Абсурдность сложившейся ситуации кроется в сырьевом лоббировании. По факту можно сделать вывод, что власти не считают отечественную нефтепереработку приоритетным направлением развития.

Согласно принятому в мае 2009 года Комплексному плану развития нефтеперерабатывающих заводов на 2009-2015 годы, в прошлом году суммарная мощность переработки нефти должна была возрасти до 17,5 млн тонн не только с полным обеспечением страны высокооктановыми бензинами местного производства и качеством не ниже класса Евро-4, но и отправкой на экспорт 798 400 тонн бензина и 570 500 тонн дизтоплива. Достичь показателей планировалось увеличением числа технологических установок на НПЗ в Атырау с 10 до 20, в Шымкенте – с 9 до 15, в Павлодаре – с 13 до 18.

Однако сегодня эти НПЗ по-прежнему не в состоянии обеспечить Республику топливом ни по качеству, ни по количеству, что приводит к росту цен и зависимости от импорта. Их продукция соответствует стандарту Евро-2. Объём переработки нефти в Республике в 2015 году составил 14,5 млн тонн (97,6% к 2014 году) при этом производство автобензина составило 2,84 млн тонн (95,3% к 2014 году), авиакеросина – 306,6 тыс. тонн (74%), дизельного топлива – 3,89 млн тонн (93,4%). Эти объёмы обеспечили потребности страны на 65% в бензине и на 85% в дизельном топливе. Дефицит продолжает традиционно компенсироваться поставками из России.

Кроме того, Казахстан продолжает импортировать из России около половины перерабатываемой нефти. В результате Республика полностью зависит от конъюнктуры российского топливного рынка, и последние события в очередной раз это подтверждают. У Правительства нет приемлемого решения создавшейся проблемы: оно лишь призывает население бережнее расходовать бензин да активнее использовать находящийся не в лучшем состоянии общественный транспорт. К примеру, в Алматы после 22.00 на нём куда-либо добраться весьма проблематично. Модернизация отечественных НПЗ, о которой так много говорится все последние годы, так и не завершилась.

Атырауский завод, введённый в эксплуатацию в 1945 году, уже дважды модернизировали, но качество выпускаемого топлива от этого лучше не стало. Сейчас там запущено производство ароматических – бензола и параксилола – углеводородов (КПА), являющихся полупродуктами для нефтехимии. Установка сделана таким образом, что может производить или ароматические углеводороды, или бензин (увеличив его производство на 20%). Запуск Комплекса по глубокой переработке нефти (КГПН) перенесён на 2017 год. А ведь завершиться первый проект должен был во II квартале 2013 года, а последний – в начале 2015 года. Да и очерёдность запуска по логике должна быть обратной. Но это понятно, если вспомнить, что финансирующие модернизацию и осуществляющие поставку оборудования китайцы заинтересованы не в увеличении производства бензина, а в получении ароматических углеводородов, которые необходимы их заводам как сырьё для нефтехимии.

Реализация проекта по модернизации и реконструкции завода в Шымкенте (построен в 1985 году) запланирована в два этапа. Первый этап направлен на обеспечение выработки моторного топлива по экологическим стандартам Евро-4 и 5. Второй – на увеличение глубины переработки нефти до 90% и проектной мощности по её переработке до 6 млн тонн в год.

Несмотря на то что Комплексный план модернизации был принят ещё в 2009 году, контракт на строительство установки изомеризации (основного объекта первого этапа модернизации завода) был подписан в 2014 году. По второму этапу – строительству комплекса каталитического крекинга – контракт был заключён в 2015 году. В настоящее время в рамках проекта модернизации запущен только один объект – установка гидроочистки дизтоплива, позволяющая повысить его качество до стандартов Евро-4 и Евро-5.

Павлодарский НХЗ (введён в эксплуатацию в 1978 году) ориентирован на переработку нефти западносибирских месторождений. О его модернизации и переориентировании на отечественное сырье говорят с 1996 года. Но на сегодня там лишь начались строительно-монтажные работы. Причём из-за проблем с финансированием проект модернизации подвергся корректировке. Так, если на начальном этапе говорилось о сумме более миллиарда долларов, то теперь она составляет 620 млн долларов. Сокращение стоимости проекта, в первую очередь, произошло вследствие отказа от строительства установки по переработке казахстанской (кумкольской и актюбинской) нефти. Поменялись планы и относительно мощности завода. После модернизации она составит не 7,5 млн тонн (как планировалось первоначально), а 6 млн тонн (при нынешних возможностях – 5,2 млн тонн). Сейчас на предприятии продолжается размещение заказов на оборудование и материалы, производятся работы по устройству фундаментов, прокладке коммуникаций и трубопроводов, монтажу металлоконструкций.

Растянувшиеся (и ставшие буквально резиновыми) сроки модернизации приводят к выводу о незаинтересованности ни профильных ведомств, ни НК "КазМунайГаз", ни крупного бизнеса в скорейшем доведении отечественных НПЗ до современного технологического уровня. Они больше думают о текущей прибыли, чем о завтрашнем дне. В условиях дефицита и отказа от госрегулирования можно легко повышать цены на нефтепродукты и практически без проблем ловить "рыбку" сверхдоходов. Особенно когда более 80% оптового рынка нефтепродуктов принадлежит пяти крупным компаниям.

Не факт, что полное завершение модернизации НПЗ – ориентировочно в 2018 году – приведёт к исчезновению дефицита нефтепродуктов в стране. Без ответа остаётся вопрос: "Где взять дополнительные 4 млн тонн сырой нефти для загрузки расширенных после модернизации мощностей?" Объёмы нефтедобычи падают, а на такие крупные месторождения как Тенгиз, Карачаганак и Кашаган рассчитывать не приходится – они разрабатываются по Соглашениям о разделе продукции, которые не предусматривают обязательной поставки нефти на казахстанские НПЗ.

В соседней России стартовавшая летом 2011 года программа модернизации НПЗ завершилась их переходом на выпуск моторного топлива мирового уровня. Давление властей и "фискальные плюшки", которые отрасль получала от государства, дали положительный результат. Среди наглядных примеров реализации программы можно назвать Омский НПЗ. Его первые установки, введённые в эксплуатацию в 1955 году, ежегодно перерабатывали всего 3 млн тонн сырья. В 2015 году предприятие переработало уже 21 млн тонн нефти с глубиной 91,7%. Завод выпускает свыше 50 видов нефтепродуктов: высокооктановые бензины, топливо для реактивных двигателей, базовые синтетические масла, бензол, параксилол, битум, катализаторы крекинга и гидроочистки. Эти летом завод приступил ко второму этапу модернизации – созданию комплекса глубокой переработки нефти мощностью 2 млн тонн в год.

Безусловно, в российской нефтепереработке ещё немало проблем. Здесь и экономический кризис, и "дизельный крен", и сохраняющаяся зависимость от зарубежных технологий, и давление секторальных санкций, и рост доли контрафакта на розничном рынке. Тем не менее модернизация нефтепереработки в России состоялась и продолжает развиваться, чего не скажешь о Казахстане.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter