В ноябре прошлого года Саудовская Аравия начала войну на нефтяном рынке, решив отказаться от поддержки цен и залить рынок нефтью, чтобы вытеснить с него конкурентов. Нефтяных шейхов категорически не устраивает потеря доли ОПЕК на мировом рынке нефти с прежних 60% до сегодняшних 40% и, тем более, дальнейшее её сокращение.

Безусловно, обвалив цены, саудиты с соседями по Персидскому заливу убили ряд капиталоемких проектов в Арктике, Атлантике, канадских нефтеносных песках. Парк буровых установок США к середине 2015 года стал самым малочисленным с середины 2010 года. По оценке аналитиков Wood Mackenzie, крупнейшие компании нефтегазового сектора заморозили проекты на сумму около 200 млрд долларов.

Сегодня лидер картеля –  Саудовская Аравия – стремится добить своих "сланцевых" конкурентов в США, которые смогли, применив новые технологии для повышения выхода с одной буровой установки, сократить расходы на добычу нефти. В результате число работающих установок в Северной Америке сократилось с 1608 в октябре до 664 на текущий момент, но объём добычи при этом в июне вырос до 43 летних максимумов на уровне 9,6 млн баррелей в день.

Если в прошлом году рентабельность американской сланцевой нефтедобычи оценивалась в более 60 долларов за баррель, то недавний анализ Bloomberg показал завышенность этой оценки. В штате Северная Дакота уровень самоокупаемости оказался около 29 долларов. Но главным инструментом выживания стали хеджевые контракты, позволяющие компаниям фиксировать цены и выходить на более высокую, чем рыночная, цену своих продуктов. Однако срок их действия заканчивается, а с падением цен на нефть сланцевый бизнес становится всё менее привлекательным для инвесторов и кредиторов.

Standard & Poor’s в феврале понизил прогноз по Саудовской Аравии до "отрицательного", отметив, что экономика страны недиверсифицирована и уязвима в случае глубокого и длительного падения цен на нефть. Агентство Bloomberg опубликовало статью, в которой предрекает королевству проблемы, сопоставимые с теми, что были у него в 1998 году.

Тем не менее, Саудовская Аравия намерена победить в нефтяной войне: неиспользованных резервов для этого у неё предостаточно. Королевство до сих пор не собирает налоги на прибыль, продолжает выплачивать огромные (которые при необходимости можно сократить) энергетические субсидии: бензин стоит 12 центов за литр, электричество – 1,3 цента за квЧ.

Низкий государственный долг страны, составляющий всего 1,6% от ВВП, оставляет широкие возможности для кредитования. Даже угроза возвращения Ирана на мировой рынок нефти сейчас играет в пользу Саудовской Аравии. Несмотря на тающие валютные резервы (в августе 2014 года их объём составлял 737 млрд долларов, в мае от них осталось уже 672 млрд долларов), у саудитов есть такой "туз в рукаве" как девальвация риала.

Ценовая война на рынке нефти подрывает не только положение разрабатывающих сланцевые месторождения компаний США, но и экономику аравийцев. Поэтому не исключено, что и такому крупному игроку на рынке нефти как Саудовская Аравия придётся что-то делать со своим риалом. Хотя многие аналитики полагают, что саудиты в обозримом будущем не будут менять свой валютный режим: "Имея золотовалютные резервы в размере 672 млрд долларов, Саудовская Аравия, крупнейший в мире экспортёр нефти, имеет достаточно возможностей удержаться на плаву".

Однако падение нефтяных котировок привело к тому, что королевство столкнулась с бюджетным дефицитом. Международный валютный фонд оценивает его в 20% (140 млрд долларов) от ВВП (для сравнения: дефицит бюджета России прогнозируется в текущем году в размере 3,4% ВВП). И это понятно, если на нефтяные доходы приходится около 90% всех поступлений, то двукратное падение цен на сырьё сильно ударило по финансам крупнейшего нефтеэкспортёра. Кроме того, доля Саудовской Аравии в экспорте нефти может оказаться под угрозой, так как при падающем юане будет расти конкуренция с другими странами-экспортёрами. В частности, начавшая проводить сделки в юанях Россия вполне способна отобрать у неё рыночную долю. Тем не менее, судя по заявлениям официального Эр-Рияда, отступать королевство не собирается.

Правительство, уже разместившее два займа гособлигаций, намерено к концу года занять на внутреннем рынке 27 млрд долларов и провести сокращение инвестиционных расходов (составляющих в этом году около 102 млрд долларов) не менее чем на 10%. Как пишет британская Financial Times, до конца года планируется ежемесячный выпуск облигаций по 5,3 млрд долларов. Вполне возможно, что вслед за размещением гособлигаций на 27 млрд долларов королевство предложит рынку более масштабную программу заимствований.

Для таких стран как Казахстан и Россия это не лучший сигнал: если роста цен на нефть не произойдёт, то их бюджеты будут оставаться под давлением. А резервов у них несравнимо меньше, чем у Саудовской Аравии. Вместе с тем, общая проблема может их сплотить с Саудовской Аравией. Правда, ненадолго. Обладающее вдвое большими запасами нефти королевство вряд ли избежит искушения использовать их как инструмент шантажа в вопросах взаимодействия и торговли.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter