Очень сложно давать оценки влияния пандемии и принятых карантинных мер на общество и страну, находясь в моменте, можно сказать, в разгаре стихии, не представляя границ её окончания.

Начну с конца – с памятки-инструкции по поведению в условиях пандемии, которую стали распространять в Казахстане сравнительно недавно. В ней в доступной форме изложен алгоритм действий для вероятно инфицированных, перечислены те препараты и средства, которые могут помочь во время болезни. Если бы такая памятка была разработана и распространена в мае, я думаю, сегодня очередей и паники среди населения было бы гораздо меньше. Говорю об этом в связи с тем, что у нас – в данном случае имею в виду РК и РФ – информационное поле во многом пересекающееся. И поскольку информационная составляющая в период распространения вируса стала важнейшей частью пандемии, то, думаю, назрела острая потребность в проведении единообразной информационной политики по повышению экспертных знаний и навыков у населения наших стран с целью снижения паники и некомпетентных действий населения, усугубляющих и без того сложную работу медучреждений.

К слову, об инфопандемии. Информационная волна, сопровождавшая распространение КВИ, была настолько мощной, что от неё не было никакой возможности защититься. Причём информация подавалась таким образом, что исход новой болезни только один – смерть человека, без вариантов.

Следует обратить внимание, что источником шокирующей информации для Казахстана был совсем не Китай. И, что не характерно, не Россия. А благополучная, передовая во всех смыслах Европа: уж если в Италии такое творится, то что может быть у нас, бедных!

На момент возникновения пандемии ситуация в здравоохранении Казахстана может быть описана словами "бесконечная реформа": введение обязательного медицинского страхования, вопрос "Нужна ли и в каком объёме частная медицина", курс на семейных врачей и оптимизация при подготовке медицинских кадров (закрытие педиатрической специальности), закрытие инфекционных больниц и т.п. Однако, по-моему, самым важным аспектом в этой связи является отсутствие обсуждения и понимания по поводу того, в какую сторону мы движемся, какую модель реализуем. А отсутствие нормальной медицинской профессиональной среды привело к неспособности сейчас к выработке отечественными специалистами экспертной точки зрения по поводу развития эпидситуации. В итоге медицинские чиновники просто сидели и ждали, какой алгоритм пропишет ВОЗ и международные эксперты.

Конечно, нельзя сказать, что так вели себя только казахстанские власти: почти все страны мира оказались в подобной ситуации. Но ведь выходить из этого медико-политического кризиса придётся каждой стране самостоятельно. Уже сейчас видно, что казахстанская система здравоохранения, особенно в её кадровом отношении, если и выдерживает, то с огромными трудностями. В отставку ушли или были уволены главные врачи инфекционных больниц, главные санитарные врачи регионов, начальники областных и районных управлений здравоохранения, не говоря о том, сколько врачей и медицинских работников ушли или точно решили уйти из профессии. Хорошо, если у нас не растерян потенциал для качественной их замены.

Поэтому по итогам пандемии оценка состояния системы здравоохранения, направления реформирования, работа по подготовке медицинских кадров, – это можно рассматривать как перспективное направление совместных действий для наших стран.

Жёсткие карантинные меры привели к тому, что на первоначальном этапе (март-май) не было массового заражения казахстанцев. А финансовая и иная гуманитарная помощь, которую оказали государство и другие субъекты гражданам, пострадавшим в период карантинных мер, по итогам опросов, высоко оценивается населением нашей страны.

Вместе с тем складывается впечатление, что возможности государства для помощи населения уже на исходе. При этом вопрос вызывает результативность и эффективность всех потраченных средств, насколько их расходование было адекватным в региональном разрезе, какова была коррупционная рента?

Так что впереди нас ждёт много разбирательств. И не только в связи с коррупцией. В данное время фиксируется снижение доверия населения к действиям властей. И пока что мы наблюдаем, что государственные органы заняли удобную позицию, обвиняя население в нарушении карантинных мер как основной причины распространения заболевания. Но как тогда объяснить выросший уровень заражений среди казахстанских чиновников и особенно чиновников высокого уровня – получается, тоже руки не мыли?..

Заставив население без вариантов уповать исключительно на роль государства в борьбе с вирусом, а сейчас отказывая заболевшим в медпомощи, тестировании в связи с переполненностью медучреждений и пунктов диагностики, и таким образом демонстрируя неэффективность и слабую прогностическую функцию, государство рискует повысить градус социального недовольства с далеко идущими негативными последствиями.

Я даже не беру здесь общее ухудшение социально-экономической обстановки в стране. А обращаю внимание на то, что при проведении социсследований на вопрос, что может спровоцировать вас на протестные действия, одной из главных причин назывались медицинская халатность и безответственные действия врачей и медработников.

Как показывают события июня, негативная информационная волна и та стратегия, которую выбрали медицинские власти, привели к тому, что оказались парализованными навыки и инстинкты населения с точки зрения защиты своего здоровья, поддержания качества жизни и самочувствия. Безусловно, самолечение вредно, но даже люди с хроническим заболеваниями, с уже выработанными алгоритмами лечения, перестали понимать, как себя вести в условиях распространения вируса, если в итоге этой новой болезни, неправильного её лечения – смерть. Я думаю, теперь должно пройти определённое время, необходимое для осмысления населением своих взглядов и практик, на восстановление саморегулирующихся основ общественного здоровья. И этому должна способствовать по-новому запущенная разъяснительная работа государства по поводу распространения вируса и стратегий по снижению его негативного воздействия на людей.

Больше всего вызывают озабоченность отложенные эффекты пандемии и борьбы с ней, связанные с состоянием здоровья населения. Профилактических осмотров детей до года в 2020 году толком не проводилось, многие хронические больные не получили вовремя лечения, скончались в связи с этим, диагностика не работала… А в условиях неблагоприятной экологической среды и колоссального эмоционального и психологического стресса, подорванного карантином иммунитета многие вопросы здоровья стали ещё более выпуклыми. Так что, очевидно, необходимо вырабатывать аналитический и прогностический взгляд на тему здравоохранения как важнейшей части национальной безопасности.


Текст статьи подготовлен на основе выступления на экспертной онлайн-конференции "Россия и Центральная Азия: усилия после пандемии" (25 июня, 2020 г.)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter