Государственный долг Греции за время "урегулирования" кратно вырос (превысив 340 млрд евро), экономика сократилась на четверть, безработица охватила почти треть населения. Тем не менее тройка кредиторов (ЕЦБ, Еврокомиссия и МВФ), убеждая всех в том, что оказывают грекам великое благодеяние, предъявила Греции ультиматум, предусматривающий резкое сокращение госрасходов (прежде всего социальных) и повышение налогов (в обмен на рефинансирование долгов). Грекам предлагают новое сокращение зарплат и пенсий (ранее они уже были урезаны на 40-50%), увеличение НДС до 23%, годовую 100-процентную предоплату предпринимательских налогов.

Премьер-министр Греции Алексис Ципрас вынес этот ультиматум на референдум, решив сыграть на декларируемых Евросоюзом "ценностях  демократии". Любите на них ссылаться? Извольте получить! Для евробюрократии это стало шоком. Она надеялась, что на референдуме (пусть и с небольшим перевесом) победят сторонники договорённости с кредиторами. Тогда Ципрас уйдет в отставку, новый кабинет министров  подпишет соглашение с кредиторами практически на любых условиях, а еврочиновники, подавив "бунт на корабле", смогут отложить решение всех назревших в ЕС проблем на потом. Увы, стратегия кредиторов оказалась ошибочной.

Несмотря на шантаж и запугивание Брюсселя, греки не дрогнули.

Результаты референдума показали, что большинство избирателей сказали "нет" финансовой диктатуре еврокредиторов. При явке 62,5% "против" высказалось 61,31% участников опроса. Лидерам Европы пришлось признать результаты референдума.

Безусловно, такие итоги голосования повышают вероятность полномасштабного дефолта Греции, но не означают её автоматического выхода из еврозоны. Для этого, во-первых, не существует официальной процедуры. Во-вторых, по оценкам экспертов, потери банков превысят 100 млрд евро, что создаст крайне высокие риски для стабильности всей финансовой системы еврозоны.

Пока практическим результатом греческого "Оxi" ("нет") оказалась полная неопределённость дальнейшей судьбы страны. Население проголосовало так в надежде, что социальные расходы снижаться не будут. Но если с доходами бюджета туго, то где Афины найдут деньги?

Референдум предполагает не выход Греции из Евросоюза, а стабилизацию ситуации путём корректировки предложенных стране радикальных антисоциальных реформ. В своём телеобращении к нации Алексис Ципрас заявил: "Мандат, который вы дали мне, направлен не на разрыв с Европой, а на укрепление наших позиций на переговорах по поиску эффективного решения".

Безусловно, итоги голосования повышают вероятность полномасштабного дефолта Греции и её выхода из еврозоны. Вместе с тем, многие политики и финансисты в Европе считают, что исключение Греции из зоны евро ничего не решает. Во-первых, финансовые проблемы не только у Греции. В долгах находятся многие страны зоны евро – Венгрия,  Португалия, Испания, Италия ­– и такой путь может спровоцировать их на аналогичные действия.  Во-вторых, висящий на Греции долг просто так никто не спишет.

Греческая ситуация не уникальна. Нечто подобное (и неоднократно) переживали и латиноамериканские страны (в частности, Аргентина), и сама Греция. Правда, тогда выход из ситуации был стандартный: девальвация национальной валюты и списание/реструктуризация части долга.

Сегодня эти варианты Греции не подходят. Девальвировать собственную валюту она не может по причине отсутствия таковой, а о списании долгов кредиторы даже слышать не хотят. Поэтому выход только один – искать взаимоприемлемое решение. Тем более что принятие Греции в ЕС (а затем в зону евро) было обусловлено политическими, а не экономическими причинами (по экономическим критериям страна в ЕС просто "не вписывалась"). Почему теперь только греки должны платить за геополитические игры европейских лидеров?

Лидерам ЕС придётся брать на себя решение новых, непредсказуемых проблем страны. Иначе какова цена союзу, если спасение его утопающих членов – дело рук их самих?

На итоги референдума мировые биржи отреагировали как снижением курса евро, так и ­­- впервые с октября - падением нефтяных котировок ниже 60 долларов за баррель. Не оставили без внимания результаты референдума и в Брюсселе: лидеры стран еврозоны провели экстренный саммит. На нём президент Европейского совета Дональд Туск заявил, что ответственность за кризис несут все стороны переговоров и, призвав "всех лидеров попытаться найти консенсус, который станет общим успехом", подчеркнул, что "если этого не произойдет, это будет означать конец переговоров со всеми возможными последствиями, в том числе худшим из них, когда все проиграют". Решение должно быть принято до конца текущей недели. Вряд ли ЕС захочет создавать прецедент выхода из еврозоны. Какой-то компромисс, похоже, будет достигнут.

Не склонна идти на уступки Греции и создавать "прецедент невыплаты долгов" только Германия. Видимо "забыв", что именно Греция списала ей в 1953 году многомиллиардные долги и тем обеспечила сегодняшнее процветание. Но один в поле не воин, и Германия, скорее всего под нажимом остальных кредиторов, согласится на поиск компромисса и греческому правительству удастся реструктурировать долги.

Однако новый транш помощи, утяжелив долговое бремя, не улучшит экономической ситуации, а лишь отсрочит дефолт Греции. А это приведет к падению цен на нефть и новому финансовому кризису, что отразится и на живущем за счёт экспорта сырья Казахстане.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter