окончательно прекратили работу АХБК и оснащённая современным германским оборудованием единственная в стране ковровая фабрика "Алматыкiлем". Их корпуса превратились в торговые центры, полки которых завалены в основном импортными товарами.

Мощности нескольких десятков уцелевших предприятий загружены лишь частично. Главными причинами, поставившими отрасль на грань краха, стали: непродуманная приватизация, инфляция, высокие ставки кредитов, налоговое бремя, поток бесконтрольного импорта. Численность занятых в отрасли резко снизилась, и если в 1990 году она составляла около 220 000 человек, то сегодня – менее 13 000. Примерно столько работало на таком флагмане легпрома как Алма-Атинский хлопчатобумажный комбинат, продукция которого поставлялась и на экспорт. Объёмы отрасли сжались до размеров, сопоставимых с одним крупным предприятием.

Сегодня в структуре обрабатывающей промышленности на легпром приходится всего 1,1%, тогда как в советское время – 21%. Объём инвестиций в основной капитал отрасли только за последние три года сократился более чем вдвое. Спасает отрасль лишь ориентация свыше 80% предприятий на государственный заказ (выпуск спецодежды, обмундирования для силовых структур). Это говорит о том, что отрасль инвесторам не интересна.

Результат очевиден: лёгкая промышленность Казахстана обеспечивает потребности внутреннего рынка едва на 10%, остальное закрывается импортом, который тоннами и кубами широким потоком льётся из России, Турции, Киргизии, Китая. Неудивительно, что по данным официальной статистики, отечественным легпромом товаров производится на 356 млн долларов, а импортируется – на 2,1 млрд долларов. При этом есть и весьма солидный теневой оборот товаров, который Всемирный банк оценивает не менее чем в два млрд долларов.

В Казахстане практически убито трикотажное и обувное производство. Не лучше ситуация в других сегментах отрасли: практически всё необходимое сырье завозится из-за рубежа.

Безусловно, Республика производит хлопок, шерсть, шкуры, но, по данным Агентства РК по статистике, около 90% сырья по бросовым ценам уходит на переработку за рубеж. И это отнюдь не избыточные объёмы, которые можно рассматривать как фактор для подъёма отрасли. Сырьевая база сократилась. Например, если в 1987 году в животноводческих хозяйствах Республики содержалось 9,5 млн голов крупного скота и 36,4 млн овец и коз, то к 2016 году их насчитывалось 6,1 млн и 17,8 млн голов, соответственно.

Имеющаяся сырьевая база не может обеспечить весь спектр необходимых, к примеру, для швейного производства тканей, ниток, фурнитуры. В частности, качество отечественного хлопка не позволяет производить из него пряжу высокого качества, похожие проблемы сегодня и с шерстью. Приходится использовать импорт, что влечёт за собой высокую стоимость изделий и, соответственно, их низкую конкурентоспособность.

А ведь в ГП ФИИР было указано: отечественное производство к 2014 году должно обеспечить 30% потребностей страны в продукции легпрома. Согласно отчётам, с 2010 по 2013 год в эксплуатацию введено 14 предприятий, которые дали 2800 рабочих мест. Но где реальные результаты этого? Их можно "увидеть" в планах второй пятилетки ФИИР: впечатлившись предыдущими "успехами" чиновники решили больше не концентрировать усилия на лёгкой промышленности и исключили её из списка приоритетных отраслей. Правда, как это согласуется с утверждённым "Комплексным планом развития лёгкой промышленности на 2015-2019 годы", совершенно непонятно.

Безусловно, благодаря госпрограммам, особенно "Дорожной карте бизнеса – 2020", большая часть предприятий сумела модернизировать свои производства, оснастив их современным оборудованием. Только вот работать на нём некому. Новые технологии – это не только "железо", но и люди с соответствующими профессиональными знаниями. А с этим большие проблемы. В отрасли сильнейший дефицит кадров: не хватает ни профессионалов, ни даже просто работников. И это понятно. Отрасль малопривлекательна – и рынок мал, и средняя зарплата в отечественном легпроме более чем в 2,5 раза ниже аналогичной по стране.

Эффективной мерой для восстановления отрасли может стать выделение субсидий на производство продукции, освобождение от налогов. Пример – соседняя Киргизия, где предприятия, независимо от размера, работают по патенту (эту льготу им удалось сохранить, даже вступив в ВТО). Таможенная пошлина на ввоз тканей в этой стране составляет 5%, у нас – от 12 до 20%. Такие льготы привлекают инвесторов. По оценке Ассоциации таможенных брокеров Казахстана, там 40% отрасли принадлежит российскому капиталу и по 30% – казахстанскому и местному.

В итоге результат обратен казахстанскому. Сегодня около трети населения Киргизии занято в лёгкой промышленности, ежегодно производящей продукции на 190 млн долларов. Эта продукция (причём качественная) заполняет потребительские рынки Казахстана и России. Страна, практически не имеющая ни нефти, ни многих других полезных ископаемых, активно развивает производство и сферу услуг. Легпром даёт ей до 30% ВВП (в Турции на эту отрасль, обеспечивающую 40% бюджета страны, приходится 10% от ВВП).

Не отстаёт и Узбекистан, в котором началась реализация программы развития лёгкой промышленности. К 2020 году планируется только в текстильном её сегменте освоить около миллиарда долларов инвестиций и ввести в эксплуатацию свыше 80 СП, оснащённых современными технологиями. Средства будут вложены в создание вертикально интегрированных текстильных комплексов, а также расширение действующих производств в различных регионах страны.

В результате мощности отрасли более чем удвоятся. И это при том, что за последние три года в стране уже появилось около сотни новых предприятий с участием инвесторов из Германии, Турции, Швейцарии, Южной Кореи, Японии. Для таких инвесторов принят (как и в Киргизии) целый пакет льгот и преференций. В Казахстане же, несмотря на потуги властей, переломить ситуацию не удаётся. Чиновников и депутатов, видимо, больше волнуют налоговые пополнения бюджета, чем сохранение и развитие такой, имеющей не только экономический, но и большой социальный эффект, отрасли как лёгкая промышленность.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter