Официальная причина та же, что и в сентябре прошлого года при отпуске в "свободное" плавание бензина сорта Аи 92: вынужденная мера для предотвращения дефицита топлива в стране. Таким образом, под контролем остался только бензин марки АИ-80.

Как и год назад с бензином Аи 92, чиновники уверяют, что цена дизтоплива станет рыночной и будет отражать баланс спроса и предложения. Последовавшие затем скачки цен на табло АЗС, надо полагать, стали отражением этого "баланса". Так, если в Астане и Алматы стоимость литра дизтоплива с 99 тенге взлетела до 108, то в Актобе – до 110, а в Уральске достигала 125 тенге. В среднем вроде бы совпало с ожиданиями Министерства энергетики, где прогнозировали подорожание дизтоплива до 115 тенге за литр (это уровень августа 2014 года).

Однако не прошло и двух недель, как последовал новый скачок, и, к примеру, в Алматы на заправках Helios и Sinooil теперь продают дизтопливо, соответственно, по 118 и 117 тенге за литр. Более того, растущие цены на солярку потянули за собой и бензин. Литр Аи-92 вместо 125 тенге теперь на АЗС тех же Helios и Sinooil поднялся до 127 и 126 тенге. Но вряд ли это предел. Рост цен на дизтопливо может продолжиться (на фоне сезонного усиления спроса со стороны сельхозпроизводителей и ремонта на Павлодарском НХЗ) и в сентябре. Поэтому стабилизацию цен следует ожидать не ранее октября.

А началось всё в начале июня текущего года, когда в Минэнерго вспомнили о своём прошлогоднем предложении отменить государственное регулирование цен на дизельное топливо. Результат был вполне предсказуем: объёмы этого топлива на АЗС тут же стали сокращаться. В последние недели июля на некоторых АЗС дизтопливо или вообще исчезало из продажи, или продавалось по талонам.

Если верить объяснениям чиновников, то причиной стали низкие цены на отечественных АЗС по сравнению с сопредельными государствами, что привело к неконтролируемому перетоку дизтоплива в приграничные области этих стран. Действительно, в России литр солярки стоит около 180 в пересчёте на тенге, в Кыргызстане – 160, в Узбекистане – 240. Дельта в стоимости дизельного топлива в Казахстане и на рынках соседей весьма солидная. Но и с бензином Аи 92 такая же ситуация. Однако у жителей соседних республик спрос вдруг возник почему-то исключительно на дизельное топливо. Между тем массового отказа от авто с бензиновыми двигателями и перехода на дизельные там не наблюдалось.

Напомним, что в Казахстане в течение уже нескольких лет подряд действует запрет на вывоз светлых нефтепродуктов, а в России с начала текущего года запрещён оборот дизельного топлива ниже класса Евро-5. Поэтому водители из соседних стран могут легально вывозить казахстанскую солярку лишь в баках своих автомобилей, но большой утечки топлива так не организуешь.

Для создания дефицита дизтопливо нужно вывозить не бензобаками транзитных автомобилей, как утверждают наши чиновники, а цистернами. Перемещение же этого топлива в таких объёмах возможно только контрабандным путём, оформлением товаросопроводительных документов на этиленгликоль, печное топливо и т. п.

Впрочем, это и происходит. Так, по данным ассоциации нефтетрейдеров Кыргызской Республики, около 30% потребляемых в стране ГСМ завозится контрабандным путём. Для борьбы с контрабандой в ассоциации предлагают "сократить ставку акцизного налога, потому что он за последние два года вырос в два раза. Кроме этого необходимо заключить соглашение с Казахстаном о поставках нефтепродуктов беспошлинно. То есть убрать этот искусственный барьер, на котором строится контрабанда… ещё нужно усилить работу государственных органов".

Похожая ситуация и в России. К примеру, буквально на днях на трассе Орск – Актюбинск были выявлены два автомобиля "КамАЗ" в цистернах которых, согласно сопроводительным документам, находилось печное топливо. Однако экспертиза показала, что в них – летний дизель. Аналогичное задержание произошло в Астраханской области, где под видом этиленгликоля в Россию из Казахстана пытались провезти более 52 000 литров дизтоплива вообще без сопроводительных документов. Стоимость груза составила более 1,5 млн рублей.

Конечно, цены на горючее в сопредельных странах оказывают влияние на отечественный топливный рынок. Тем не менее это лишь один из факторов, и объяснять только им очередной сезонный дефицит топлива, по крайней мере, несерьёзно. Тем более, что произошедшее после отмены госрегулирования повышение цены на дизтопливо не решает проблемы его вывоза из приграничных регионов. Такой вывоз будет существовать, пока будет сохраняться разница в его стоимости. Эта мера лишь делает казахстанский рынок ГСМ более привлекательным для недополучающих – из-за падения мировых нефтяных котировок и разницы в цене на горючее с соседними странами – прибыль недропользователей.

Более реалистичен вариант того, что оптовики, в ожидании повышения цен, придерживали топливо на нефтебазах. Это подтверждали не только на АЗС. В пользу этой версии говорит и статистика. В Казахстане в январе-июне выпуск дизтоплива по сравнению с прошлым годом вырос на 10,6%, до 2,4 млн тонн. При этом в прошлом году такого ажиотажа с соляркой не было.

Ожидать, что отмена госрегулирования цен выстроит рыночные отношения на топливном рынке Казахстана не приходится: до них - как пешком до Антарктиды. Нет ни свободной конкуренции, ни прозрачности на первичном уровне, то есть в производстве и оптовой реализации нефтепродуктов.

До последнего времени свыше 80% оптового рынка нефтепродуктов принадлежало пяти крупным компаниям. Отсутствие открытой информации позволяет им безнаказанно манипулировать ценами, диктуя свою ценовую политику. Тем более, что вместо внятной государственной политики – шараханье из стороны в сторону. Захотели – ввели госрегулирование, захотели – отменили. Приватизировали НПЗ, затем – национализировали, теперь намерены провести их новую приватизацию.

Хронические проблемы с топливом решаются одним способом – повышением цен. Другой способ – увеличение объёмов производства властям, видимо, не по силам. За четверть века не смогли ни построить новый НПЗ, ни модернизировать существующие. Результат – низкое качество и недостаточный объём производства нефтепродуктов на отечественных НПЗ. Это влечёт необходимость импорта – преимущественно из России – более миллиона тонн высокооктанового бензина и около полумиллиона тонн дизельного топлива. Вывод напрашивается однозначный: все решают аппетиты тех, кто заправляет рынком нефтепродуктов.

В сложившихся условиях, когда происходит постоянная неразбериха с поставками, запасами, ценой реализации, отмена государственного регулирования цен на нефтепродукты приведёт к тому, что их подорожание из сезонного явления превратится в круглогодичный процесс. Причём мировые котировки стоимости барреля нефти к этому не будут иметь (впрочем, как и сейчас) никакого отношения. Цифры на ценниках наших АЗС продолжат свой рост, пока в России, откуда завозится до 40% потребляемого в Казахстане топлива, будут расти цены на него. Наши же чиновники, периодически давя потребителей дефицитом и талонной системой, так и будут обещать залить рынок дешёвым и качественным топливом в постоянно удаляющемся будущем.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter