В Брюсселе после отказа "Газпрома" от реализации проекта "Южный поток" и объявлении о строительстве "Турецкого потока" активизировались работы по проекту "Южный газовый коридор". В рамках этого проекта, предполагающего поставки газа по системе Трансанатолийского и Трансадриатического газопроводов (TANAP - TAP) от азербайджанского месторождения Шах-Дениз через Грузию, Турцию и Албанию на юг Италии, в Евросоюзе вновь надеются реализовать пролегающий по морскому дну от Туркмении к берегам Азербайджана Транскаспийский трубопровод (ТКТ). Об этом заявила глава представительства ЕС в Азербайджане Малена Мард.

Азербайджан в среднесрочной перспективе по Южному газовому коридору сможет обеспечить лишь 10 млрд м3 – всего шестую часть от годовых потребностей Европы в газе. Поэтому к трубе необходимо подключить другие газодобывающие страны Каспийского региона. В частности, Туркменистан.

В начале прошедшей недели в Брюсселе состоялось первое заседание рабочей группы по Транскаспийскому трубопроводу, на котором представители ЕС, Туркменистана, Азербайджана, Грузии и Турции (на уровне замминистров, ответственных за энергетический сектор) обсуждали технические, юридические и финансовые вопросы реализации этого ­– инициированного ещё в прошлом веке, но находящегося в зачаточном состоянии – проекта.

По словам вице-президента Еврокомиссии Мароша Шефчовича, Туркменистан стремится диверсифицировать экспорт своей продукции в долгосрочной перспективе и "уже заявил о готовности поставлять в Европу от 30 до 40 млрд м3 газа в год". При этом еврочиновник отметил нерешённость проблемы транспортировки туркменского газа в Европу – в частности транзита через Каспийское море.

Заинтересованность собравшихся в прокладке газовой трубы через Каспий очевидна.

Туркменистан, обладая крупнейшими газовыми запасами в регионе, не имеет выхода на западные рынки. Евросоюз, в свою очередь, рассматривает проект ТКТ как один из путей диверсификации импорта энергоносителей, стремясь по политическим причинам минимизировать зависимость от России. Но если в Брюсселе, Баку и Ашхабаде полагают, что для прокладки трубопровода по дну Каспия достаточно согласия стран, по территории которых он будет проходить, то в Астане осторожно высказываются о возможности участия в этом проекте каспийского транзита.

Россия и Иран считают, что до решения вопроса по правовому статусу Каспия такой проект может быть реализован только с согласия всех пяти прикаспийских государств, и активно выражают свое несогласие. И вряд этот вопрос удастся разрешить до V Каспийского саммита, который состоится в следующем году в Казахстане.

Обе страны не заинтересованы в том, чтобы туркменский газ попал на европейский рынок.

Ирану невыгодно становиться транзитёром туркменского газа. Имея собственные запасы, он сам намерен экспортировать газ в Европу: соглашение об отмене санкций ещё не подписано (причём этот процесс может и затянуться), но Тегеран уже начал переговоры на уровне Национальной нефтяной компании с госнефтекомпанией Азербайджана SOCAR о возможности присоединения к проектам TAP и TANAP.

У России остаются сложности с реализацией "Турецкого потока". Москва и Анкара ещё не подписали окончательного соглашения по этому проекту, поскольку не все разногласия между ними преодолены. Не ясно и то, как сформированное по итогам прошедших парламентских выборов новое правительство Турции отреагирует на проект. Анкара, не скрывающая планов стать региональным энергоцентром, может использовать "Турецкий поток" для давления на Россию, чтобы добиться от нее хотя бы нейтрального отношения к ТКТ.

О том, что "Турецкий поток" испытывает значительные трудности и, видимо, будет урезан и сдвинут по срокам, говорит ряд фактов.

Во-первых, Москва, вопреки предыдущим заявлениям, вдруг заговорила о возможности продления транзита по украинской территории и после 2019 года. Во-вторых, в июне в рамках XIX Петербургского международного экономического форума руководители "Газпрома", E.ОN, Shell и ОМФ подписали Меморандумы о намерениях, предусматривающие сотрудничество компаний по проекту прокладки двух дополнительных ниток "Северного потока". Реализация второго "Северного потока" доведёт суммарный, свободный от произвола транзитёров, объём поставок российского газа в Европу до 110 млрд м3, а с "Голубым потоком" и до 180 млрд м3.

Сегодня ситуация вокруг Транскаспийского трубопровода очень напоминает ситуацию с канувшим в Лету (в связи с отсутствием нужных объёмов топлива и инвестиций) газопроводом Nabucco.

Тогда тоже были заинтересованные стороны, проходили консультации, подписывались соглашения, но проект так и не состоялся.

Необходимые корректировки в ТЭО строящейся в рамках "Южного газового коридора" инфраструктуры TAP и TANAP ещё даже не обсуждали, и она не предусматривает возможности прокачки дополнительных объёмов газа. Для этого нужны новые договорённости, а их нет. А ведь реализация транскаспийской магистрали напрямую зависит от готовности ЕС покрыть все издержки по её строительству.

Безусловно, туркменские запасы газа значительно больше азербайджанских. Однако надо провести и аудит месторождений, и анализ договоров, поскольку, похоже, что у щедрого на обещания будущих поставок официального Ашхабада свободных объёмов газа просто нет. Он уже обязался поставлять Китаю не только около 65 млрд м3 газа в год, но и отдал ему приоритетное право на газ в самых крупных своих месторождениях.

Никуда не делись и трения между Баку и Ашхабадом относительно принадлежности ряда  месторождений на каспийском шельфе. Поэтому не факт, что проект ТКТ осуществим в ближайшей перспективе. Тем не менее, происходящие в последнее время события, так или иначе связанные с вопросами поставок газа в Европу, значительно изменят расклад сил на европейском рынке.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter