Снижение мировых цен на нефть не позволяет поддерживать необходимый уровень добычи сырья, и её объёмы в Казахстане падают. В то же время падение нефтяных котировок накладывается на фундаментальные проблемы в нефтяной отрасли страны.

В итоге имеем устойчивый тренд снижения нефтедобычи. Так, если в 2013 году в Республике было добыто 81,8 млн тонн углеводородов, то в 2014 году – 80,8 млн тонн. Прогноз добычи нефти на текущий год с 80,5 млн тонн сокращён до 79,5 млн тонн. В 2016 году Министерство энергетики ожидает добычу 77 млн тонн нефти. Тем не менее, рост добычи в будущем всё же предполагается, но прогноз уже не столь оптимистичен, как ранее. В частности, если в феврале первый вице-министр энергетики Узакбай Карабалин говорил о 104 млн тонн в 2020 году, то теперь этот показатель на 12 млн тонн меньше – 92 млн тонн.

Падение нефтяных котировок на мировом рынке негативно отразилось на финансово-экономическом положении казахстанских нефтегазовых компаний. Самые успешные из них значительно сократили прибыль, а те, что разрабатывают истощённые месторождения, несут значительные убытки. Около 40% действующих в Республике недропользователей оказались низкорентабельными и убыточными. Годовой совокупный убыток нефтедобывающих компаний может превысить 1,6 млрд долларов.

Экономические показатели снижаются даже у ТОО "Тенгизшевройл" – самой рентабельной и тянущей вверх общереспубликанский уровень нефтедобычи компании. Её прибыль в первом полугодии сократились более чем на треть, а выплаты в казну Казахстана упали с 8,3 млрд до 5,2 млрд долларов. Проекты расширения производственных мощностей не только подорожали с 21,4 млрд до 36,4 млрд долларов, но и сдвинулись с 2019 на 2021 год сроки их реализации.

С весны падают производственные показатели и у международного консорциума Karachaganak Petroleum Operating (KPO): сокращаются объёмы как добычи, так и бурения.

У крупнейшей национальной компании "КазМунайГаз" прибыль за первое полугодие этого года снизилась на 98% – с 210 млрд до 2,5 млрд тенге. Зато долги компании только за прошлый год выросли с 2,3 до 3,1 трлн тенге. Убытки одного из основных её добывающих предприятий – АО "Озенмунайгаз" (дочки АО "Разведка добыча "КазМунайГаз"), несмотря на наращивание объёмов производства до 2,72 млн тонн (+4% к результатам прошлого года), составили 114 млрд тенге и могут достичь 125 млрд. И это неудивительно: себестоимость добычи барреля нефти на Узене составляет около 70 долларов. В итоге прибыль РД КМГ за первое полугодие сократилась в 72 раза, а самого "КазМунайГаза" - в 30 раз. 

По словам главы "Самрук-Казыны" Умирзака Шукеева, долги "КазМунайГаза" оцениваются в 18 млрд долларов. Среди причин такого долга не только приобретение активов (доли в Северо-Каспийском проекте,10% в Карачаганаке, 100% в румынском Rompetrol) на заёмные средства, но и завышенные расходы на закуп товаров, работ и услуг. Для того чтобы убедиться в последнем, достаточно взглянуть на публикуемый на сайте компании план закупок, где заложенные цены нередко сильно превышают среднерыночные. К этому надо присовокупить и увеличение в текущем году вознаграждения работникам "КазМунайГаза" на 30% (на 19,3 млрд тенге) по отношению к 2014 году с целью избежать волнений из-за падения вследствие девальвации реальных доходов нефтяников.

Сегодня национальная компания вынуждена отдавать кредиторам практически всё, что зарабатывает. Аналитики полагают, что у компании нет денег для выполнения инвестиционных обязательств в рамках участия в Кашаганском проекте, в котором КМГ через дочернюю компанию KMG Kashagan B.V. владеет 16,88% акций. Об этом говорят сокращения и приостановления инвестиционных программ (в частности, перенос на более поздний срок строительства сети АЗС), а также продажа половины доли своего участия в Кашаганском проекте фонду "Самрук­-Казына".

Последняя схема, своеобразное "перекладывание" актива из одного кармана в другой в рамках одной организации, не привлекает реальных финансов, но дает возможность "КазМунайГазу" набирать новые кредиты для оплаты части старых займов и финансирования текущей деятельности.

Между тем, нынешняя рыночная ситуация не позволяет поддерживать инвестиционный процесс даже для возмещения убывающей добычи. А ведь за последнее десятилетие объём извлечённой нефти более чем вчетверо превысил прирост запасов. Сокращение инвестиций в зрелые месторождения на суше (такие как "Узень" и "Эмба") негативно отражается на нефтяной промышленности Казахстана. В зоне нерентабельности оказалось около 50 компаний. Некоторые данные свидетельствуют о том, что экономический кризис уже вынуждает мелких производителей консервировать скважины. 

Однако вместо того чтобы повышать доходность предприятий за счёт эффективного менеджмента и новых технологий, Правительство решило смягчить падение экономических показателей двумя  весьма своеобразными путями. Во-первых, отправив тенге в свободное плавание. Как заявил председатель правления "КазМунайГаза" Сауат Мынбаев, национальная компания благодаря переходу к свободно плавающему обменному курсу тенге планирует получить прибыль по итогам 2015 года. Но чёткой связи между курсом тенге и ценой на нефть нет, поскольку, как показывает анализ, курс валюты страны определяется не столько ценой на нефть, сколько основополагающими показателями экономики. Обвал тенге даёт удешевление рабочей силы и рост стоимости зарубежных технологий, что ни к чему хорошему не ведёт. 

Среднегодовая цена на нефть и курс тенге

Год

2003

2005

2007

2009

2011

2013

2014

2015

$/баррель

29

54

73

62

111

109

99

57

Тенге/$

155

130

126

121

148

151

181

277


Второй путь - снижение (ценой сокращения доходов госбюджета) налогового бремени для некоторых компаний. Решение по снижению налоговой нагрузки будет принято до конца первого квартала следующего года. С этой целью при Министерстве национальной экономики создана специальная комиссия, которая, в частности, рассматривает заявки недропользователей по снижению налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Ожидается, что коррекция этого налога позволит компаниям направить освободившиеся средства на поддержание уровня производства нефти.

С этой же целью предполагается отмена экологических штрафов за сжигание добывающими компаниями попутного газа. Однако Правительство берётся лоббировать интересы только отдельных (около 40) компаний-экспортёров, что исключает возможность справедливой конкуренции. Нынешняя ситуация в нефтяной отрасли показывает, что финансовое положение отечественных недропользователей резко ухудшилось, но принимаемые Правительством меры дадут лишь сиюминутный положительный результат, а в перспективе ориентированная на экспорт сырья экономика страны продолжит свое скольжение в пропасть.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter