Последнюю неделю нефтяные котировки уверенно идут вверх. Очевидно, что оптимизм связан с неформальной договорённостью между странами-участницами ОПЕК о сокращении добычи углеводородов на их территориях. При этом сам по себе объём, на который будут добывать меньше, незначителен: если следовать оценкам самой организации, то субъекты договора до встречи в Вене выкачивали 33,82 миллиона баррелей в сутки, а теперь будут – 32,5 миллиона баррелей в сутки. Ну это, как если бы вы пили ежедневно 100 граммов, а стали пить 99. Правда, есть ещё один нюанс. Предполагается, что страны, не входящие в ОПЕК, также сократят добычу на 600 тыс. баррелей в сутки, из которых Россия даст 300 тысяч. Кто обеспечит сокращение ещё 300, ответа на встрече не было, но пара предположений по этому поводу всё же есть.

Сам по себе объём изъятия столь незначителен, что рынок мог бы и не заметить "потери бойца", но всё случилось с точностью до наоборот.

Трейдеры напугались самого факта, что игроки договорились, и бычьи настроения начали преобладать над здравым смыслом. Ситуацию подогрели и так называемые "элиотчики": по их прогнозам, роста цен на нефть было не избежать, и планка, называемая аналитиками, была как раз на уровне 56-58 долларов за баррель. В общем, это стечение обстоятельств или реально спланированный демарш, пока не ясно, но цели, которые перед собой ставили "заговорщики" из стран ОПЕК и Россия, которая была участницей процесса, достигнуты. Остаётся вопрос, когда произойдёт разворот и насколько он будет резким. Трейдеры говорят о постепенном выходе и из товара, и из бумаг, которые начали расти как на дрожжах из-за подорожания нефти. Те, кто заходил при 42, выскакивать начали уже после 53 за "бочку".

Итак, диспозиция такова. Страны нефтяных демократий устали тратить накопленные резервы, латая дырки в бюджетах. При этом даже увеличение добычи не помогло справиться с кризисом, спровоцированным низкими ценами на ресурсы. По мнению лидеров ОПЕК и России, достаточно сократить уровень добычи, чтобы всё вернуть на круги своя. К сожалению, это глубокое заблуждение. Мир инноваций шагнул далеко вперёд, и потребление будет сокращаться гораздо быстрее, чем могут позволить себе сокращать добычу стран- экспортёры. Более того, нефть не является редким ресурсом, и на фоне замаячивших перспектив полного отказа от двигателей внутреннего сгорания даже законсервированные до лучших времён месторождения будут использованы по полной.

За тридцать лет нужно продать всё, что есть, а иначе это будут уже никому не нужные запасы и нереализованные возможности.

К сожалению, Россия и ОПЕК воспринимают эти технологические вызовы недостаточно серьёзно. Достаточно посмотреть на концепцию развития самого крупного автоконцерна АвтоВАЗ. В планах гиганта даже разработок по альтернативным источникам энергии нет. Тем временем один из самых крупных автопроизводителей и потребителей нефти в мире – Китай – только в 2017 году планирует вывести на рынок 2,8 миллиона электромобилей, при общем объёме производства около 30 миллионов единиц. Более того, рост производства транспорта на альтернативной тяге будет только расти.

С одной стороны, Россию понять можно: по данным Минэнерго, в сентябре она вышла на исторический максимум по суточной добыче - 11,09 миллиона баррелей в сутки, что по году даёт 544 миллиона тонн нефти. На максимумах стоимости страна могла купаться в деньгах, она одна добывает треть от всего объёма ОПЕК. А ведь есть ещё газ и другое сырьё, но цена настолько низка, что едва перекрывает расходы госкомпаний, поэтому вести переговоры о сокращении добычи России пришлось не от хорошей жизни, во всяком случае так выглядит со стороны. В пользу этого говорит и история с Минэнерго, которое поручало российским нефтяным компаниям изучить вопрос о возможности сокращения добычи нефти и получило заключение, что: "техническая возможность снижения добычи есть в тёплое время года, однако целесообразность этого шага сомнительна".

Тем временем ОПЕК призывает страны, не входящие в картель, присоединиться к сокращению добычи на добровольных началах. И добровольцы могут появиться.

Казахстан ещё не высказал своё отношение к подписанным соглашениям, а ведь мы занимаем 17-е место в мире по добыче с 1,8% от общемирового объёма. В день мы добываем 1,6 миллиона баррелей, и это – без учёта Кашагана. К концу 2017 года, по плану, он должен прибавить нам 370 тысяч баррелей в сутки, а ведь ещё не объявлены планы по увеличению добычи на Тенгизе. Капитальные инвестиции в проект 37 миллиардов и ожидаемый прирост, даже по самым скромным подсчётам, – 230 тысяч баррелей в сутки.

Так что договор в Вене и подписанное в начале сентября совместное заявление России с Саудовской Аравией о координации действий по стабилизации рынка может сильно аукнуться Казахстану. Наш партнёр по ЕАЭС втянут в неприятную дипломатическую игру, в результате которой у неё появились непонятные для нас обязательства по сокращению добычи нефти. Найти страну, которая не является участником ОПЕК и добровольно откажется от добычи 300 тысяч баррелей в сутки, практически невозможно. Учитывая нашу страсть к поддержке разного рода инициатив, можно предположить, что уже сейчас в Казахстане рассматривается возможность поддержать нашего союзника в деле сокращения добычи. Можем ли мы себе это позволить – другой вопрос.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter