Одними из основных направлений деятельности ФНБ "Самрук-Казына", согласно Стратегии его развития на 2012-2022 годы, должны стать сокращение затрат и реструктуризация активов. В составе ФНБ "Самрук-Казына" насчитывается около 600 компаний, сфера деятельности которых охватывает практически весь спектр экономики страны, начиная от финансов, энергетики, добычи полезных ископаемых, транспорта и заканчивая структурами вроде инвестиционных, управленческих, маркетинговых и прочих подразделений. Около 2/3 фонд контролирует напрямую, остальное – совместно с частными совладельцами.

Громоздкая структура фонда, перегруженная всякими "дочками" и "внучками", не способствует инвестиционной привлекательности, страдают и управленческие функции - от принятия решений до их реализации.

Фонд постоянно избавляется от непрофильных активов, но их количество столь же постоянно чудесным образом увеличивается. Вывод очевиден: причины "обрастания" ФНБ непрофильными активами не устраняются.

Осенью прошлого года была принята очередная программа его трансформации. Она предполагает привлечение внешних инвесторов, продажу непрофильных активов, а также масштабную реорганизацию и дебюрократизацию деятельности фонда. В результате этого к 2017 году количество компаний фонда должно сократиться вдвое – до 300. В частности, полной или частичной приватизации подлежат 28 компаний в структуре "Казахстан Темир Жолы", 23 – в составе "КазМунайГаза", 21– в "Казахстан Инжиниринге", 10 – в "Самрук-Энерго", 7– в "Казатомпроме".

Кстати, если взять в качестве примера инфографику размещенную на сайте "Самрук-Казына" за 2011 год, и сравнить с сегодняшними данными, наглядно видно, что ситуация мало изменилась.


Фонд национального благосостояния «Самрук-Қазына» объединил свыше 500 дочерних и зависимых организаций и аффилированных юридических лиц

Фото ФНБ "Самрук-Казына"
"Самрук-Қазына" объединил свыше 500 дочерних и зависимых организаций и аффилированных юридических лиц

Отметим также, что подобные программы принимались и раньше, но сторонних наблюдателей нередко озадачивали как скорость передачи активов от одного субъекта другому, так и сложность поиска достоверной информации о том, кому и на каких условиях они достаются. При этом имеются факты реализации профильных активов, размывания госимущества (переданного в оплату госпакетов акций, путём создания аффилированных компаний), занижения стоимости реализуемых активов.

Вместо обещанного сокращения на конец 2013 года получили рост бизнес-сегментов "Самрук-Казыны" на 3,5 трлн тенге (это без учёта временно приобретённых в 2009 году активов проблемных БВУ –  БТА Банк, Альянс банка и Темир банка), что в разы превысило годовые приросты прошлых лет. В 2014 году эти банки были проданы, сократив активы финансовых институтов фонда на 2,2 трлн тенге. Отметим, что "Самрук-Казына" должен был, как минимум, вернуть все вложенные в них средства. Однако в неконсолидированной отчётности ФНБ признаётся убыток от выбытия БТА Банка в размере 4,5 млрд тенге и общий убыток на выбытии акций Темир Банка и Альянс Банка в 59 млрд тенге. По различным оценкам, сумма вложенная фондом только в БТА, варьируется от 5,9 до 8 млрд долларов.

В 2014 году ситуация не изменилась: взамен выбывших вновь приобретают не менее сомнительные активы.

В частности, руководство фонда, спасая частную компанию Kazakhmys Plc., выкупает у неё половину активов в ТОО "Экибастузская ГРЭС-1" за 237 млрд тенге. Затем у турецкой компании за 31 млрд тенге приобретается 49% активов в ТОО "Казахтуркмунай". Обе сделки оказываются убыточными: на первой сделке государство в связи с "негативными условиями текущей экономической ситуации" потеряло 76 млрд тенге, на второй ­– 26,9 млрд тенге.

Финансовые потери (в размере 16,9 млрд тенге) принесло "Самрук-Казыне" и участие в инфраструктурном проекте "Создание специальной экономической зоны "Химический парк "Тараз". И это далеко не весь список заведомо убыточных проектов.

Странная ситуация. В законе "О Фонде национального благосостояния" записано, что "целью Фонда является повышение национального благосостояния Республики Казахстан посредством увеличения долгосрочной стоимости (ценности) организаций, входящих в группу фонда, эффективного управления активами, входящими в группу Фонда", но "Самрук-Казына", зачем-то покупая у частных инвесторов приносящие убытки активы, не решает возложенных на фонд задач.

С одной стороны, Правительство старается минимизировать расходы вследствие падения нефтедобычи и цен на нефть. С другой, продолжает вливать огромные средства в непрофильные активы ФНБ «Самрук-Казына»: отели, санатории, квартиры, общежития, бизнес-центры, гольф-клубы. К примеру, на финансирование строительства концертного зала (Театра  хореографии) выделяется 10,8 млрд тенге, детских садов и Дворца молодёжи "Жастар" в Астане – 3,6 млрд тенге. Плюс к этому реконструкция выставочного центра в Москве, строительство музея истории Казахстана в Астане, строительство школ в Киргизии, Щучинско-Боровской гольф-клуб и т.д.

Всё дело в том, что хотя активы "СамрукКазыны" не принадлежат Правительству, оно их использует по своему усмотрению. Более того, выстроенная система располагает к неправедному обогащению управляющих госактивами людей и их окружения. И это понятно: доступ к активам, которые выведены за рамки бюджета и фактически никому, кроме Правительства, не подконтрольны, открывает широкое поле для ошибок и злоупотреблений чиновников.

Остается непрозрачной для общества и сумма зарплат с бонусами топ-менеджеров нацкомпаний. Если ещё в апреле 2012 года глава ФНБ Умирзак Шукеев говорил о возможности сделать их доходы прозрачными, то в феврале текущего года отказался разглашать эту информацию, ссылаясь не на государственную или даже коммерческую тайну, а на… корпоративную культуру. И это при том, что одним из принципов корпоративного управления считается как раз информационная прозрачность компаний!

Необходимы не только жёсткий общественный контроль за деятельностью ФНБ (чтобы видеть, куда и зачем идут финансовые потоки, какова их эффективность), но и изменение структуры управления. Кстати, в аналогичном "Самрук-Казыне" действующем в Сингапуре фонде Temasek Holdings решения принимает не правительство, а действительно независимый совет директоров, состоящий из профессионалов, имеющих большой практический опыт осуществления инвестиций.

"Без абсолютной прозрачности деятельности  Фонда никакая его реструктуризация ничего не изменит. Тем более что его реформирование отдано на откуп руководству фонда. Складывается впечатление, что ФНБ "Самрук-Казына" с многоступенчатой, раздутой структурой и её периодической "оптимизацией" и "реформацией" превратился в некий внебюджетный фонд, позволяющий заинтересованным лицам за счёт государственной поддержки создавать свой выгодный бизнес. Очистку фонда от ненужных и непрофильных активов нельзя поручать самим входящим в него нацкомпаниям. Как свидетельствует практика, такие попытки оказываются безуспешными.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter