Если в XX веке "горячая" историческая фаза повторялась один раз в 20-30 лет, то в XXI веке – почти раз в год. Сегодня камень преткновения – Сирия. Конфликт в этой стране нарастал как снежный ком. А началось всё просто – с граффити на стене, сделанного детьми и подписанного "Асад, уходи". В ответ на каждый протест власти применяли силу, в том числе и военную. С этого и началась гражданская война. Традиционно руководство Сирии в лице семьи Асада поддерживали многие государства, особенно Франция. Однако когда число жертв стало расти в геометрической прогрессии, все начали бить тревогу. Но было поздно. Сирия уже разделилась по этнополитическим и религиозным принципам. Сегодня в этом регионе присутствует так называемая коалиция во главе с США. В неё входят 60 стран, которые занимаются воздушными атаками против ИГИЛ.

Россия намеревается создать вторую такую коалицию, обосновывая это тем, что коалиция США на сегодняшний день неэффективна. Намерения России уже поддержали Иран и Ирак. Но массовой поддержки нет. На сегодня последние действия России уже напрямую осудили Турция и Саудовская Аравия. Появилось, много мнимых или немнимых информационных вбросов, что Россия бомбит не "Исламское государство", а инфраструктуру повстанцев. Ситуация с каждым днем всё противоречивее, карты спутались окончательно.

Как могут отразиться на мировой геополитической карте и на самой России её последние военные действия? В Сирии фактически идёт война между суннитами и шиитами. А сунниты составляют большинство исламского мира и проживают практически везде. В России, к примеру, их 30 млн человек. Это большая опасность для страны.

Но это только одна сторона медали. Пытаясь решить проблему экономических санкций, Россия, волей-неволей вывела на повестку дня мировой политики вопрос исламского мира, который может стремительно интернационализироваться. Есть опасность, что сирийский конфликт может экспортироваться в разные страны, в том числе и в наши края.

Победить такое зло как ИГ военными методами невозможно и опасно. Несомненно, это зло, с которым нужно бороться. Но нельзя забывать, что такого явления как ИГ, когда исламисты используют современные военные и информационные технологии, но при этом хотят жить по законам средневековья, ещё не было в мировой истории. 

Так как ИГ – это интернационал тёмных сил, в составе которого воюют не только представители местного населения, но и казахи, узбеки, туркмены, россияне, начинать борьбу нужно с собственных государств. Необходимо повсеместно решить такие вопросы, как справедливость и солидарность. Люди бегут из страны, потому что в реальности не видят перспектив для себя и своих семей. Соответственно, многие воодушевляются какой-то завуалированной далёкой идеей о справедливости и уезжают воевать. Этого нельзя допускать.

Какие конкретно риски сирийский конфликт несёт для Казахстана? Наша страна наряду с Россией, Киргизией, Арменией и Белоруссией является членом организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). По Уставу ОДКБ, если против одной из стран идёт какая-либо агрессия, остальные страны должны включиться в процесс обороны. Казахстан может быть втянут в совсем ненужную, абсолютно для нас чужую, непонятную конфликтную ситуацию.

Кроме этого воюющие на стороне ИГ казахи, которых, по некоторым данным, около 400 человек, могут вернуться в Казахстан. И это самое опасное. Они вернутся уже идеологически и физически подготовленными. Нельзя также забывать, что у них здесь остались родственники. Это напрямую повлияет на общую обстановку внутри нашей страны, будет угрожать безопасности людей. Аналогичная ситуация возможна в Киргизии, Таджикистане и Туркменистане.

Вместе с беженцами, которых мы согласились принимать, в нашу страну могут попасть так называемые спящие агенты. В Европу, к примеру, сейчас переселилось 2 млн беженцев. По различным источникам, 5000 из них – представители ИГИЛ.

Да и "чистые" беженцы, как ни крути, – это представители другой, чуждой, неведомой нам культуры. Казахи к другим религиям относятся толерантно, а придут люди с "твёрдыми религиозными убеждениями", которые уже увидели кровь. Это говорит о том, что мы должны принимать меры безопасности внутри страны, позаботиться о безопасности собственных граждан. Откуда мы знаем, что беженцы не начнут навязывать нам свою культуру, что эти люди, которые видели войну и кровь, не пойдут на радикальные меры?

То есть, как ни крути, а риски всё равно существуют. "Репрессивными" методами проблему не решить. Здесь нужен цивилизационный подход и цивилизационный компромисс. Нужно помнить, что источником ИГИЛ являются  массовая нищета и безграмотность. Это универсальная проблема для всего мирового сообщества. Самое главное – отсутствие исторической справедливости в отношении ислама, мусульман. США, ЕС и РФ, конечно, сообща могут уничтожить ИГИЛ. Но где гарантия, что завтра не появится другой ИГИЛ? Нужно искоренять причину, а не следствие.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter