Первоначальные наполеоновские планы нефтедобычи на месторождении сегодня существенно подкорректированы, но тем не менее впечатляют. В ноябре консорциум вышел на коммерческие объёмы – 75 000 баррелей в сутки. По прогнозам Минэнерго, в текущем году добыча на Кашагане составит 8,9 млн тонн нефти.

Глава энергетического ведомства Канат Бозумбаев полагает, что "добыча нефти в республике будет расти. Так, в 2017 году она будет на уровне 80 млн тонн с последующим увеличением к 2030 году до 102 млн. Это связано с запуском Кашагана, увеличением добычи на Тенгизе с 2022 года и поддержанием текущего уровня добычи нефти на Карачаганаке, а также вводом новых морских месторождений с 2025 года".

Однако динамика добычи и цена вопроса на таких месторождениях как Тенгиз, Карачаганак, Кашаган не даёт оснований для такого оптимизма. По предварительным оценкам, объём производства в прошедшем году на Тенгизе составил 26,5 млн тонн (падение на 2,6%), Карачаганаке – 11,6 млн тонн (сокращение на 2,5%). При этом для обеспечения дальнейшего роста нефтедобычи на Тенгизе требуется изыскать около 37 млрд долларов дополнительных инвестиций. По Карачаганаку ещё предстоит договориться. О начале второго этапа на Кашагане помалкивают пока и власти, и акционеры. Таким образом, перспективы роста нефтедобычи весьма размыты, а вот экспортных мощностей хватает с избытком.

Действующими экспортными маршрутами казахстанской нефти являются трубопроводы КТК, "Атырау – Самара" (вход в российскую систему "Транснефть"), "Атырау – Алашанькоу".

По КТК сегодня перекачивается более трети добываемой в Казахстане нефти и во второй половине текущего года после завершения работ по расширению пропускная способность магистрали достигнет 76 млн тонн с использованием антифрикционных присадок и 67 млн тонн без них. При этом по ней может экспортироваться 52,5 млн тонн казахстанской нефти в год.

Нефтепровод "Атырау – Самара" (проектная мощность 17,5 млн тонн) увеличивает потенциал транзита казахстанской нефти через территорию России до 70-79 млн тонн в год.

Экспорт нефти по ориентированному на Китай и загруженного пока едва наполовину трубопроводу Атасу – Алашанькоу может быть увеличен с 7 до 20 млн тонн. Таким образом, эти три маршрута могут обеспечить экспорт до 90-100 млн тонн казахстанской нефти в год.

По данным Минэнерго РК, объём экспорта нефти и конденсата по итогам 2015 года составил 60,95 млн тонн (97,7% к 2014 году), из них по направлению КТК – 38,04 млн тонн, Атырау – Самара – 13,45 млн тонн, Атасу – Алашанькоу – 4,8 млн тонн (без учёта российской нефти), через порт Актау – 3,17 млн тонн нефти, на Оренбургский ГПЗ – 665 920 тонн конденсата, отправлено по железной дороге – 813 000 тонн.

Тем не менее вытащили из шкафа и возобновили переговоры по активно обсуждавшемуся в 2007-2009 годах проекту создания Казахстанской каспийской системы транспортировки нефти (ККСТ). Напомним, что ККСТ будет состоять из нефтепровода Ескене – Курык (его мощность с первоначальных 25 млн тонн может быть расширена до 56 млн) и Транскаспийской системы, включающей нефтяные терминалы на казахстанском и азербайджанском побережьях Каспийского моря, танкеры, соединительные сооружения до трубопровода Баку – Тбилиси – Джейхан (БТД).

При этом экономического обоснования, зачем Казахстану в ущерб другим экспортным маршрутам пускать нефть Кашагана по ККСТ и вкладывать в создание этой инфраструктуры пять млрд долларов, как не было, так и нет. Тем более что в своё время "трубопроводные стратеги" просчитались с мощностью БТД. Объёмы прокачки по нему в настоящее время составляют четверть от пропускных 60 млн тонн в год.

И это понятно. Достигнув пика в 2010 году производство жидких углеводородов в Азербайджане падает (ожидается, что с 41,7 млн тонн в 2015 году добыча к 2026 году сократится до 15-17 млн тонн), ошиблись и с поставками в БДТ из Казахстана. В последние пять лет из Баку в Джейхан ежегодно транспортировались не "десятки миллионов тонн", а менее четырёх млн тонн казахстанской нефти.

Тем не менее министр энергетики Азербайджана Натик Алиев утверждает, что "экспорт в страны Евросоюза нефти с месторождения Кашаган через нефтепровод БТД в 2017 году может составить примерно 150 000 баррелей в сутки". В пересчёте на год это 7,5 млн тонн. Откуда такой оптимизм, если в данный момент реализуется лишь первый этап – Программа опытно-промышленной разработки (ОПР), а следующие этапы освоения месторождения находятся в стадии планирования?

Основанием для таких надежд, видимо, служит то, что компании Eni, Total и Impex, имеющие доли в БТД, участвуют и в СРП по Кашагану. Однако в СРП каждый акционер сам несёт ответственность за транспортировку и сбыт своей доли продукции. Прагматичные западные компании скорее будут ориентироваться на экономические факторы (рынки сбыта, стоимость транспортировки и т.д.), чем только на своё долевое участие в тех или иных проектах.

Тем более что, к примеру, Eni – Agip имеет 2% в КТК, а стоявший за проектом ККСТ вывод казахстанской нефти на гипотетический рынок США с приходом Дональда Трампа потерял актуальность. Отмена ограничений на добычу нефти в США и дальнейшее развитие сланцевой революции могут спровоцировать новое падение нефтяных котировок, что приведёт к заморозке таких дорогостоящих проектов как Кашаган. В таких условиях инвестиции Казахстана в ККСТ не имеют никакого коммерческого смысла.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter