Последнее заседание Комиссии по земельной реформе прошло в августе. Тогда "заморозку" Земельного кодекса решили продлить ещё на пять лет, озвучили ряд инициатив и тут же объявили о прекращении деятельности комиссии. Вчера в ходе расширенного заседания коллегии Минсельхоза земельный вопрос снова был затронут. На этот раз чиновники сделали ставку на занятость сельского населения и использование потенциала личных подсобных хозяйств для производства сельхозпродукции. Но по-прежнему осталось много спорных моментов.

Начнём с предложения выделить земли вокруг населённых пунктов для содержания личного подворья. С этим я в корне не согласен. Подсобные хозяйства обеспечивают себя молоком, мясом, яйцами. Но государство не должно поощрять увеличение количества коров в сараях, нельзя делать из села мегаферму. Это не технологично и небезопасно. Нужно стимулировать сельчан, чтобы они переходили в разряд предпринимателей, льготными кредитами и субсидиями.

В чём разница между бизнесменом на селе и жителем села? В том, что у зарегистрированных крестьянских хозяйств есть своя собственная земля. Участки земли вокруг населённых пунктов для содержания личного подворья находятся в общественном пользовании, а не принадлежат конкретному фермеру-сельчанину. Сельчане утром коров выгоняют, вечером загоняют в сараи, животные пасутся без соблюдения агротехнологий, и земля теряет продуктивность. Сейчас 80% земель вокруг населённых пунктов деградировали. Правильней выделить сельским жителям по 50-100 га и в дополнение к этим участкам предоставить льготные кредиты и доступную технику. В результате мы бы получили целый класс мелких и средних фермеров – настоящих хозяев земли.

Ещё одна инициатива рабочей группы – ужесточить требования к предоставлению участков на приграничных территориях. Думаю, что земли в приграничных зонах нужно, наоборот, активно предоставлять в аренду. Но только отечественным предприятиям.

Члены комиссии полагают, что иностранцы в приграничных зонах будут ассимилировать местное население. Это опасение действительно не совсем беспочвенно. Но, с другой стороны, нам нужно переселять людей с юга на север. У нас население южных областей в два с лишним раза превышает население северных регионов, а Южно-Казахстанская область подобралась по численности населения к четырём северным областям. Предоставление государством земель – это правильный посыл для миграции. К тому же выращивать сельхозпродукцию в приграничной зоне выгодней в плане организации торговли и развития двусторонних отношений. Поэтому для наших предпринимателей никаких ограничений по предоставлению участков на этих территориях быть не должно. Тогда и экономика будет развиваться, и национальная безопасность останется на должном уровне.

Что касается предложения сохранить аренду сроком до 49 лет, то в целом оно правильное. Каким образом сейчас предоставляются земли? Объявляется конкурс, но по факту победителя выбирает акимат. На самом деле решение должна принимать комиссия, в составе которой есть бизнесмены этого района и представители общественных организаций.

Иногда приходит новый аким, выдаёт земли своим знакомым, потом увольняется или идёт на повышение. Друзья его землю не возделывают, но и отдавать не торопятся. Приходится решать вопрос в суде. Бизнесмены же, как члены комиссии, спросят у арендатора: какой у него бизнес-план, где он кредит возьмёт, как реализует продукцию? К этому вопросу нужно жёстче подходить. Когда банки кредит предоставляют, они требуют пакет документов. Для того чтобы взять в аренду землю, нужно всего три документа. Это создаёт почву для коррупции и неэффективного использования. Земля – это государственный актив, и к ней должно быть соответствующее отношение. А если предприниматель пришёл "от Баке" и не знает, что будет делать с участком, ему нужно сразу отказывать.

Члены комиссии также предлагают усилить контроль над использованием земель. Но каким образом это можно сделать? Я считаю, что для решения этого вопроса нужно использовать систему дистанционного зондирования земли (ДЗЗ). Есть специальные программы, которые позволяют распознать, как используется земля, что на ней посеяли и качественно ли она обработана.

Отправлять на разведку толпы людей бессмысленно. Два сотрудника акимата физически не смогут обойти 100 тысяч га. Усилить контроль можно только за счёт автоматизации и ухода от человеческого фактора. Я, например, контролирую работу в своём фермерском хозяйстве, используя систему спутникового мониторинга. Это недорого – всего 100 тенге за гектар. Благодаря этой системе я вижу, что и как посеяно, обработано. Могу позвать своего механизатора и спросить: "Почему на определённом участке есть огрехи в химической обработке?" Конечно, не в онлайн-режиме, но максимум через неделю по снимку со спутника состояние работ можно контролировать. Однозначно, можно видеть, засевается земля или нет. Вы представляете, какой это прорыв?

Ещё одно предложение, которое прозвучало на заседании: установить предельные размеры сельхозучастков, предоставляемых в аренду казахстанцам. Не совсем понимаю, для чего это нужно. Если у тебя действующий бизнес, который приносит реальную прибыль и обеспечивает занятость населения, то какая разница, сколько у тебя га земли.

Скорее всего, таким образом собирались решить вопрос рационального использования. Но ограничения предельных размеров не дадут нужного эффекта. Просто хозяйство раздробится на несколько компаний, чтобы больше земли получить. Вместо одного крестьяне будут создавать два юрлица. Поэтому и здесь лучше вести контроль через спутник. Любой специалист ДЗЗ может сказать, насколько рационально использовался участок последние 10 лет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter