Несмотря на санкции и сокращение (с 1,3 млрд баррелей в 2005 году до 1 млрд в 2014 году) объёмов экспорта нефти, Россия продолжает сохранять свою долю (около трети) на европейском рынке и оставаться крупнейшим поставщиком "чёрного золота" в страны Евросоюза.

И это понятно. Совокупная добыча нефти в континентальной части Евросоюза не превышает годового объёма работы таких российских компаний как "Башнефть" и "Татнефть". Однако растущее число стран-поставщиков, намеренных расширить свою нефтяную нишу на европейском рынке, может привести к существенным потерям России на "западном нефтяном фронте".

Отчасти это вызвано разворотом энергополитического вектора Москвы с Запада на Восток: вытесняемые ею с китайского рынка поставщики переориентируют свою нефть на европейское направление. Сегодня нефть в Европу экспортируют свыше 30 государств. На страны Африки в общем экспорте приходится около 24%, Америки – 6%, СНГ – 40%, Ближнего Востока и Европы – по 15%. При этом суммарная доля четырёх из них – России, Норвегии, Нигерии и Саудовской Аравии – составляет почти 60%.

Крупнейшим после России поставщиком нефти в страны Евросоюза с долей в 12,6% является Норвегия, которой за счёт ввода в эксплуатацию ряда новых месторождений удалось переломить тенденцию падения нефтедобычи (в прошлом году добыча выросла на 3,7%). В текущем году ожидается ввод нефтегазового месторождения Голиаф, надеются и на открытие новых запасов углеводородов в акваториях Баренцева и Норвежского морей. Тем не менее, полагают специалисты, даже с учётом этих факторов Норвегии не удастся заметно увеличить свою долю и выдавить Россию с европейского нефтяного рынка.

Альтернативой российским поставкам может стать африканское сырьё. В частности, нефть Нигерии и Анголы. Однако в Нигерии в последние годы идёт резкое снижение объёмов добычи: если в середине 2012 года эти объёмы составляли 2,3 млн баррелей в сутки, то сегодня – менее 1,8 млн баррелей. Неспокойная ситуация в стране вынуждает иностранных инвесторов избавляться от приобретённых в ней активов на суше. Так, заявили о продаже своих блоков в дельте реки Нигер компании Shell, Total и Eni. 

В Анголе также отмечается падение объёмов добычи, но меньше, чем в Нигерии. Не исключено, что в следующем году она, возможно, обойдёт Нигерию и станет в Африке ведущим экспортёром нефти. Ангола неплохо закрепилась на азиатско-тихоокеанском рынке и сегодня является вторым по объёмам поставщиком нефти в Китай. Ведущие мировые аналитики и эксперты, расходясь в оценке дальнейших перспектив нефтедобычи на африканском континенте, отмечают на нём крайне высокую долю рисков. Африка сегодня – это постоянные войны, терроризм, перевороты и природные катаклизмы.

Из стран СНГ ни Казахстан, ни Азербайджан (занимая, соответственно, доли в 6,5% и 4,5%) не могут составить конкуренцию России в поставках нефти на европейский рынок.

Основным конкурентом России может рассматриваться занимающий четвёртое место в мире по доказанным запасам нефти Иран. Снятие режима санкций даёт ему возможность стать одним из крупнейших игроков на нефтяном рынке. По сообщениям иранского новостного агентства IRNA, после отмены эмбарго правительство рассчитывает довести производство нефти до 7 млн баррелей сутки, из которых 4 млн будут отправляться на внешние рынки.

Однако аналитики к подобным заявлениям относятся с недоверием: экспортный потенциал страны, исходя из внутреннего спроса и текущей добычи, крайне недостаточен для подобного рывка. О состоянии действующих месторождений свидетельствуют показатели добывающих скважин, продуктивность которых в 2014 году сократилась на 20% относительно 2010 года и вдвое – по сравнению с 2005 годом. Производительность скважин поддерживается закачкой больших объёмов попутного газа. Новые же проекты – вследствие отсутствия необходимых инвестиций – могут быть реализованы лишь после 2020 года. И вот тогда для российских экспортёров наступят трудные времена.

Европа теоретически может заместить российскую нефть на сырьё из альтернативных источников. Однако для этого сегодня необходимо совпадение целого ряда факторов: стабилизация политической ситуации в нефтеэкспортирующих странах Африки, реализация новых добычных проектов в Норвегии и Иране, рост цен на нефть (что позволит наращивать разработку сланцев в США и Канаде, а также продолжить освоение шельфовых месторождений).

В этом случае России придётся проявить умение быстро и гибко снижать издержки, повышая эффективность нефтяной отрасли. Иначе дорогостоящие проекты освоения новых месторождений, создания транспортной инфраструктуры окажутся бесполезными и компенсировать все возможные потери за счёт восточного вектора вряд ли удастся.

В условиях сохранения низких мировых нефтяных котировок, препятствующих выходу на рынок дополнительных объёмов сырья из новых месторождений, в ближне- и даже среднесрочной перспективе Россия может не тревожиться за потерю своей доли европейского рынка. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter