Припаркованная на набережной "газель" опоясана оранжевой надписью и номером 109. Спасатели. В нашей речке воды сейчас нет: открытое бетонное русло опустело, воду отвели в закрытое, по соседству. Кого тут спасать? Кого выручать?

Выясняется: ребята спасают речку от дождя.

Спасатели привезли насос и бросили в воду кишку пожарного шланга. Моросящий дождь обеспечивает непрерывный цикл работы и постоянные объёмы для трудящихся. Воду откачали. Наполнили опустевший резервуар топливом. Дождь наполнил влагой каскад. Снова берутся дергать пускач.

Ребята готовят объём работ для спецтехники. Внутри каскада поджидает неблизкого финала миниатюрный экскаватор. Тот сгребает ил в единую могучую кучку. Экскаватор помощнее погрузит ил в самосвалы. Самосвалы, впрочем, заглядывают сюда нечасто.


Фото Руслана Минулина

Чтобы очистить Весновку (она же – Есентай) от ила, ни летом, ни в сухом сентябре времени явно недоставало. Поэтому чистят сейчас. В сухую погоду, известно, и дурак вычистит. А ты поди, одолей непогоду в снег и дождь!

Бедные экскаваторщики замерзли вусмерть и бегают греться в "газель". В фургоне скучно. Заняться нечем. Жігіттер продувают СГУ (сигнальное громкоговорящее устройство) и включают от нечего делать сирену. Кстати, подача звукового сигнала в жилой зоне нынче оценивается в 5 МРП (Ст. 602 КоАП РК. "Нарушение водителями ТС правил… пользования звуковыми сигналами").

Отставляю в сторону коляску с переполошившейся от звуков сирены шестимесячной Герольдиной. Иду знакомиться.

Паренек за рулем гостеприимно опускает окно до середины. Дальше оно не идёт, буксует. Он привычно додавливает стекло дланью книзу. Охотно отвечает на вопросы.

Нет, ребята не спешат никуда на вызов. Да, они тут работают. Да, они знают, что пользоваться СГУ надо только при необходимости.

Словом, ребята грамотные и учить их – только портить. Просто мальчики поиграли в песочек. Теперь балуются с машинкой.


Фото Руслана Минулина

Пустое времяпрепровождение еще древние греки недолюбливали и кляли сизифов труд. Казахи тоже не сильно жалуют мартышкин труд: "уақытыңның босқа өткені – өміріңнің бос кеткені" ("время впустую проводить – жизнь даром прожить"). Иоганн Вольфганг Гете, похоже, прямо-таки снял с языка мудрость номадов и переложил как смог в своё знаменитое "ein unnütz Leben ist ein früher Tod" – "жизнь бесполезная есть ранняя смерть" (трагедия "Ифигения в Тавриде",1811 г. в переводе Востокова). У русских, помнится, на эту тему есть что-то про воду в ступе и что-то весьма непотребное про околачивание груш. Британцы эту же бессмыслицу заклеймили выражением to beat the air ("отлупить воздух").

Есть много звонких оправданий, объясняющих непонятливому читателю, зачем спасают джигиты реку от дождя или к чему меняют те же новые бордюры на ещё куда более новые. Алматы, мол, притягателен для мигрантов со всего Казахстана и даже Центральноазиатского региона. Ребят надо обеспечивать работой, иначе они окажутся в сетях (религиозных экстремистов, ОПГ, наркодельцов – нужное выбрать). Для этого государство создает Дорожную карту, открывает рабочие места. Ну и далее по тексту.

Но разве наши ребята столь слепы, что не видят, что переливают из пустого в порожнее? Почему их государство лишает радости от добротно сделанной работы? Почему так последовательно выращивает в них иждивенцев, готовых выдавать самую глупую толкотню за работу?

Почему бы не сформировать строительный отряд и перебрасывать ребят туда, где их рабочие руки действительно нужны?

В поисках решения далеко ходить не надо: студенческие строительные отряды поднимали казахстанскую целину. В 1967 году "Казахфильм" даже посвятил отправке молодых на стройки социализма классическую агитпроповскую ленту "Моя любовь на третьем курсе". Его главного героя Ануарбека Молдабекова (1938-1985) отечественные культурологи наверняка еще даже и упомнят. А уж мастодонта советского рока с его тремя октавами вспомнят не только отечественные знатоки. Именно в этом казахфильмовском творении впервые наследил в истории сам Александр Градский с бессмертным "Как молоды мы были...".

Но вот почему та технология сплетения рабочих рук в крепкий круг позабыта? Почему не накреативят мыслеборцы и проектоведы что-то навроде "Без диплома – в село"?

Собака порылась, как принято теперь говорить, в оценивании работы акимов.

Хоть и задекларирована Республика Казахстан государством вполне себе унитарным, хоть и выстроена жёстко вертикаль власти и прочий сопутствующий инструментарий также налицо, – однако работу каждого конкретного бастыка оценивают исключительно по его усилиям в пределах вверенного ему удела.

Разве можно себе представить, чтобы на алматинские деньги самого богатого мегаполиса Казахстана аким вдруг командировал вахтовым методом (как делают это сегодня в Западном Казахстане) безработных пацанов, скажем, на рытье колодцев для подъёма аграрного сектора где-нибудь на востоке? Да даже и в Алматинской области? Будь я акимом – ни за чтобы бы не отправил. Ибо "пятёрочку" в дневник мне за это не поставят, а все купоны за подъём аграриев сострижет глава уже Алматинской области.

Да, разумеется, колодцы нужны. Вот и в Мажилисе Парламента в нынешнем октябре поминали и 4500 колодцев, и выделяемые под них до 2020 года 28 млрд тенге. Выходит, и деньги есть, и реальные объёмы тоже присутствуют, и на хляби небесные молиться нет нужды, дабы те работки подбросили.

Другое дело, что новенькие бордюры и свежевыглаженный асфальт в мегаполисе показать куда легче в вечерних новостях, чем долгожданный колодец где-то на отшибе.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter