Казалось бы, откладывать средства на чёрный день – это нормально. И где-то даже хорошо. В случае кризиса можно, например, подкинуть уголька в топку, и паровоз полетит. К сожалению, это не совсем так.

Ведь как обычно формируются излишние резервы у государства? Этот процесс обязательно подразумевает отказ от чего-то. Скажем, отказ от программ развития, экономия на социальных выплатах, на снижении уровня человеческого капитала. Короче, деньги не работают, а если и работают, то чаще всего на другое государство. Потому что обычно вкладываются в надёжные, но низкодоходные бумаги. Потому что главная цель – не приумножить богатства, а сохранить в целости некий номинал.

Тем временем, ветшает инфраструктура, размываются те или иные финансовые обязательства. Логично, что при очевидном дефиците денежной ликвидности растёт её стоимость. Соответственно, становятся высоки и ставки по кредитам, а значит, инфляция разгоняется, словно летит по наклонной. Бизнес, работая с такими дорогими деньгами, вынужден учитывать эти факторы и постоянно поднимать цену на товары и услуги. Особенно, если сам эти товары не производит.

В конечном итоге национальная валюта теряет свою покупательную способность, особенно если речь идёт о "несвободных", так сказать, регулируемых деньгах. Почему? Просто их стоимость обычно не отвечает существующим реалиям и зависит от политической воли. В первую очередь потому, что государство имеет возможность набирать некие обязательства в условиях регулируемого курса, а потом списывать их путём обесценивания валюты. Все рыночные игроки это прекрасно понимают и всегда находят способ как-то избежать потерь. Например, переводят активы в валюту, стоимость которой не зависит от воли местных политиков.

В конечном итоге копить начинают все. Покупательский спрос окончательно падает, что приводит к кризису потребления. Государство вынужденно распечатывает кубышку, достаёт оттуда дешёвые длинные деньги и пытается запустить захандрившую экономику, но, как ни странно, иногда это не получается. Особенно когда берутся стимулировать производство, а не потребление.

Проблема в глубинном непонимании того, что происходит за окном. Ресурсные демократии, не имея желания вкладываться в науку, пропускают момент, когда философия мира меняется. Известный российский экономист Владислав Иноземцев очень просто объясняет, что происходит нынче. Раньше как было? "В индустриальную эпоху технологический прогресс приводил к появлению новых, более совершенных продуктов, но каждый из них оказывался более трудоёмким, и потому дорогим. Инфляция, таким образом, была естественной. Повышенные процентные ставки – тоже. Ведь в будущем можно продать товар дороже, чем сегодня". И тем самым окупить затраты. То же самое можно отнести и к ресурсам, которые являются главным источником доходов для некоторых развивающихся стран, таких как, например, Казахстан. Ресурсы последние годы дорожали, а значит, деньги можно было привлекать под любые проценты, не опасаясь дефолтов по обязательствам. Коэффициент роста всегда давал положительную разницу. Значит, копить деньги имело смысл. Это было выгодно.

Сегодня цены на ресурсы упали. Нефть, уран, газ, металлы. Их стоимость сегодня едва перекрывает затраты на их добычу и последующую транспортировку, а перспектив на удорожание пока нет. В развитых странах ситуация схожая. Товары, произведённые ими, тоже не только больше не дорожают, но стремительно дешевеют благодаря в первую очередь техническому прогрессу. Примеров этому масса. Компьютеры, средства современной коммуникации, одежда. И в ситуации, "когда возможность продать свой товар на новом производственном цикле дороже, чем он продаётся сегодня, не очевидна, сама мысль о привлечении дорогого кредита является иррациональной".

Новость, которая приводит в замешательство неокрепшие умы. Европейский центральный банк снизил базовую ставку до нулевой отметки, а ставку по депозитам, принимаемым от банков, сделал отрицательной. 

А значит, копить становится невозможным. Нет такого спроса на деньги, чтобы обеспечить ожидания кредитора. Перед обществом встаёт вопрос: что делать с наличными, которые не были потрачены, и с результатами труда, каковые не были проданы? Банки и государства больше не могут давать высокий процент по вкладам, и тогда снижается базовая ставка, снижается стоимость кредита, как для бизнеса, так и для населения, в результате создаётся дополнительный спрос на работающие деньги, а экономика получает новый импульс.

Новость, которая приводит в замешательство неокрепшие умы. Европейский центральный банк снизил базовую ставку до нулевой отметки, а ставку по депозитам, принимаемым от банков, сделал отрицательной. К сожалению, для казахстанцев пользоваться европейскими деньгами, как, впрочем, и любыми другими, кроме отечественных, не представляется возможным. Мы "кинули" наших партнёров в 2009 году, и теперь у нас доступа к дешёвым деньгам нет. Если всё же найдутся желающие нас ссудить, то в стоимость заимствований теперь ими будут вкладываться все возможные риски. Так что бизнесу проще нынче занять на внутреннем рынке, чем размещать займы на зарубежном.

Государство теперь – наш единственный кредитор. У него есть валюта, у него есть длинные деньги, но запускать их в экономику оно боится по всё тем же причинам. Например, никто не даёт гарантии, что выданные кредиты пойдут на развитие технологий и строительство предприятий, а не будут обменены на товары или услуги, не будут выведены за рубеж или просто переведены в валюту и отложены до очередной девальвации. Естественно, что государство хочет зарабатывать на отложенном, ведь другого источника денег уже нет. Причём размещая займы дорого, оно создаёт вымышленный рост, а значит, может говорить о своей эффективности.

Да, сегодня, чтобы запустить экономику, предпринимаются колоссальные усилия. Нужно заместить оборотную массу, потерянную в 2015 году, когда из страны было вывезено в Россию более 20 миллиардов долларов. Но если использовать существующие методы, это будет долгая процедура. Даже если влить в экономику 100 миллиардов долларов, ни к чему хорошему это не приведёт. Просто получим новую инфляцию. Очередной пузырь на рынке недвижимости. А также потребительский бум иностранных товаров. В конце концов, высокий уровень частных дефолтов и потерю инвестиций.

Время упущено. Потому что, если деньги не работают, если не обеспечивают экономический рост здесь и сейчас, они быстро обесцениваются. Наши деньги уже обесценились. Мы копили, вместо того, чтобы строить дома, школы, больницы, дороги, учить детей, наращивать человеческий капитал, привлекать инновации, развивать предпринимательство. Сегодня уже поздно. С нашей заначкой мы отстаём от нового тренда развития цивилизованного мира. И поэтому у нас нет источника роста экономики в новом его понимании.

Ведь сами по себе дешёвые деньги – это награда за упорный труд и развитие технологий, за отказ от тотального накопительства и бесконтрольного всепоглощающего потребления. Ещё это – индикатор перемен. Посмотрите в будущее! В нем рост ВВП в нынешнем понимании невозможен, ведь цены будут только снижаться. И откуда ему взяться, росту, если технологии ведут к сокращению потребления ресурсов, например, нефти, газа, угля, урана и их производных – электричества, бензина, масел? Если целью стало производство качественных и дешёвых, экологически нейтральных материалов, а мир идёт к четвёртой технической революции.

Что нужно делать Казахстану сегодня? Нужно начать жить проблемами сегодняшнего дня. Перестать говорить и думать о будущем, если мы и понятия не имеем, что в нём нас ожидает. Начать тратить деньги с умом и перестать их копить. Нам нечего на них купить, потому что мы просто не понимаем, что нам нужно. В стране нет институтов развития, никто не занимается научным футуризмом. Мы просто копаем землю и надеемся быть конкурентоспособными среди тех стран, для которых ресурсы давно уже не источник экономического роста. При этом отстаём даже от тех стран, которые по структуре похожи на нас.

Образование – вот наше единственное спасение. Все деньги, которые ещё у нас остались, нужно вложить в человека. Создать ему условия для неограниченного умственного и духовного роста. Нужно обеспечить людей жильём, обучить языкам, особенно важно английскому как основному источнику научных знаний. Обеспечить безопасность жизни любыми способами. И через 25 лет мы не узнаем Казахстан. Если этого не сделать сейчас, золото превратится в жжёные черепки, и Золотая антилопа уже никогда не будет бить копытом на этой земле.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter