События, разворачивающиеся вокруг Сирии, влияние которой на мировой рынок нефти казалось бы минимально, оказывают воздействие не только на политическую ситуацию на Ближнем Востоке, но и на нефтяные цены.

Сирия, занимая 32-е место в мире по доказанным запасам нефти (2,5 млрд баррелей), никогда не входила ни в клуб глобальных её производителей, ни значимых транзитёров. Максимальные объёмы нефтедобычи были достигнуты в 1996 году и составляли 582 000 баррелей в сутки. Затем производство нефти стало сокращаться и к 2015 году упало до 25 000 баррелей в сутки.

Террористическая группировка ИГИЛ, захватившая около 60% нефтяных активов на территории Сирии (среди них богатейшие углеводородами территории – аль-Омар, Ракка, Дейр эз-Зор, Аш-Шаер) и семь месторождений в Ираке, активно занялась нелегальной торговлей нефтью по демпинговым ценам, и её покупателями являются даже крупные западные фирмы. В частности, по данным испанского издания La Republica, в этом участвует имеющая связи в британском парламенте турецко-британская компания General Energy. Нефть позволяет террористам финансировать свою деятельность. По оценкам местных трейдеров, добыча нефти на контролируемой ИГИЛ территории составляет 35-40 тысяч баррелей в день.

Под контролем ИГИЛ оказались не только нефтепромыслы, но и трубопроводы из иракского Киркука в турецкий порт Джейхан и ISLP (соединяет иракские месторождения с ливанским портом Сайда и веткой в сирийский порт Банья). Кроме того, к границам Турции проложена целая сеть пластиковых труб различного диаметра. Те, у кого есть какие-либо ёмкости – от бочек до автоцистерн – спокойно вывозят сырую нефть на турецкую территорию, где налажена доставка на нефтеперегонные заводы. При цене на сырую нефть от 5 до 35 долларов за баррель (это зависит от конъюнктуры), полученные на НПЗ нефтепродукты (дизельное топливо, мазут, бензин) продаются по вполне европейским ценам.

Продажа сырья, осуществляемая по ценам вдвое-трое ниже мировых, оказывает дестабилизирующее действие на мировые котировки нефти, толкая их вниз. Это привлекло внимание созданной  в 1989 году странами "Большой семёрки" Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (FATF). Эксперты FATF подсчитали, что ежегодный доход ИГИЛ составляет не менее миллиарда долларов и львиная доля этих поступлений приходится на торговлю нефтью и нефтепродуктами.

В контрабанде нефтью, наряду с ИГИЛ, участвует и другой игрок – Курдистан, по факту получивший автономию на севере Ирака. По данным агентства Bloomberg, за сентябрь текущего года экспорт нефти из Курдистана достиг 18,6 млн баррелей, увеличившись на 27%. К концу текущего года правительство Курдистана намерено довести поставки в Турцию (объявленные Багдадом незаконными) до 900 000 баррелей в сутки.

Провоцирует ценовые войны и нарастающее политическое противостояние на сирийской арене поддерживающей ИГИЛ Саудовской Аравией и Ираном. Ухудшение отношений Эр-Рияда и Москвы также влияет на нефтяные цены, разрушая надежды на намечавшийся между ними нефтяной альянс. Отказавшаяся разменять Башара Асада на сокращение объёмов саудовской нефтедобычи (что привело бы к повышению нефтяных котировок и, соответственно, пополнению российского бюджета), Россия начала наносить авиаудары по позициям боевиков ИГИЛ.

Уничтожение контрабандной структуры по добыче и продаже нефти, сопровождаемое масштабными боевыми действиями правительственных войск Сирии и Ирака, не могло не отразиться на нефтяных котировках, пусть и в краткосрочном периоде. Нефть традиционно реагирует ростом на эскалацию военных действий на Ближнем Востоке. И когда в первых числах октября нефтяные цены поползли вверх, аналитики связали это с военными действиями России в Сирии. Французский банк Societe Generale даже опубликовал прогноз, что нефть марки Brent из-за боевых действий на Ближнем Востоке может взлететь до 150 долларов за баррель.

Ряд аналитиков полагает, что решительные действия Москвы в Сирии усиливают её позиции как на Ближнем Востоке, так и в мире, и саудитам придётся сократить объёмы нефтедобычи, что приведёт к росту цен. Дело в том, что при ухудшении отношений с Россией Эр-Рияду придётся противостоять укрепляющемуся альянсу Москвы и Тегерана не только в Сирии, но и на мировом рынке. Отметим, что этой весной министр нефти Ирана Бижан Зангане предлагал ОПЕК уменьшить квоты, чтобы предотвратить обвал цен при возвращении на рынок иранской нефти.

Однако партнёры по картелю отказались от этого. Более того, саудиты, расчищая рынок для собственного сырья и предупреждая расширение поставок иранской нефти в АТР, стали предоставлять азиатским потребителям значительные скидки. И если Иран (да ещё в альянсе с Россией) ответит им тем же, то экономика Саудовской Аравии вряд ли выдержит такой удар. Безусловно, это крайне негативно отразится не только на таких глобальных игроках как Саудовская Аравия, но и подобных Казахстану региональных. Пока же ожидать падения нефтяных цен ниже 40 долларов не стоит, как, впрочем, и их восстановления.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter