Зайду немного издалека, с теории. В первом мартовском номере «Мегаполиса» я описал «Китайские хитрости«, которые, как выясняется, Нурсултан Назарбаев рекомендовал Михаилу Горбачёву ещё в 1985 году! Так вот из семи «главных секретов» Поднебесной, выведенных экспертами, особенно нравится мне такой: градуалистский подход к реформам. «То есть проведение изменений медленно и последовательно, шаг за шагом. Градуалистский подход предполагает смягчение экономических и социальных последствий реформ, стремится избежать резкого снижения жизненного уровня населения».

Очарованный таким определением, решил уточнить, что теоретики считают его антиподом? Меня ждал холодный душ воспоминаний. Анализ выделяет две концепции рыночных реформ, реализуемых как в теории, так и на практике. Первая – «градуализм» (с англ. – «постепенный»). Вторая – «шоковая терапия» (старшим поколениям тут пояснений не нужно).

Истины ради нужно отметить, что экономисты в обеих концепциях находят свои минусы и плюсы. Примерами успешной реализации градуалистского подхода считаются Венгрия и Китай, а также отчасти Япония, Тайвань и Южная Корея – при переходе от потрясённой войной или неразвитой экономики к рыночной.

«Шоковая терапия» зиждется на идеях монетаризма, вере в быструю самоорганизацию рынка. И здесь в качестве убеждения приводят опыты Польши, Чехии, Словении и Эстонии. Уже через два-три года после «шока» они преодолели кризис и возобновили нормальный экономический рост.

Если примерять «лекала» двух концепций к Казахстану, то в своей истории мы словно только спотыкались о «минусы» обеих. Увы…

С одной стороны, клонировавшиеся из десятилетия в десятилетие, но не выполнявшиеся одноимённые госпрограммы можно было бы с большой натяжкой отнести к градуализму. Мол, пытаемся заново, с новых позиций, последовательно. К сожалению, так сказать нельзя, поскольку качественного осмысления не артикулировали ни до, ни во время, ни после их принятия. Оттого, видимо, и имеем печальный результат.

Чего уж тут юлить! Формально практически каждый Кабинет министров у нас был отъявленным сторонником «шоковой терапии». Только ещё хуже. Поскольку согласно теории концепции, «монетаризм исходит из того, что рынок – это самая эффективная форма экономической деятельности. Он способен к самоорганизации». Поэтому «монетаристы утверждают, что преобразования переходного периода должны происходить с минимальным участием государства. Главная задача государства – поддержание устойчивой финансовой системы, поскольку без стабильной денежной единицы рынок существовать не может. Поэтому борьба с инфляцией – стержень монетаристской доктрины. Основным инструментом антиинфляционной политики монетаристы считают одномоментную либерализацию цен и резкое сокращение госрасходов».

В практике же наших монетаристов «ручное управление экономикой» стало практически невыключаемым. Они просвещённы, знают Правила жёлтых страниц – Yellow Pages Rule, даже представили в парламент законопроект по вопросам ограничения участия государства в предпринимательской деятельности («Сможет ли наше правительство усидеть «на диете»?«, «Мегаполис», 06.10.2014 г.). Но на деле большая часть реальной экономики – свыше 60% ВВП страны – абсорбировалась в «Самрук-Казына». Беспрерывно возникают всё новые центры и компании, уплотняя «руководящую крону» вертикально и горизонтально. Апогеем этого процесса, видимо, должно стать решение, что для реализации закона по Yellow Pages Rule нужно создать ещё один новый специальный госорган!

Впрочем, данная проблема, к новому видению которой мы вышли через раздумья о приоритетной концепции рыночных реформ нашего правительства, давно не нова.

Актуализировалась такая беда, что при формальной большей риторике (в основном в виде брифингов, где есть только «говорящие головы») субъектам экономики стало сложнее разбираться «по жизни». Уже довольно продолжительное время бизнес посылает власти откровенные сигналы о том, что хочет понимать текущие «правила игры». И не получает адекватного и ясного ответа.

Все мы, конечно, помним «гениальную» девальвацию 11 февраля 2014 года (когда весной-летом обострился украинский конфликт, противостояние США + Европа vs Россия, сырьё и валюты рухнули – тогда Нацбанк чуть ли не гордился своей прозорливостью)? «Болевой рефлекс» у общества остался, но правительство и главный банк страны особо терапией заниматься не стали. Даже хотя бы в виде суровой профилактики. В декабре было их совместное заявление, правда, очень общего характера.

Между тем, чтобы «работать работу», бизнесу необходимо знать гораздо больше деталей. Чётко установленных, ясных и понятных. А ещё лучше совместно обговоренных «правил игры», которых бизнес и требует от правительства и Нацбанка. Это очевидно показал ежегодный Summit CFO. Но за минувшую неделю никакого встречного движения «сверху» я не заметил…

В итоге случаются нелепые ситуации. Если главный банкир одного из ведущих банков страны не может «просечь» «генеральную линию» исполнительной власти, чего вы можете ожидать от простых людей? Авторитетный эксперт, сам прежде немало проработавший в высоких кабинетах, высказывает важные замечания – и словно в пустоту?

Сейчас многие эксперты считают, что в Казахстане на период электоральной кампании основные экономические ориентиры (в частности, валютный курс) будут «заморожены». Но не будем забывать о том, что в нашей открытой экономике такие вещи зависят не только от наших желаний. Свежий пример – «чёрный вторник» России, пришедшийся на казахстанский праздник 16 декабря. Если нечто подобное произойдёт до 26 апреля – угрохаем на своё спасение половину Национального фонда? Не смахивает ли наше поведение на торжественную маршировку по минному полю?..

Возможно, нас благополучно «пронесёт» и ничего страшного сейчас не случится. Но сложно отрицать такой, видимо, уже факт. В случае экстренного экономического ЧП – исполнительная власть, бизнес и уж тем более простое население вряд ли продемонстрируют согласованную реакцию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter