Девальвация продолжила начавшуюся с рекордного 30-процентного падения в июле котировок акций на Шанхайской фондовой бирже череду экономических потрясений в Поднебесной, вызванных слабыми макроэкономическими показателями. В частности, снижением темпов роста экономики до 7%. Отметим, что у многих аналитиков эта цифра вызывает большие сомнения: по их расчётам реальные темпы роста экономики не превышают 5%. К такому выводу приводят факты закрытия промышленных предприятий, резкое падение продаж квартир в новых жилых комплексах, значительное сокращение расходов населения.

Безусловно, предыдущая девальвация была намного масштабнее: в 1994 году Пекин ослабил юань на треть в рамках постепенного перехода от плановых к рыночным механизмам экономики. Однако и происшедшее на прошлой неделе ослабление китайской валюты будет иметь глобальные последствия.

Её падение уже потянуло за собой снижение курсов валют стран Юго-Восточной Азии, конкурирующих с Китаем за долю на рынке. Тайвань, Южная Корея, Сингапур, Австралия, Новая Зеландия для повышения привлекательности своего экспорта "уронили" свои валюты на 1% и более.

Страны же центральноазиатского региона решение монетарных властей Китая практически не затронет. В частности, не окажет прямого воздействия понижение юаня на Казахстан, поскольку прямой связки юаня и тенге пока нет. Да и наращивание китайского экспорта произойдёт с существенным временным лагом. Тем не менее, после низких цен на нефть и девальвации российского рубля дальнейшее обесценивание юаня может стать третьим по значимости фактором, ухудшающим экономическое положение республики.

Это не последнее снижение курса юаня. Согласно заявлению Народного банка Китая (НБК), в дальнейшем роль рыночных факторов в определении курса женьминьби (китайской валюты) будет усиливаться, делая его более гибким.

По подсчётам аналитиков Oxford Economics, для возвращения к ситуации в экономике страны до уровня полуторалетней давности, необходима её девальвация  на 10-15%.

Дешевеющий юань позволит получать Китаю преимущества и в торговле с США, наращивая профицит двусторонней торговли. Реакцией Вашингтона может стать отсрочка Федеральной резервной системой (ФРС) намечаемого на сентябрь повышения (первого за более чем 9 лет) базовой процентной ставки, поскольку  рост курса доллара негативно скажется на американской экономике. Сенатор от Демократической партии Боб Кэйси уже призвал Вашингтон объявить Китай валютным манипулятором.           

Вместе с тем, целью девальвации  (как одного из способов оживления экономики) было не только стимулирование китайского экспорта, обвалившегося в прошлом месяце вследствие сокращения закупок такими ведущими торговыми партнёрами, как ЕС, США и Япония, на 8,3% (ожидалось снижение на 1%), но и желание НБК, повысив значимость юаня на мировом уровне и включив в корзину валют для расчёта специальных прав заимствования (Special Drawing Rights – SDR), сделать его резервной валютой Международного валютного фонда (МВФ). Для этого необходимо установление курса юаня на основе рыночного ценообразования. Таким образом, китайские власти намерены одним выстрелом убить двух зайцев.


Дешевеющий юань позволяет Китаю достичь профицита в двусторонней торговли

Фото из архива автора
Дешевеющий юань позволяет Китаю достичь профицита в двусторонней торговли

До последнего времени НБК игнорировал движения рынка и устанавливал курс, от которого юань мог отклоняться на торгах в любую сторону не более чем на 2%, исходя из собственных соображений. Теперь курс будет основываться на рыночной стоимости женьминьби на конец предыдущей сессии. Поверит ли МВФ в рыночные намерения НБК и будет ли юань (наряду с долларом США, евро, фунтом стерлингов и иеной) включён в число официальных резервных валют, увидим в сентябре следующего года, когда фондом будет приниматься соответствующее решение. 

Как бы то ни было, похоже, что после более чем 30 лет непрерывного роста ВВП экономическая модель Китая исчерпала свой "скоростной" потенциал. Темпы роста китайской экономики падают, надуваются "пузыри" на рынке недвижимости, в сфере кредитования. Торможение китайской экономики, снижая спрос на товарные ресурсы, оказывает негативное влияние и на сырьевые рынки.

И это понятно. По экспертным оценкам, доля закупок Китая в мировом экспорте нефти составляет около 40%, а меди, алюминия и железной руды – свыше 50%. Дальнейшее сжатие китайской экономики чревато растущим сокращением импорта сырьевых ресурсов. Так, на неопределённый срок отложено подписание контракта России с Китаем по газопроводу "Сила Сибири–2" ("Алтай"). Одной из причин явилось снижение потребностей Китая: если ранее объёмы потреблённого им газа росли на 12–13%, то в 2014 г. –  по данным BP – лишь на 8,5%.

И поскольку сегодня ситуация на сырьевых рынках куда сложнее, чем в прошлом году, то даже некоторый подъём экономики КНР, вызванный девальвацией юаня, вряд ли заметно поднимет цены на нефть  и другие биржевые товары. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter