Как оказалось, столько заблуждений, сколько мы имеем относительно этого понятия, нет даже в области уфологии.

Например, удалось выяснить, что Национальный фонд – вовсе никакой не фонд, а фактически специальный счёт в банке, которым Правительство и Президент распоряжаются по своему усмотрению. Есть, конечно, обязательный трансферт в бюджет в размере 9 млрд долларов, но всё остальное – как карта ляжет.

Тем не менее, ежегодная стоимость содержания этого фонда составляет около 50 млн долларов. Как отмечают эксперты, это бюджет хорошего министерства. При этом "закрома родины" остаются самым закрытым инструментом, словно секретное оружие. Никто и понятия не имеет, куда вложены деньги, каков механизм принятия решения об инвестировании. И главное, у счёта есть внешний управляющий. Кто определяет и оценивает его эффективность?

На встрече прозвучало, что в иных фондах, имеющих ту же функцию связывания излишков, доходность активов куда выше. Так что "фонд будущих поколений" – это не то, что мы себе представляем. Более того, эта песня совсем не про нас. Поэтому рассуждать об эффективности этого спецсчёта и смысла нет. Зато есть резон порассуждать вот о чём: зачем мы все эти годы позволяли изымать деньги из экономики страны и вкладывать их в экономики других, развитых стран, таких как США, при этом формируя искусственно дефицитный бюджет, для покрытия которого привлекали кредиты.

Можно, конечно, считать, что так нам рекомендовали консультанты из уважаемых институтов или ссылаться на опыт других стран. Но опыт показывает, что подобные заначки государства начинают формировать только после того, как решены основные проблемы – здравоохранение, образование, логистика, коммуникации, обеспечение жильём и прочие насущные вопросы.

В Казахстане же всё с точностью до наоборот. Многие говорят, что если бы мы не откладывали, то эти деньги были бы разворованы или создали настолько высокое инфляционное давление, что экономика бы не выдержала, а доллар стоил бы чуть ли не один к одному. В этом утверждении есть логика, но куда хуже осознавать, что мы с этой простой задачей не справились и при большом изъятии. Да, может, и разворовали бы, но что-то бы сделали. Не построили бы 50 тысяч километров дорог, ну так построили бы 25 тысяч.

В конце концов, разве мы сейчас не кидаем деньги в топку, отправляя их на программы, которые априори должны были реализовываться все эти годы, давая работу десяткам тысяч человек? Разве строительство дорог должно осуществляться только в кризисное время?

Ещё более важный вопрос: полностью ли мы закрыли социальные обязательства перед обществом, чтобы откладывать деньги? К примеру, после кризиса 2009 года Нацфонд через "Самрук-Казыну" выделил банкам 10 млрд долларов, в том числе для поддержания банковской системы. Не будем разбираться в механизмах, но разве на это предлагалось откладывать? Ради этого мы пенсионерам отказываем в индексации пенсий, а детям – в завтраках? На эти деньги можно было построить 20 млн квадратных метров жилья, таким образом запустив экономику, при этом решив важнейшую социальную проблему.

Не отправляя в Национальный фонд один миллиард в год, мы получали бы тысячу километров новых дорог и тысячи рабочих мест, а за 15 лет получили бы страну с понятной и удобной инфраструктурой. Направляя деньги в программы развития, в частности, создавая условия для кредитования бизнеса под 2-3% годовых, мы получили бы сегодня государство с развитой промышленностью и сельским хозяйством, а не закредитованного бизнесмена, который большую часть времени думает, как погасить проценты по кредиту, даже не вспоминая про основной долг. Мы бы создали нацию бизнеса, которая нуждалась бы в рабочих руках, инженерах, менеджерах, в конце концов, в новых технологиях, а не торговала бы на базарах.

Создав систему государственного ипотечного кредитования с развёрнутой программой строительства, поддержкой кооперативов собственников и грамотным налогообложением за 2 млрд долларов в год, мы бы уже давно обеспечили всех нуждающихся жильём и, наконец, решили проблему с низкой рождаемостью. Вкладывая миллиард долларов в год в обучение казахскому и английскому языкам, мы бы добились, что сегодня даже старушки говорили бы на трёх языках. Дав всего 3 млрд долларов автопрому в качестве беспроцентного кредита, мы получили бы несколько заводов с практически полным циклом производства и обеспечили бы себя на 100% собственной сельскохозяйственной техникой, автомобилями, городским транспортом и междугородними автобусами.

Замечу, если сложить всё перечисленное, то мы не потратим и 10% средств Нацфонда. Все эти годы нам нужно было использовать полученный шанс – тратить деньги на строительство государства, а не сидеть на мешках золота, не попрошайничать, собирая кредиты под бешеные проценты. Тогда сегодня не пришлось бы констатировать падение сборов в бюджет чуть ли не в половину. Экономика развивалась бы по другому принципу, значит, последствия мировой стагнации были бы куда меньше.

У нас был шанс создать совершенно уникальное государство практически на пустом месте. Израильтяне, например, воспользовались этим шансом после обретения независимости. Сегодня территория, равная половине Северо-Казахстанской области, снабжает полмира ягодами и фруктами, американскую армию – курятиной, экспортирует свинину в десятки стран (несмотря на религиозный запрет), является лидером в области IT, собирает, вопреки водному дефициту, по 40 центнеров с гектара пшеницы. И это при том, что государство находится в состоянии военной мобилизации.

Нужно отметить, живи мы сегодняшним днём без всяких фондов, были бы банкротства, мошенники, возможно, не всё пошло бы во благо, но мы хотя бы попробовали. Сегодня спецсчёт, именуемый Национальным фондом, больше похож на заначку, отложенную на похороны, чем на фонд спасения. Особенно если вспомнить, что Президент снова запретил его открывать. Слишком много надо спасать, к сожалению, мы можем просто не справиться.

Остаётся маленький шанс, но для этого нужно достать деньги и дать их рынку. Безотлагательно. Параллельно создать условия для снижения инфляции. Это на самом деле просто. Давайте раздадим деньги и начнём строить. И раздать надо не только олигархам на их заводы. Разделим деньги на три части: одну – фабрикантам, другую – на инфраструктуру, третью – на строительство жилья в рамках новой программы "Мой первый дом". Получится по 30 млрд тенге на каждое направление. Поверьте, мы не узнаем страну через 5 лет!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter