В последние годы вспышки межнациональных конфликтов стали для казахстанского общества привычными, но при этом они не перестают шокировать. Кажется, что мы пережили события в Караганде и теперь всё успокоится, но потом случается избиение иностранных рабочих на нефтяных месторождениях, антикитайские митинги и столкновения с китайцами – мирные и с применением насилия, а потом происходит Кордай.

Я думаю, что именно этот конфликт для государства должен стать своеобразным сигналом о том, что далее работать в прежнем режиме невозможно. Убийство 11 человек произошло при попустительстве КНБ, МВД и управления внутренней политики, которые должны тушить такие пожары в зачатке.

Официальная версия – безусловно, разборки двух групп влияния, которые хотели заново поделить прибыль от контрабанды, проходящей через те районы. Интересно, чем занимаются местные органы КНБ и МВД, местная Ассамблея народа Казахстана, отделы внутренней политики акиматов всех уровней? Мы не можем упускать из виду тот факт, что конфликт, благодаря которому произошло невиданное до сих пор насилие с сожжением имущества, убийством и мародёрством, зрел ранее. Что дунганские парни в драке нанесли травмы аксакалу, а полиция то ли не смогла, то ли не захотела правильно отреагировать на это – не было верховенства права и ответа за проступки, и в итоге государство в этот конкретный момент просто потеряло монополию на насилие, из-за того что кто-то захотел отомстить – неважно кому, а кто-то – получить прибыль.

К сожалению, до сих пор нет и независимой парламентской комиссии, которая могла бы провести расследование случившегося и задать вопросы главам правоохранительных органов публично от лица депутатов, которые репрезентируют наших граждан, проголосовавших за них. Некоторые из депутатов только распространяли информацию, не соответствующую действительности, – о том, что дунгане не служат в армии, например.

Много доводов можно привести про обе стороны конфликта: и то, что дунгане не разговаривают по-казахски, и то, что, по слухам, они давали взятки. Всякое бывает, но ничто из этого не оправдывает насилия по отношению к, судя по всему, ни в чём не повинным людям. Были сожжены 41 жилой дом, 19 коммерческих объектов и 62 автомобиля – это ужасные имущественные потери. А право собственности должно быть нерушимо!


Читайте также: Что происходит в Кордайском районе после массовых беспорядков. Репортаж


Я думаю, это говорит о том, что мы незрелое общество. Причём даже вопрос не самого применённого насилия, а реакции общества на произошедшее. Мне довелось прочитать массу постов и комментариев, оправдывающих убийства и поджоги. Эти люди – чаще всего популисты, ищущие способ заработать политические очки – отчего-то, видимо, считают себя защитниками казахов. Но, откровенно говоря, я плохо понимаю, как народ, переживший голодомор во время советской коллективизации, может приветствовать уничтожение других людей, причём своих же сограждан. Как можно вообще, находясь в трезвом уме, впасть в такую дремучую этическую глухоту и не понимать, что высшей ценностью является жизнь человека!

Так уж сложилось, что мы живём в многонациональной и как минимум двуязычной стране – степь вообще никогда не была мононациональной. После образования советского государства мы получили свои текущие границы и стали сложным национальным образованием, в котором есть и казахи, и русские, и корейцы, и чеченцы, и узбеки, и таджики, и немцы. После обретения независимости мы все стали казахстанцами, то есть у нас единое гражданство, единая принадлежность к определённой геополитической формации, общий исторический путь. Нация, народ – это совокупность всех граждан государства, независимо от их этнического происхождения.

Все 30 лет независимости мы были единым народом, пусть и не без конфликтов, но тем не менее нам удавалось быть единым обществом, консолидированным то совсем сложными временами после развала советской империи, то нефтедолларами, которые свалились на нашу голову в нулевых. Сейчас, когда есть экономическая и социальная стагнация, велик соблазн просто заново поделить пирог и выдавить из страны тех, кто в меньшинстве, и конечно, в расчёт будет идти прежде всего национальный признак.

Кроме того, у нас изменилась демографическая ситуация: казахи сейчас в абсолютном большинстве по отношению к остальным нациям, представленным в Казахстане. Это, безусловно, создаёт ощущение собственной силы и превосходства, которое, к сожалению, не подкрепляется взрывным экономическим ростом, способным несколько затушить националистические устремления некоторых групп нашего общества.

Сейчас и перед гражданами, и перед государством встаёт один вопрос: в каком направлении развивать страну – моно- или полинациональном. В первом случае необходимо создать условия, в которых все народы учат казахский язык и делают его главным способом коммуникации или просто становятся мигрантами, во втором – сделать так, чтобы остальные народы были представлены и в правительстве, и в мажилисе, и в силовых органах, и в местных исполнительных органах – не при помощи АНК, а просто потому, что они точно такие же граждане Республики Казахстан. Сейчас крайне сложно сказать, что казахи не управляют своей страной, как утверждают некоторые наши сограждане. На нас сейчас лежит вся ответственность за сограждан.

У каждого способа продолжать строить государство и единую нацию есть свои издержки, но я уверен, что первый способ, ориентированный прежде всего на титульную нацию, чреват большим оттоком населения, потерей не просто отдельных национальностей, но потерей нашего разнообразия, которое на самом деле всегда было преимуществом, а не недостатком.

Поэтому меня как гражданина не устраивает реакция государственных органов, поэтому я считаю, что нам необходим отдельный представитель гражданского общества, желательно профессиональный НПО-шник с полномочиями вести расследования в подобных гражданских конфликтах и контролировать действия силовых органов. Как в США, где существует институт независимого прокурора. Нам нужны непредвзятые, неаффилированные мнения для возрождения доверия между гражданами. И нам нужна предельно прозрачная и жёсткая реакция на случившиеся убийства.

Многие сейчас критикуют политику межнационального согласия, которую пропагандировал Елбасы (хотя это не критика, а критиканство). Времена меняются, и она действительно нуждается в модернизации, в некотором перерождении. Настали те времена, когда государство уже не может полноценно навязать определённую доктрину, но оно может создать условия для гражданского – и в том числе межнационального – диалога.

К сожалению, после карагандинских событий, которые обошлись одним погибшим, что и послужило поводом для волнений, мы как общество, скреплённое единой судьбой, не сделали необходимые выводы, а теперь поплатились за это. Я имею в виду то обстоятельство, что на несанкционированных митингах в Караганде в январе прошлого года открыто звучали призывы о необходимости депортации армян. Это грубейшее нарушение статьи 5 Конституции РК, запрещающей разжигание межнациональной вражды. Эти противозаконные призывы выкрикивали люди невежественные, неграмотные, скорее всего в эмоциональном пылу, но они позорным пятном легли на мой народ (про Кордай и говорить нечего!).

Это деяние уголовно наказуемо, но органы прокуратуры снисходительно отнеслись к таким противозаконным действиям. То есть попустительство со стороны государственных органов налицо! Причём в данном случае – со стороны правоохранительных органов, то есть той ветви власти, которая осуществляет надзор за законностью и охраняет тем самым право подавляющего большинства общества на стабильность и безопасность. И это не первый случай.

Хотя это и не имеет отношения к межнациональному конфликту, но вспомним, как осенью прошлого года толпа женщин спортивного сложения ворвалась в клуб "Политон" в Алматы, они сломали телекамеру, занимались рукоприкладством, забрали, а фактически своровали несколько гаджетов (дорогие, в сущности, вещи, то есть кража личного имущества). И что? Да ничего! Прокуратуры и близко не было. В социальных сетях всерьёз многие обсуждали необходимость создания отрядов самообороны, суда и следствия, если государство самоустранилось от этой важнейшей функции.

Как только произошли ужасающие события в Кордае, президент Токаев назвал главную причину: "Это стало возможным при попустительстве государственных органов". Попустительство – это снисходительное отношение, а зачастую и поощряющее со стороны государственных органов по отношению к противозаконным действиям. От себя добавлю: межнациональные конфликты всегда происходят при попустительстве государственных органов. Либо мы извлечём уроки из этих страшных и трагических событий в Кордае, либо неизбежно впадём в полосу тревожной и непредсказуемой смуты.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter