Нефтяной сектор продолжает оставаться чуть ли не единственным источником получения доходов. Падающие в течение уже нескольких лет объёмы нефтедобычи делают привлечение инвестиций в геологоразведку и, в частности, проект "Евразия" одной из важнейших задач энергетической отрасли Казахстана.

Но осуществлённые чиновниками "инновации" практически полностью уничтожили всю геологическую инфраструктуру. Поиск и разведку месторождений отдали на откуп иностранным инвесторам. Если они и проводятся, то с крайне малыми затратами. Сегодня в Казахстане фактически отсутствуют потенциальные ресурсы, позволяющие гарантированно компенсировать происходящее на одних и ожидаемое на других разрабатываемых месторождениях падение объёмов нефтедобычи.

Крупнейший нефтяной проект Казахстана – Кашаган, который более 10 лет для властей Республики служил козырной картой в борьбе за инвестиции и должен был вывести каспийскую нефть на мировые рынки, из-за сложной структуры месторождения и просчётов проектирования завис. Для поиска новых месторождений кроме вложения сотен миллионов долларов в проекты с высоким уровнем риска необходимы современные технологии и оборудование, высококвалифицированные кадры. Ничего из этого в казахстанской геологии сегодня нет.

Озаботившиеся ухудшением сырьевой базы страны чиновники решили разыграть новую, заменяющую Кашаган, инвестиционную карту с громким названием "Евразия". Проект "Евразия", который будет заниматься разведкой глубокозалегающих горизонтов Прикаспийской впадины, предусматривает сбор и обработку существующих геолого-геофизических данных, проведение полевых исследований по выделенным новым региональным профилям и, главное, бурение сверхглубокой – до 15 километров – параметрической скважины. Несмотря на то, что Прикаспийскую впадину нельзя назвать малоисследованным бассейном, власти Казахстана ожидают, что работы в рамках проекта "Евразия" позволят открыть порядка 20 крупных месторождений углеводородов с запасами свыше 300 млн тонн.

Проект "Евразия" с большим размахом был представлен иностранным инвесторам в октябре 2013 года на форуме Kazenergy. В рамках рассчитанного на пять лет и оцениваемого в 500 млн долларов проекте планировалось создание международного консорциума нефтегазовых компаний, которые и будут осуществлять финансирование работ. Правительство Казахстана одобрило перечень льгот и преференций для потенциальных участников проекта. Так, после его реализации они будут иметь преимущества в тендерах, объявляемых национальными компаниями.

Казахстан начал поиск партнёров по консорциуму. Однако это оказалось не так просто и, хотя работу консорциума планировалось начать в 2015 году, состав участников проекта "Евразия" до сих пор не определён. Переговоры с американской Chevron, французской Total, российскими "Лукойлом" и "Роснефтью", китайской CNPC, индийской ONGC по условиям их участия в проекте "Евразия" реальных результатов пока не дали. Явного отказа от проекта "Евразия" от них не прозвучало, но и вкладываться в него они не торопятся. И это понятно. Проект носит чисто научный характер с туманными практическими перспективами. Результаты могут оказаться аналогичными Тюб-Карагану, Аташу и другим, не оправдавшим надежд, проектам.

Судя по официальной информации, единственным итогом на сегодня является договорённость до июня этого года разработать и утвердить "дорожную карту" проекта. Она была достигнута в феврале этого года в ходе рабочей встречи главы Минприроды России Сергея Донского с министром энергетики Казахстана Владимиром Школьником. Таким образом, очевидно, что сроки реализации проекта "Евразия" начинают сдвигаться.

И это понятно. Средняя стоимость барреля нефти сорта Brent, составлявшая 99 долларов в 2014 году, в 2015 году сложилась на уровне 53 долларов и продолжила снижение в текущем году. Превышение предложения над спросом, замедление экономики Китая, снятие санкций с Ирана заставляют экспертов думать, что период низких цен затянется надолго. В частности, в январе текущего года глава BP Роберт Дадли заявил, что нефтяные цены, скорее всего, достигнут своего дна в начале текущего года, но и после этого останутся гораздо ниже уровней 2013 года. По его прогнозу, период низких цен продлится ещё несколько лет.

Низкие цены на нефть заставляют мировые нефтегазовые компании сокращать инвестиции в разведку и добычу на миллиарды долларов. Около 90 крупнейших мировых нефтегазовых компаний сообщили о снижении суммарных инвестиций в 2015 году на 22% по сравнению с 2014 годом. В 2015-2016 годах нефтегазовые компании будут вынуждены отказаться от проектов суммарной стоимостью около 1 трлн долларов.

Оптимизация портфеля проектов будет достигаться как переносом на неопределённые сроки запланированных проектов, так и полным отказом от них. Так, в 2015 году в Канаде, где себестоимость добычи из битуминозных песков составляет в среднем $50 за баррель, снижение капвложений на общую сумму 32,7 млрд долларов затронуло сразу 10 проектов (в частности, Shell отказалась от планов по реализации проектов Pierre River и Carmon Creek).

В США компания ВР отложила вложение инвестиций в размере 12,5 млрд долларов во вторую фазу проекта Mad Dog по разработке глубоководного месторождения в Мексиканском заливе. Норвежская нефтяная компания Statoil досрочно прекратила действие контракта на аренду нефтяной платформы Songa Trym в Северном море. Несмотря на то что срок её аренды истекал в марте 2016 года, Statoil, выплатив неустойку в 42 млн долларов, разорвала контракт на полгода раньше. В целом, по оценке инвестбанка Morgan Stanley, по сравнению с предыдущим годом в 2015 году энергетические компании урезали вложения на 25%.

Основными статьями сокращения расходов Chevron стали капитальные вложения и затраты на геологоразведку. "Мы ожидаем, что затраты по этим статьям в 2016 году составят 25-28 млрд долларов, что на четверть ниже, чем в 2015 году, – заявил глава Chevron Джон Уотсон. – В зависимости от делового климата в 2017 и 2018 годах мы планируем дальнейшие сокращения инвестиций, вплоть до уровня 20-24 млрд долларов".

В Goldman Sachs полагают, что если цены на нефть останутся на низком уровне, то в 17 странах (включая Анголу, Нигерию, Австралию) инвестиции к 2020 году могут сократиться более чем наполовину. Не стал исключением и казахстанский рынок нефтесервисных услуг. По словам министра энергетики Владимира Школьника, в 2015 году объем сервисных работ на нём уменьшился на 25%.

В таких условиях, учитывая, что проект "Евразия" не имеет очевидного экономического эффекта, сложно рассчитывать на его привлекательность для инвесторов. Поэтому запуск проекта из-за его колоссальных затрат в ближайшее время маловероятен. Страна должна не зацикливаться на добыче энергоносителей. И в ближайшей перспективе, и в долгосрочных планах необходимо стремиться к более эффективному использованию своего нефтегазового потенциала. Одним из главных направлений развития страны должна стать не добыча углеводородов сама по себе, а их переработка, развитие нефте- и газохимической промышленности с транспортной инфраструктурой.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter