Я не знаю, правда это или нет, но постараюсь объяснить общую картину.

Начнём с предыдущего назначения. Когда уходил Марченко, то ходили слухи, что он сам изъявил желание уйти ещё в начале лета 2013 года – оно было удовлетворено только в сентябре. И на место Марченко пришёл Келимбетов. Ключевым персональным отличием нового руководителя от прежнего являлось то, что если Марченко не рассматривался как политический игрок, то Келимбетова как раз воспринимали таковым. Что в рамках сложившейся ситуации внутри элиты является минусом для председателя НБ – собственно, это предопределило то, что помимо его личных ошибок ему "добавят" дополнительные.

Надо ещё отметить саму ситуацию в денежно-кредитной политике, проблемы которой уходят корнями в эпоху Марченко. В каждый приход он совершал разные ошибки. Во время первого прихода он отказался от свободного плавания, к которому перешли в 1999-м году – кстати, тогда этому способствовало всё, начиная от роста экономики и цен на нефть, а также внутренние обстоятельства (отсутствие валютных займов). Также вместо постепенного ослабления тенге он взял курс на укрепление, что и заложило неизбежность будущих резких девальваций. И, наконец, третьей ошибкой является конструирование финансовой системы таким образом, что стимулировались внешние займы и внутренние валютные кредиты.

В феврале 2009 года, аккурат перед девальвацией, доля валютных кредитов составила 52%, а с учётом тенговых кредитов, но привязанных к курсу доллара, скорее всего, доходила до 80-90%. Это было абсолютно неправильным - делать девальвацию, не решив сначала эту проблему. Итог был закономерный: в тенговом выражении долги предприятий выросли, что на фоне падения продаж и отсутствия новых кредитов фактически лишило их оборотных средств – производство падало, а импорт рос в течение 2009 года (с 1,8 млрд долларов в феврале до 3 млрд в декабре). Как следствие, доля "плохих" кредитов выросла с 7% в начале года до 37% в конце года. Вместо существенных исправлений в системе делались отдельные технические улучшения (причём после активного требования общества). Например, в феврале 2011 года наконец-то запретили привязывать тенговые кредиты к курсу доллара или запретили банкам в одностороннем порядке пересматривать ставку в сторону повышения.

Финансовая система после таких выкрутасов стала фактически как зомби и пребывает в этом состоянии и поныне. С 2009 по 2013 год цены выросли достаточно, чтобы съесть запас удешевления, создаваемый девальвацией (на самом деле он был съеден ещё в 2009-м). В августе 2013 года был объявлен переход к мультивалютной корзине – предполагалось, что это станет способом плавного ослабления тенге. Было заявлено, что мера войдёт в полную силу с января 2014 года. Однако попытка не удалась – всё закончилось резкой девальвацией.

Тут уже начались ошибки Келимбетова. Он не представил внятного объяснения, почему он всё-таки провёл девальвацию. Также он не реализовал никаких мер поддержки тех, кто пострадал от девальвации (правда, тут надо ещё выяснить, он сам не смог или ему "помогли"). Кстати, были к нему претензии со стороны отдельных руководителей банков: мол, почему их не предупредили, и это дало повод думать, что их предупредили во время девальвации в 2009 году.

К концу 2014 года ситуация ухудшилась, и уже те, кто ругал его за девальвацию, теперь требовали её повторения. Тут надо понимать, что были стороны, которые требовали девальвации именно внутри 2014 года – здесь ссылка на экономическую ситуацию формальна. Больше имело значение то, чтобы Келимбетов совершил две девальвации внутри года, и тогда он ушёл бы не только с поста председателя НБ, но и как политический игрок. Малый и средний бизнес, простое население – это лишь те, чьи страдания и гнев используются для того, чтобы добиться нужного результата.

К слову о тех же 28 млрд долларов. Тут надо понимать, что 22 млрд были потрачены в 2014 году – это, конечно, больше того, что было в спокойном 2013 году (насколько я знаю, тогда было около 13-15 млрд, но могу ошибаться), однако трудно требовать, чтобы в турбулентном 2014 году цифра сохранилась на прежнем уровне. Остальные 6 из 22 млрд долларов были потрачены в 2015 году – иначе говоря, как раз с точки зрения траты резервов всё успокоилось к августу. Чтобы всё понимали, скажу, что Нацбанк тратил резервы на протяжении всех лет. Но почти всегда входящий поток перекрывал исходящий (из-за чего резервы в тучные годы росли), и только начиная с 2015 года, несмотря на успокоение ситуации, исходящий поток начал превышать поток входящий.

Весь 2015 год шли информационные атаки в пользу девальвации, в ход шли даже зарубежные эксперты, которые отсчитывали необходимость девальвации от несуществующих уровней. Понятно, что в экономике есть ухудшение ситуации – цены на нефть ниже критических 55 долларов, внутренняя неэффективность, кризисные процессы у соседей. Вместо комплексного ответа на всё угрозы предлагалось лишь самоё простое "решение" – резкая девальвация. В кавычках – потому что это не решение, а лишь способ усугубить ситуацию, что мы сейчас и наблюдаем. Причём траты Нацбанка только продолжаются. Если крупные игроки озвучивали необходимость девальвации на 20-30%, то отдельные персонажи (без обоснования!) требовали немедленного возвращения к "паритету" (правда, имели ввиду они не 1 к 1, а 1 к 5). По факту состоялась 50-процентная девальвация, а с начала февраля 2014 года – все 75%). Если курс дойдёт до 300, то значения девальвации достигнут 60% и 95%, соответственно.

Но кого интересует проблемы МСБ? Главное, свалить Келимбетова и назначить его главным виновным в "свободном плавании", даже если он на самом деле был против. Здесь надо поставить вопрос касательно свободного плавания. В том, что это идеал, к которому надо стремиться, нет никаких сомнений. Только предлагать его как вариант на всё случаи жизни – это узость и догматичность мышления. "Свободное плавание" – это очень дорогой инструмент, для внедрения которого нужны следующие условия:

– устойчивый экономический рост и внешняя конъюнктура;

– реализация структурных реформ;

– доверие к регулятору – точнее, это самоё главное, ибо в денежно-кредитной политике высокого пилотажа, предполагающей свободное плавание, всё на 90% зависит от доверия.

Чтобы простому читателю было понятно, приведу аналогию. Никто не сомневается, что "Бентли" лучше чем "Камри". Но никто не выпустит "Бентли" на дорогу, если там светофоры и уличное освещение не работают, если на дорогах ямы и колдобины, а главное - вы не доверяете водителю.

К сожалению, в этот раз крайняя догматичность мышления совпала с политической конъюнктурой. Силы тех, кто хотел резкой девальвации, превзошли, и "свободное плавание" состоялось. При этом никто не хотел брать ответственность на себя. Именно поэтому переход к свободному плаванию воспринимается населением как отказ экономических властей от ответственности.

Но вернёмся к Келимбетову. Честно говоря, его ухода ждали ещё в первой половине сентября, но уход не состоялся. Для этого есть пара аргументов. Во-первых, обычно когда все ждут какого-то кадрового изменения, оно не состоится хотя бы потому, что в нашей системе координат нельзя делать то, что все ожидают (чтобы действия не просчитывались). Во-вторых, если версия о выборах верна, то, по мнению некоторых политологов, логичнее произвести кадровые изменения после выборов (речь идёт о серии кадровых изменений). Судя по всему, второй аргумент возымел силу. Иначе бы не появилась новость об "уходе", которая призвана ускорить события. Но на самом деле это может иметь ровно обратный эффект. Дело в том, что если отставка состоится, тогда возникает рычаг манипуляции: чтобы ушёл "нужный" человек, достаточно организовать слив. Нужно ли этому высшему руководству – вопрос.

Надо понимать, что если придёт следующий человек, то всё зависит от того, насколько его будут воспринимать как политического игрока. Если да, то его "макнут лицом в грязь" новой девальвацией. Если нет, тогда может быть он и станет "успешным центробанкиром". Правда, по факту это будет означать слабохарактерность и неумение отказать различным группам внутри финансового сектора.

Но простого человека интересует вообще: нужно ли оставаться Келимбетову. Поскольку я выше межклановой борьбы, меня не интересуют отдельные личности, меня интересуют правила игры в целом. Должны уйти многие, а не только Келимбетов, в том числе те, кто находится в коммерческом секторе. Ибо большая их часть смешивает личные конфликты при обсуждении государственных вопросов. Они даже не понимают, насколько это вредит стране, руководствуясь принципом "день простоять, ночь продержаться". Эдакий наш вариант "Игры престолов". Бессмысленный и беспощадный. Надо понимать, что каждый из них в отдельности – хороший человек, но как только они встраиваются в систему принятия решений, то им не хватает силы воли быть выше личного, а раз не могут, то, наверное, действительно нужно кадровое обновление.

Вопрос лишь в том, будут ли новые люди работать по-новому. Или же они покажут новый, доселе невиданный уровень коррупции и интриг? Или же они будут действовать, как то подобает настоящим государственникам? Если второе, то тогда у страны появятся перспективы. А они есть, причём очень большие, несмотря на всё те геополитические угрозы, что несёт нам ближайшее будущее.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter