Почему ЕНПФ будет главным инвестором газификации?

Почему среднестатистический пенсионер должен рисковать своими деньгами больше, чем это делают банки развития или акционеры предприятия

На прошлой неделе отечественные СМИ рассказали о том, что ЕНПФ планирует вложить 85 миллиардов тенге из сбережений действующих и будущих пенсионеров на строительство первой очереди газопровода "Сарыарка". Сам газопровод по замыслу разработчиков проекта должен соединить наши нефтегазовые месторождения на западе страны с северными регионами.

Проект предполагает три очереди строительства газопровода:

  • 1-я очередь: Кызылорда – Жезказган – Караганда (Темиртау) – Астана. Протяженность газопровода 1,081 км
  • 2-я очередь: Астана – Кокшетау (включая Щучинско-Боровскую зону) с протяжённостью 276 км
  • 3-я очередь: Кокшетау – Петропавловск. Протяжённость ветки газопровода 177 км.

Сейчас речь идет о строительстве только первой очереди газопровода от Кызылорды до Астаны, которое должно завершиться до конца 2019 года. Бюджет строительства только этого отрезка оценивается в 267,3 миллиарда тенге, реализовывать проект будет АО "АстанаГаз КМГ".

Кто вложится в газопровод?

На заседании Правительства РК вице-министр энергетики Махамбет Досмухамбетов сообщил о том, что деньги будут брать из следующих источников:

  • АО ФНБ "Самрук-Қазына" – 40,15 миллиардов тенге или 15% от бюджета проекта.
  • АО НУХ "Байтерек" – 40,15 миллиардов тенге (15%).
  • АО "Банк развития Казахстана" – 51 миллиард тенге (19%).
  • Евразийский банк развития – 51 миллиард тенге (19%).
  • ЕНПФ – 85 миллиардов (32%).

"Самрук-Казына" и "Байтерек" купят акции АО "АстанаГаз КМГ", банки развития дадут кредиты, а ЕНПФ купит облигации АО "АстанаГаз КМГ". Как видим, казахстанские пенсионеры вложатся в строительство газопровода больше остальных участников проекта.

Почему строительство газопровода – это хорошо?

Развитие инфраструктуры страны, будь то строительство дорог, мостов, аэропортов или газопроводов, – это в большинстве случаев огромное благо для страны и её жителей. По словам главы Национального банка, "Деньги ЕНПФ, наших граждан, идут на улучшение их жизни, условий их существования: газ будет проведён в северные области Казахстана". И я полностью согласен со словами господина Акишева: долгожданный газопровод действительно должен принести позитивные изменения в жизнь граждан.

Сейчас ещё неизвестно, улучшится ли жизнь казахстанцев в экономическом плане с приходом газа в северные города, так как о тарифе пока известно мало, но наверняка граждане увидят позитивные изменения в экологической обстановке. Наконец-то печной смог от сжигания угля и всего остального, захватывающий атмосферу над Карагандой, Темиртау и Астаной в зимние месяцы, может уйти в историю, и дышать нам станет легче. Иногда улучшение здоровья намного важнее пополнения кошельков. В этой связи сложно найти какой-либо сильно аргументированный довод в пользу того, что газопровод не нужен.

Почему строительство газопровода на деньги пенсионеров – это может быть "нехорошо"?

Доля инвестиций в проект из денег ЕНПФ – 32%, то есть пенсионный фонд даст больше денег, чем все остальные участники. Для тех специалистов, кто когда-нибудь участвовал в любом инвестиционном строительном проекте, очевидно, что при реализации проекта возникает много рисков и обстоятельств, которые сложно учесть во время первоначальной презентации для публики. Проект на бумаге и проект реализованный в действительности очень сильно отличаются друг от друга. В процессе реализации и воплощения проекта сроки сдвигаются, бюджеты растут, качество может отличаться от запланированного.

История знает немало проектов. Так уже появлялся на свет авиастроительный завод, который не произвёл ни одного самолёта, или завод по производству кирпичей, неспособный обжечь и произвести кирпич, или нефтяные подводные трубопроводы, которые прогнили ещё до начала их использования. И во всех этих случаях были вложены чьи-либо деньги и понесены реальные, серьёзные убытки.

Не буду сгущать краски и портить позитивный настрой, однако я глубоко убежден, что любой инвестиционный проект на этапе его реализации несёт в себе значительно больше рисков, чем уже действующий бизнес, приносящий стабильные денежные потоки и доходы. Поэтому непонятно, почему ЕНПФ берёт на себя самую высокую долю в проекте, а соответственно, и риски связанные с его реализацией.

При этом нет информации, какую доходность принесут пенсионерам вложенные деньги в газопровод, что, например, меня как вкладчика ЕНПФ очень интересует. Если это высокорисковые инвестиции под 20% и выше, то, возможно, это оправданно. Но если облигации АО "АстанаГаз КМГ" будут приносить такую же доходность, как банковские депозиты, гособлигации или даже ещё ниже, то такие вложения должны вызывать вопросы. Чем обеспечены или гарантированы вложения ЕНПФ, если газопровод "Сарыарка" на текущий момент по сути "стартап", то есть не имеет доходов? Почему ЕНПФ вкладывает больше денег, чем акционеры АО "АстанаГаз КМГ", хотя по логике должно быть наоборот? Какая доходность у облигаций "АстанаГаза"?

ЕНПФ – это консервативный инвестиционный институт, это не венчурный фонд и не фонд рискового инвестирования. Стало быть, он не должен рисковать деньгами вкладчиков. Почему бы ЕНПФ не направить свои усилия и энергию на выкуп у государства маленьких долей действующих прибыльных предприятий, таких как "Эйр Астана", "Казатомпром", "КазТрансОйл", "Казахтелеком" и т.п.?

А реализацию инфраструктурных газопроводных проектов оставить банкам развития и предприятиям нефтегазового сектора либо участвовать в подобных полезных для страны проектах в миноритарной доле в несколько процентов, а не играть роль главного инвестора.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что газопровод в Астану и другие города северного региона очень нужен, так же, как и нужно более справедливое распределение рисков на строительство этого газопровода. Странной выглядит ситуация, когда казахстанский пенсионер рискует своими вложениями больше, чем акционер (владелец) газопровода.

Читайте также