Очень грубо и жёстко окрестили и в русском, и в казахском языке тех, кто появился на свет раньше положенного срока. У русских "недоносок" – одно из самых обидных ругательств. "Недоделанный", "недочеловек". То же и в казахском – "шала туған". "Недорождённый", если дословно. Самое обидное для казаха – услышать, что он "шала қазақ", недоказах. Хуже только – мәңгүрт, наверное. В английском – premature, pre-term, premature baby: то же самое. "Незрелый ребёнок". Невызревший, неспелый. Спартанский образ жизни требовал сбрасывать таких с утёсов, чтобы детки жизнь неприхотливых воинов не осложняли и не позволяли сопли распускать. Отсюда и вокабуляр, то есть соответствующий словарный запас.

Однако вот немцы свой термин frühgeboren ("рано рождённый") постепенно вытесняют словом "Sternenkinder" – "звёздные дети". Почти по Экзюпери – маленькие принцы. И принцессы. Свое определение немцы объясняют так. Это те самые крохи, что вернулись на небо (то есть на звезду) раньше, чем им позволено было увидеть свет этого мира. Ведь в прежние времена недоношенные дети практически не имели шанса выжить.

Сегодня в мире отмечают День недоношенного ребёнка (Weltfrühgeborenentag или World Prematurity Day), и лично мне очень классно ощущать, что мои друзья, коллеги и случайные знакомые вовлечены всей душой в это дело.


Клуб "28 петель" помогает недоношенным детям

Клуб "28 петель" помогает недоношенным детям / Фото Руслана Минулину

Вокруг слишком много жёстких и несправедливых вещей. Нам почему-то важно культивировать и пиарить немыслимую жестокость как у себя тут, в Казахстане, так и выставлять её на внешнюю витрину нашего странового пиара.

Надеюсь, впрочем, что это не единственный наш экспортный продукт.

Да, эти буквы выглядят как нытьё рафинированного интеллигента. Make love, not war. Но я постоянно сталкиваюсь с весьма тревожными признаками буквально повсюду. Как на примере своей маленькой дочки, так и на примере учебной программы своего педагогического вуза.

Наша двухлетняя Мариам приходит из детсада то покусанная, то поцарапанная: в садике борьба за место под солнцем разворачивается у деток нешуточная. И похоже, эта готовность "постоять за себя" и "не дать себя в обиду" приходит в садик извне, от родителей. А садик не готов противопоставить пока превентивную, упреждающую программу по борьбе с насилием среди своих малышей. Ибо наших преподавателей и воспитателей этому в вузах не учат. И я лично тому свидетель.

В университетских учебниках я не увидел, в лекциях наших преподавателей я не услышал, как мне, будущему преподавателю, воспитать в моих учениках чувство эмпатии – сопереживание чужой боли, которую ты сам ещё не ощущаешь.

В наших книгах для деток мы никогда не увидим (по примеру немецких изданий) цветную историю в картинках про бездомного немца Пита: у него нет жилья, и потому он живёт на улице.

Зато побасёнок об отважных, справедливых и непобедимых батырах у нас хоть отбавляй. Нашему зрителю и читателю нужна скорая и быстрая расправа, ему некогда разбираться в тонких и чувствительных материях. Это сложно, нудно и долго.

Потому-то наш читатель с таким удивлением и недоумением реагирует, например, на немецких девчонок, что встречали радостно и с плакатами сирийских мигрантов. И в этом считывается не только различие воспитания, но и различный ценностный аппарат, разный жизненный опыт и даже словарный запас. Там, пресловутую гниющую Европу, что всё никак не разложится и окончательно в осадок не выпадет, учат сопереживать с младых ногтей. Европа сделала для себя в своё время очень важные выводы, глядя именно на наш чудовищный социальный эксперимент, которому вот-вот стукнет вековой юбилей.

Кошмарный процесс построения социализма в одном отдельно взятом концлагере заставил европейскую элиту отказаться от скотского отношения к рабочему классу, дать зелёный свет профсоюзам и поделиться властью и привилегиями с профсоюзными лидерами. Мы пережили тот кошмар, обросли зоновским менталитетом и такими же повадками. Только сейчас с трудом начинаем выполнять работу над ошибками и дебрутализировать свой образ жизни. Например, ужесточая стандарты выживаемости новорождённых, приучая свой медперсонал бороться за жизнь каждой крохи.

Нас помаленьку учат тоже. И важно, что мы делаем это сами. Жизнь сама подбрасывает такие поводы и история, например, Айгуль Кусаиновой кардинальнейшим образом волнует Казнет, делая его лучше и чувствительнее: более 56 тысяч просмотров говорят сами за себя. Читателю нужны и важны такие проявления человечности. Многим уже обрыдли и насилие, и расправы, и казни – справедливые ли, нет ли. Просто надоели.

Шанс удержать человека, а тем более едва рождённого человечка – на этом свете дарит девчонкам, девушкам и женщинам из Клуба 28 Петель непередаваемое ощущение собственной силы. Это просто разрушает циничную уверенность во всемогуществе бяк, злыдней и троллей.

Ведь порой так хочется немного тепла. Тем более зимой.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter