Лучше развивать горнорудную отрасль, чем жилищно-строительную или автомобильную

Экономист Галим Хусаинов объясняет, почему горнорудная отрасль развивается в основном за счёт иностранных инвестиций.

Если мы действительно хотим иметь экономику с устойчивым ростом, нужно развивать те отрасли, в которых у нас есть накопленная компетенция, развитость и понимание. В Казахстане это горнорудная отрасль, которая включает в себя и нефтяную. Через 50 лет нефть уже будет никому не нужна. Поэтому лучше сейчас за счёт нефтяной отрасли создать запас, который потом сможем использовать. Всё, что связано с твёрдыми полезными ископаемыми (ТПИ), вообще вряд ли в обозримом будущем будет падать в цене, возможно, кроме золота, которое пока носит инвестиционной характер за счёт своих исторических функций. Поэтому золото и ТПИ также нужно развивать.
 
Но, к сожалению, реформы в недропользовании продвигаются черепашьими шагами, что в свою очередь мешает развитию кредитования.
 
Недропользователям деньги нужны в период разведки и разработки месторождений, а в период добычи мало кому нужны, может, только в период падения цен. Но банковский кредит нынче устроен так, что требуется наличие уже денежных потоков и залогов. Ни того, ни другого у юниорских компаний нет, что делает кредитование невозможным.
 
При этом зачастую инвесторы, уже вложив определенную сумму, сталкиваются с проблемой недофинансирования уже на завершающих этапах разведки и разработки. В Казахстане нет оценочных компаний, которые бы могли сделать адекватную оценку прав недропользования. Статистики реализации контрактов на недропользования тоже нет, системы оценки типа JORK для юниоров неподъёмны, и они также требуют завершения всего комплекса геологоразведочных работ. Если не завершил разведку и контракт закончил своё действие, то продлить период разведки очень сложно, а значит, есть риск потери контракта.
 
Система взыскания залоговых контрактов недропользований очень сложная и требует колоссальных усилий и денег. Реализовать можно только через судебные торги: каждый, кто участвует в торгах, должен получить разрешение министерства. На период взыскания и продажи контракта действие рабочих программ не останавливается, а сами права не продлеваются.
 
В общем, целый ворох проблем, которые не позволяют нормально кредитовать недропользователей. Поэтому эта отрасль развивается только за счёт иностранных компаний, которые в последующем и являются основными бенифициарами данных месторождений.
 
Как вариант, я думаю, нужно:
 
  1. Развивать институт гарантирования, как это сейчас работает в "Даму", на период разведки и разработки месторождений. 
  2. Полностью пересмотреть процедуры регистрации и взыскания залогового обеспечения в виде контрактов на недропользование, в том числе разрешить принимать на баланс банков с целью последующей реализации инвесторам без волокит и судебных споров.
  3. Приостанавливать рабочие программы на период взыскания и реализации, а также продлевать действие контрактов на этот период.
  4. Разрешить использовать права недропользования как залог по другим обязательствам, в том числе когда добычной контракт одной территории используется для залога по разведке другой территории и/или типа ТПИ.
  5. Сделать публичными (без указания компаний) реальные сделки по продаже прав недропользований и долей в компаниях недропользователей с целью определения реальной оценочной стоимости контрактов на недропользование. У министерств эта информация имеется, так как все продажи согласовываются с министерствами, а это важно для определения справедливой залоговой стоимости контрактов.
По моему мнению, лучше развивать горнорудную отрасль, чем жилищно-строительную или автомобильную, так как строительная – это отрасль потребления и без устойчивых доходов такая модель становится неустойчивой, а автомобильная – это отрасль без добавленной стоимости. Если и строить, то инфраструктуру в городах и сёлах, инфраструктуру для горнорудных компаний и туризма.
 
Опубликовано на странице Галима Хусаинова в Facebook

Читайте также

Новости партнёров