Начну издалека: на протяжении многих лет в Индексе восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index, CPI) Transparency International Дания признаётся лучшей в мире с 2007 года почти ежегодно. А за всё время расчёта индекса (с 1995 года) ни разу не опускалась ниже 4-й строчки среди стран с самым низким уровнем коррупции. Эта же страна лидирует в рейтингах качества жизни и наиболее счастливых стран.

Секрет – в качестве государственного управления и привлечения на службу обществу наиболее нравственных психотипов людей, готовых работать на благо общества не за самые большие деньги. Учёные даже провели эксперимент (он есть по самой первой ссылке) и выяснили, что если увеличить заработные платы на госслужбе, то можно разрушить хрупкий баланс и привлечь тех, кто ориентирован на получение большего дохода, а значит, потенциально готов и к коррупции. Так получилось, что госслужба в процессе развития выработала именно такие критерии отбора людей.

Конечно, где Дания, а где мы. Совершенно разные культурные и исторические условия. Иное прошлое, иные институты. Однако этот пример, пусть и немного радикальный, показывает, как много зависит от того, кто осуществляет реформы и следит за тем, чтобы государство процветало, обеспечивая своих граждан всем необходимым. В таких странах и налоги платить в радость: знаешь, что потратят их по делу.

Но давайте вернёмся в суровую реальность. Трагедия в Арыси произошла из-за того, что на перенос склада с боеприпасами из центра города долго не могли найти деньги, несмотря на то, что Минфин находил недоосвоенные деньги (и неэффективно потраченные) в не самом бедном Министерстве обороны (4,2% бюджета). При этом на восстановление города потратили 56 млрд тенге, а моральный ущерб людей на деле оценить невозможно.

Самолёт Bek Air упал, судя по всему, потому что за авиакомпанией никто не следил и не видел, что детали держатся на обычном скотче, а люди погибли, потому что кто-то за взятку дал разрешение построить дом рядом со взлётной полосой, что противоречит закону. В итоге людей не вернуть. Девочку в таразской школе изнасиловали, потому что в школе не было не то что видеонаблюдения, а даже нормального туалета.

Всё это ошибки государственного управления. Когда на какие-то системные проблемы долго закрывают глаза и не хотят брать ответственность за решения, всё заканчивается громкой трагедией, которая, если уж начинаешь разбираться, обнаруживает такое количество виноватых, что государство можно попросту распускать и набирать заново.

Когда Касым-Жомарт Токаев на расширенном заседании Правительства сказал о том, что мы нуждаемся в реформе государственной службы и радикальной смене экономической политики, я сразу подумал, что приоритет должен быть именно на том, что нам необходимо сначала изменить бизнес-процессы в министерствах и акиматах. Нет более немотивированных к принятию решений людей, чем государственные служащие. Прежде чем какой-то документ появится на свет, он пройдёт десятки согласований! Я знаю даже истории, когда по регламенту государственному служащему пришлось согласовывать секретный документ, не давая его почитать тем, с кем он его согласовывает.

Сейчас стоит вопрос не только в том, чтобы сократить госслужащих на 25% – в нынешней ситуации это не поможет, о чём президент Токаев говорил в Послании. Оптимизация начинается с процессов принятия решений, которые должны менять жизнь наших сограждан ежедневно в лучшую сторону.

Я думаю, что наше государственное управление нуждается в "реформе здравого смысла", когда всё лишнее, мешающее, созданное для снятия ответственности и "бюрократии ради бюрократии" должно быть удалено из системы. Для этого нужны цифровизация, прозрачность и, как следствие всего этого, доверие.

Нынешняя система "сдержек и противовесов" (назовём её так) создана для того, чтобы предотвратить коррупцию и протекционизм в отношении необходимых лиц или компаний. Но только в самом начале этого года, когда состоялся вал арестов – от областного акима до районного судьи, мы поняли, что и это тоже очень плохо работает.

Помню, что в 2006-2007 годах была проведена довольно эффективная административная реформа: остался всего один вице-премьер, во всех министерствах сократили количество заместителей министров, ввели институт ответственного секретаря, определены стратегические и функциональные направления министерств и ведомств, чётко определены задачи и ответственность каждого министра, его замов, директоров департаментов. Куда всё это делось? Более того, численность госаппарата с того времени существенно увеличилась.

В итоге государственные служащие двигаются по инерции – условия для них созданы такие, что лучше сидеть в одной колее и никуда не сдвигаться, ни вправо, ни влево. С одной стороны, стоят санкции за несвоевременную сдачу документа или коллеги, готовые документ выхолостить, а с другой, силовики, у которых есть очень простое указание: подозревать всех и каждого в нечистоплотности (часто заслуженно).

Нередко, чтобы что-то изменить и набрать высококвалифицированных сотрудников, создаются некие проектные офисы, где процесс принятия решений проще, оплата выше и есть мотивация работать. Но эти проектные офисы – это исключение из правил, подтверждающее тот факт, что в целом огромные аппараты министерств работают просто вхолостую. Не работа, а имитация работы.

Такой же логике подчиняется в целом и квазигосударственный сектор, который должен заполнять пробелы государства как такового. Но, как мы видим, например, холдинг "Байтерек" включает 63 организации, из них 11 дочерних организаций с 2,8 тысячи сотрудников. "КазАгро" имеет 3 дочерние компании с 2 тысячами сотрудников. Административные расходы "Байтерека" превысили 54 млрд тенге, из них 24 млрд тенге – только на зарплату. Про убытки "КазАгро" и говорить не приходится – мы уже просто стараемся не обращать внимания на очередной миллиард долларов.

А ведь это институты развития, которые должны финансировать отрасли экономики, такие как строительство, сельское хозяйство или автопром. Эффективность в государственном и квазигосударственном секторах оценивается количеством бюджетов освоенных и контролируемых, а также отсутствием ответственности при очень больших полномочиях. Согласитесь, не самая мотивирующая к реформаторству картина.

Устранив из государственной службы условия, из-за которых туда приходят люди, которые только и хотят, что нажиться, мы устраним и коррупцию, и увеличим темпы реформ. Одни только "100 шагов", которые Нурсултан Назарбаев инициировал в 2015 году, реализуются до сих пор. Дело в том, что сделать реформы быстро и качественно – значит, обратить внимание внешних инвесторов и игроков, дать им понять, что здесь их точно ждёт успех.

В самом начале я сказал о том, что сначала реформа госслужбы, а потом всё остальное. Дело в том, что радикальная смена экономического курса в нынешних условиях невозможна: люди волей или неволей будут их соотносить с теми условиями, в которых они находятся, и делать так, чтобы не реализовать вообще ничего.

Самая умная и тщательно разработанная социально-экономическая программа провалится на базе сложившегося управленческого государственного механизма и крайне неэффективного менеджмента. Ещё один важный и, пожалуй, самый определяющий фактор: историю делают не программы и планы (в данном случае реформа госуправления), а живые люди.

Маргарет Тэтчер, которая на протяжении многих лет спала 4 часа в сутки, отдавая всё остальное время работе, однажды сказала: "Вспомните-ка тот день, в конце которого вы почувствовали наивысшее удовлетворение. Это вовсе не тот день, который вы провели в праздности и безделье, это день, когда на вас навалилась гора дел и вы все их переделали. В действительности жизнь – это не просто существование, жить – значит реализовать все таланты, с которыми вы рождены".

Я работал в Правительстве и говорю не абстрактно: членам Правительства, руководителям нацкомпаний и ведомств, акимам и квазигосударственному сектору надо от существования перейти к жизни и реализовать свои способности, оправдать доверие главы государства, создать все необходимые условия для народа и общества в деле дальнейшего развития и процветания нашей страны.

Я приведу ещё одно высказывание Маргарет Тэтчер: "Какая сила на самом деле движет обществом? Им движет желание каждого человека добиться лучшей жизни для себя и своей семьи. Как можно улучшить общество? Это можно сделать, если миллионы людей твёрдо решат, что создадут для своих детей лучшую жизнь, чем они имели сами". То есть самое сильное, умное и эффективное правительство будет бессильно, если не будет массовой поддержки и участия в реформах широких слоёв народа, особенно энергичной и дееспособной её части.

Тем временем нас ожидает и индустриализация, и поиск новых подходов к образованию, потому что, как показывают тесты PISA, качество нашего человеческого капитала снижается, и развитие малого и среднего бизнеса тормозится. Качество экономического роста должно основываться не на том, что мы увеличиваем добычу нефтяных месторождений, а, соответственно, и экспорт углеводородов. Это путь в никуда.

И ладно мы были бы отсталой страной без ресурсов, но нет же, у нас есть деньги, нам в ближайшие годы вряд ли грозит дефолт, даже несмотря на растущие социальные обязательства. Только нам пора бросить говорить и начать наконец-то делать. Этого, я полагаю, и ждёт президент от кабинета министров под руководством Аскара Мамина.

Известно, что Мамин – жёсткий управленец и получил кредит доверия от главы государства. Надеюсь, что он реализует свою политическую волю и изменит государственную службу навсегда.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter